3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Июль 2017 >
П В С Ч П С В
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сообщения чата
Сейчас 263 гостей и 1 пользователь онлайн
  • Юрий Фёдоров

PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
4266.jpg

Эпизод \\\\[114й]////
МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ


•>> Сборы были недолги
•>> Свидание в ночи
•>> Лидочка и Илья: время странных историй
•>>
Возвращение на базу
•>> Любовь, секс – в афоризмах и диалогах из кино


strawberry.jpg
10 августа 1972 г. (вторник)

      В сценах любви, женщины отвечают за декорацию, мужчины за постановку.
Из записных книжек офицера разведки
<<••>>
      — Кончил дело – убегай смело!
Из худ. к/ф-ма «Белый рояль»

      После смены караула подхожу к Журавлю и он, отведя меня в сторону, тихо говорит, что сегодня свидание с нашими девушками из объективного контроля по плану. Вчера он был со своей Оксаной один, сегодня нас будут ждать обе.
      Вечер прошёл в ожидании. Вечерняя проверка. Отбой.
      Не спалось. И волнение предстоящего свидания давало знать о себе напряжением в трусах неимоверно! Вот что значит половое воздержание.
      Через час после отбоя меня будить не пришлось: когда Вовка стал одеваться, я тоже поднимаюсь, достаю из-под матраса припрятанный спортивный костюм и надеваю. А куда девать выпирающее хозяйство? Да чёрт с ним, курточка навыпуск, ночь на дворе – никто приглядываться не будет. А на свидании сие станет очень кстати!
      Свернув шинель, укладываю её вместо себя под простынёй, поднимаюсь и натыкаюсь на ненавистный галагинский взгляд. Он прекрасно знал, куда по ночам бегает Журавель, а поскольку я иду с ним... Значит, я тоже иду трахаться! А он?
      А ты, сволочь, Галага, будешь дрочить под простынёй, представляя, как мы это будем сейчас делать!
      С Журавлиным устремляемся к выходу. Тут с постели срывается Ёсипов и перехватывает нас у Ленкомнаты.
      — Кручинин, Журавлин. Вы куда? Быстро в постель. Я сказал. Никаких самоходов.
      И он берёт меня за плечо.
      — Ёсипов, в чём дело? Я иду в туалет! — затем смотрю на его запястье у себя на плече. — Руку убрал!
      Старшина, повременив, нехотя, меня отпускает.
      — Мне доложить комэске?
      — Да, доложи Мельникову, что мы с Журавлиным ночью ходили в туалет!
      — Ёсипов, думаю, что ты комэске не станешь ничего докладывать! — проговорил Лелека. — Иначе если я ему кое-что доложу про тебя... Пошли, Юр!
      И мы выходим из казармы. Идём мимо сортира. Пусто и тихо вокруг. По тропинке быстренько сбегаем с кручи.
      А вот и наши девочки. Они нас уже ждут.
      Переплетение рук, объятия, поцелуи.
      — Я так по тебе скучал! Всё время думаю о тебе! Весь караул вчера только о тебе и мечтал, Лидок! — нежно на ушко между поцелуями в шейку говорю я.
      Журавель напоминает, что в нашем распоряжении только два часа.
      — Как мало! — говорю я. — С Лидочкой нужны отношения, ради которых готов потратить вечность.
      Лида посмотрела мне в глаза и благодарно положила свою красивую головку мне на плечо.
      И мы расходимся попарно.
      Трахаться вместе Журавель отверг ещё вечером, резонно заметив, что Лида в первую встречу мне может и не отдаться. А это сделает напряжение и его интим с Оксаной.
      Ладно! Посмотрим!
      Мы с Лидочкой, обнимая друг друга, идём вдоль Удая. Моя рука сперва прижимает девушку к себе за плечи, потом ложится на талию. Находим место, которое не очень хорошо просматривается сверху. И садимся на травянистом ковре. Я не могу сдерживаться, мой зверёныш рвётся на свободу. И потому с шепотным рассказом, как одиноко без её глаз бывает в полёте, начинаю свои поцелуи. Знаю, дразнящие поцелуи, которым меня научила Иринка и которые я оттачивал с Татьяной, очень нравятся девушкам. Я не ошибся и здесь.
      Вскоре мы уже лежали. С первой же минуты нашего уединения я ощутил волнующее эротическое влечение, которого не испытывал уже давно. Пока я зацеловывал лидочкину шейку, целовал ушко, мои коварные руки расстёгивали халатик. Под ним была лишь узкая полосочка трусиков. Лифчика не было.
      Рука заскользила под резинку.
      — Нет, Юрик, нет! — её рука начинает мешать моей, не даёт проникнуть ниже. — Это же у нас первое свидание!
      Ослабеваю натиск. Но руку оставляю в засаде.
      — Ну и что, любимый мой человечек! Я так его ждал! — и целую, целую. — Обними меня!
      — Но ты, агрессор, не будешь?..
      — Конечно, нет!
      Лидочка, поразмыслив, обнимает меня за шею. И наши уста смыкаются. Я пытаюсь своим язычком увлечь её язычок в хоровод и танец. Кажется, мне это удаётся. И снова перехожу на всё лицо, левое ушко, на лебединую шейку.
      С шейки, совершенно не торопясь, спускаюсь на ключицы, затем на грудь!
      Небольшие размеры (первый или второй), как у девочки-подростка, с острыми сосочками, даже в темноте ночи давали мне возможность восхищаться ими. Этого места не касались солнечные лучи, белая полоска, а я касаюсь. Губами, шаловливым язычком! Они должны были усыпить бдительность моей Лидочки. И им это удалось.
      И мои пальчики уже ласкают мех киски. И погружаются внутрь...
      — О, Юр!
      — Не надо ничего говорить! Я всё помню: это наше первое свидание! Поэтому ничего такого быть не может! Я сам такой! Только петтинг!
      — Что такое... петтинг?
      — Это ласки без... без секса... чтобы нам было хорошо...
      — Какой же ты у меня предупредительный.
      И Лидочка сама находит мои губы. Руками прижимает к поцелую меня за шею и затылок.
      А я снова переключаюсь на грудь, сосочки. Одновременно освобождая от халатика левую руку.
      — Целовать такую прелесть – память на всю жизнь! — шепчу я.
      Больше ничего не говорю. Пусть говорит язык наших тел, ласк и любви.
      Лидок и не заметила, как уже голой спинкой положена на траву.
      — Я не могу не касаться своим телом твоей бархатной кожи!
      И моя спортивная футболка отброшена в сторону халатика.
      — Какой ты медвежонок!
      — Какая ты у меня красивая! Медвежонку так нравится, когда его поглаживают нежные девичьи ручки.
      Вскоре своими страстными поцелуями начинаю спуск всё ниже и ниже. Животик зацелован весь. По пупочку прошёлся язычком.
      — Лидочка! Целовать твою стройную фигурку – это значит, понять, что такое любить! — шепчу я.
      Губами спускаюсь всё ниже и ниже. Узкие трусики помеха доставить удовольствие любимой. Только это! Никакого секса! Только это! Я нежно приспускаю их. И, вспоминая димины уроки, начинаю покрывать поцелуями лобок, ухоженную киску. Этот запах, запах красивой похотливой самочки дурманит голову.
      Но трусики и приспущенные являются помехой!
      — Не волнуйся, девочка моя! Всё будет хорошо! Хочу только ласкать тебя всю.
      — Но я...
      — Петтинг! Только это!
      И трусики оказываются в стороне. Сладкий, убаюкивающий мой голос незаметно умолкает. Я занят другим.
      Лидочка уже стонет от моего шалунишки-язычка. Он прошёлся и там, и по внутренней стороне узких бёдер. И девичьи ножки под моими ласками раздвигались всё шире и шире. Сами по себе. Вот ножки уже распахнуты. Я слышу только прерывистое дыхание, лёгкое «Ах!» Ну, конечно же, снова я хочу целовать животик... Сосочки...
      Поцелуями поднимаюсь всё выше и выше. И, разумеется, чтобы что-то прошептать моей любови. Я лежу уже весь на Лидочке, между её ножек. Когда треники с трусами оказались у меня на середине бёдер, об этом история умалчивает.
      — Лидочка... Я хочу сказать...
      Резкий толчок! Мой зверёныш сам нашёл свою норку! Когда я краем сознания ощутил, как мой удалец заполняет всю Лидочку изнутри, то новый взлёт моей страсти так захватил меня, что я вначале почти отключился.
      — Ах! О, Юрочка... Ты же обещал! — её руки сгребли мои волосатые ягодицы, что только поддало мне жару.
      — Да, конечно, любимый мой человечек! Как это получилось! Ты, твоя нежность, ласка заставили забыть всё! Да! Сейчас, Лидочка! Как мы давно друг друга знаем! Целое столетие! Мне неважно мои ощущения! Только ты!
      И начинаю лёгкие фрикции, погружаясь всё глубже.
      — Но, Юрик...
      — Не надо ничего говорить, зайчонок... Нельзя прерывать, иначе девушка заболеет! Надо всё доводить до конца... Твоё здоровье – прежде всего!..
      Это были волнующие моменты. Даже эта вся прелюдия до оргазма была просто восхитительной! Ощущать, что находишься внутри стройной, красивой молодой женщины – это было верхом самого сильного наслаждения. Я готов был ЭТО делать каждый день без оргазма, сие тоже было великолепием отношений... Нет, ну, не совсем без оргазма – это будет уж слишком! Конечно, с ним!
      Продолжаю целовать эту шейку. Ведь мне главное – что чувствует мой Лидок. Лидочка уже замлела, даже в темноте виден появившийся румянец у неё на щёчках (по сравнению с носиком и лбом), дыхание становится более прерывистым. Целую ушко. Её руки с шеи и со спины оказываются на моей волосатой заднице. Это верх удовольствия – когда девичьи пальчики мнут мои булочки, разводят и сводят их...
      Чувствую приближение у себя финала. Я могу сдержаться, переключившись мыслями на завтрашние полёты. Но не хочу!
      Всё! Теряю счёт времени! Я перехожу на жёсткие фрикции.
      — О, да! — прошептала любовь этой моей ночи. — Нет! Это же... первое... свидан...
      И вдруг стоны подо мной, она стала извиваться и нанизываться на меня снизу, мешая мне и не попадая в такт!
      Я прикрикнул:
      — Замри!
      Она меня не слышит. И тогда я руками где-то сзади, стараясь не выйти из неё, нахожу её раздвинутые ножки и забрасываю их себе на плечи. Так мне не мешают и продолжаю долбить норку своей любви. Чувствую пульсацию пениса в тугой и горячей дырочке. Вот сейчас! Это оно! Где-то издалека слышу чей-то стон, вскрик. Но я сам могу стонать! Мне хочется вскрикнуть... Начинается всё! Пошёл в разнос, чувствую взрывные, ураганные ощущения, вырывающие меня из этого мира. Я знаю: это полёт в неизведанном направлении с курсом куда-то в рай! Движителем моего полёта был тестостерон, который, наконец, нашёл выход. Я выстреливал своё самое сокровенное раз за разом, а лидочкина тугая щелка выжимала из меня всё новую и новую порцию.
      Ещё никогда не было мне так хорошо. Не помню, сколько это продолжалось. Я кончал со стоном.
      Не знаю, когда я замер.
      Медленно возвращаюсь на грешную землю.
      — Солнышко... Ещё?
      — Что... это было?
      — Это была любовь, котёнок мой сладкий!
      Продолжаю целовать эту замечательную шейку. Эти щёчки, эти глазки.
      — Я не могу без тебя, без этих ощущений... с тобой! Лидочка!
      Я переваливаюсь на спину, слегка увлекая девушку за собой.
      — Молчи, ничего не говори! Боже, как стыдно! В первое же свидание...
      — Не следует себя осуждать! Ты, самый красивый, самый сексуальный человечек на земле. И никому нет дела до того, что сейчас произошло... Если нас посетила... Любовь... с большой буквы... Да-да! Это тоже Любовь. Когда я делаю тебе хорошо!
      Она не смотрит мне в глаза. Опускается головой мне на грудь. Пальчиками перебирает мех...
      — Юр, ты же обещал, что ничего в первый раз не будет!
      За подбородок поднимаю её лицо. Запечатываю её уста своим поцелуем.
      — Не владел собой! Такая красота рядом... Я не мог не ласкать, не целовать! А потом я просто сошёл с ума от тебя! Ты так умеешь вскружить голову!..

      Мы полежали в объятиях. Хотелось касаться её волос, лица, интимных частей обнажённого девичьего тела, которое в те минуты принадлежало мне.
      Разговорились. Лидочка спросила о моём опыте. Отвечать, рассказывать о Татьяне не хотелось, о Диме – кратко не расскажешь.
      — Стоит ли об этом говорить? Чаще всего о том, как это произошло, интересует не женщин, а мужчин! Ты хочешь об этом поговорить? Ну, и как ЭТО случилось в первый раз?
      Лидочка подняла своё лицо и в темноте взглянула в мои очи.
      — Но это останется между нами? Оксана и Вовка об этом не узнают?
      — Безусловно!
      Лидочка улеглась между моих рук поудобнее и стала рассказывать...
<<•>••<•>>
Время метаморфоз...
Время странных историй...
Время странной любви...
Странное время...
Исия ХАНАКО
 
      Первый постоянный друг у девочки Лиды появился, когда ей исполнилось едва пятнадцать. Парень был старше её на два года и до этого уже крутил роман с лидиной подругой Юлей, которая оказалась очень болтливой и любила прихвастнуть. Так, она давала всем понять в классе, что уже не девственница и почти ежедневно трахается с Ильёй. Нельзя сказать, что Юля этим вызвала зависть одноклассниц – ведь почти у всех были приятели. Но каждый раз, когда одна из них рассказывала о своих приключениях, скорее всего, вымышленных, у Лидочки появлялось странное чувство. Это был приятный зуд, после чего наступало страстное желание ласкать свою киску. Проделывала это обычно перед сном, причём представляла себе, что занимается сексом с Ильёй, который очень нравился девушке-подростку и, в отличие от болтливой Юлии, был спокоен и скорее сдержан. Когда Илья однажды узнал, что Юля его компрометировала перед другими девушками, может, по другой причине, их дружба на том закончилась.
      Школьный вечер помог Лидочке познакомиться с ближе Ильёй. Это было не просто. Выставить свои прелести перед ним – это был единственный шанс девушки. В отличие от подруги, которая уже могла показать полную тугую грудь, лидочкины сисечки были как у девочки-подростка, однако фигура у неё, узкие бёдра смотрелись лучше. Прямые красивые ноги, тугая попка, длинные светлые волосы и глаза, которые, как казалось, так и зазывали. В этом Илья признался девушке позже, когда она уже перестала быть девушкой. Лидочке хотелось бросаться в глаза, даже не отдавая отчёта почему, именно своей небольшой грудью. Прежде всего, на тот вечер она выбрала очень тесные трусики. Вместо джерсовой футболки надела белую полупрозрачную кофточку с бретельками «спагетти». Над вырезом у груди было немного кружев бледно-зелёного цвета. Однако именно зелёный цвет привлекал взгляд и неотвратимо вёл глаза к видимым сквозь материал остреньким, ещё не целованным соскам.
      Когда Илья заметил девушку, у него сразу «заискрило», его взгляд начал преследовать Лидочку. Они потанцевали и потом они стали встречаться. Внутренне девушка ликовала от счастья.
      Лидочкины родители воспитывали её довольно-таки строго, с обычными предупреждениями насчёт ребёнка, который обязательно появится, если совершит половой акт с парнем. Предки попросили, чтобы представила своего друга. Илья им, очевидно, понравился, так как они позволяли им вместе ездить к нему на дачу, когда там были его родители. Лида уже разрешила парню поцелуи и прикосновения, но только выше пояса. И эти поцелуи и прикосновения очень нравились, наверное, потому, что по спине бегали мурашки.
      Однажды, когда родителей юноши на даче не оказалось, они загорали в саду. После таких ласк Илья так возбудился, что даже плавки не могли скрыть его сильную эрекцию. Он стал особенно нежным и настойчивым, и уже касался внутренних сторон бёдер. Девушке это казалось ещё довольно диким, ибо не могла быстро преодолеть свои комплексы и всячески препятствовала рукам Ильи залезть ей под узкие трусики.
      Очередная атака с целью овладеть тем, что находится ниже пояса девушки, как раз закончилась. И тогда Илюша предложил Лидочке необычное пари. Поспорил с ней, что свяжет девушку обычной ниткой длиной двадцать сантиметров. Условие было такое: если Лиде удастся освободиться, тогда он целый месяц водит её в парк, в кино, на танцы, по кафе и платит за всё сам. Каждый вечер. А если нет, тогда девушка разрешит ему исполнить его желание – поласкать её так, как ему хочется.
      Лидочка согласилась, поскольку решила, что связать её 20-сантиметровой ниткой – это просто несерьёзно. Илья достал из кармана рядом лежащих шорт, видимо, заранее припасённую катушку чёрных ниток.
      — Ты, наверное, собираешься мухлевать, это же непростая нитка, — сказала Лида.
      — Пожалуйста, можешь проверить, — последовало предложение.
      Девушка убедилась, что они обычные. Это была чёрная нитка средней прочности.
      — Двадцать сантиметров, как договаривались, — напомнила Лидок.
      Вдвоём с помощью спичечного коробка они отмерили 20 сантиметров.
      — Ложись на спину, головой к яблоне. Заведи руки за ствол дерева, — попросил Илья.
      Держа руки Лиды в таком положении, Илья свёл их друг к другу и крепко обернул нить шесть или семь раз вокруг указательных пальцев, прямо у основания, и концы связал узлом. Только когда началась попытки девушки освободиться, нитка начала больно врезаться в пальцы.
      — Ну что, не получается распутаться? Всё! Пари проиграла!
      — Но будешь ласкать только выше пояса!
      — Эээ, нет! По условиям пари – как я захочу!
      Илья утешил Лидочку для начала длинным страстным поцелуем. При этом его руки начали расстёгивать лифчик. Он тут же начал целовать острые сосочки Лидочки, а затем стягивать узкие трусики. И именно в тот момент девушка поняла, что сейчас случиться непоправимое! Она пробовала оказать сопротивление, но 20-сантиметровая нить и ствол дерева практически обездвижели её.
      Прикосновение губ парня к соскам и пугало, и уже подсказало ей, как прекрасно будет всё, что последует за этим. Было очень стыдно, неловко и страшно то, что может затем произойти. Последняя попытка удержать Илью была предпринята только сказанным вполсилы словом «Нет». Но юношу уже ничего остановить не могло. Увидев, что парень стягивает с себя плавки и скакнувший к небесам его пенис, девушка закрыла глаза. И только тихо просила развязать её.
      Теперь путь, который Илья так страстно хотел завоевать, был свободен. Его рука сперва мягкими движениями вверх и вниз ласкала между лидочкиных ног, а один палец скользил в щелку и по клитору. Вскоре это привело девушку в такое возбуждение, что напряжение в теле ослабло. И низ девичьего животика стал двигаться навстречу его рукам. Появилось странное желание продолжения его ласк.
      Когда она открыла глаза, увидела, что Илья в другой руке держал член, весь испещрённый жилками и влажной залупившийся головкой. Это зрелище для неопытной Лидочки было не из приятных. Испугавшись вида голого парня, Лида снова зажмурилась и уже не могла фиксировать, что происходило вокруг. Щекотание во влагалище усиливалось всё больше. Ей стало жарко, тело пронизало блаженное, пьянящее подрагивание, которое медленно затихало. Лидочка не могла всё это осознать. Тут она почувствовала, как юноша ложится на неё, и впервые ощутила вес голого парня. Неожиданно он коленями настойчиво раздвинул её ноги. И что-то инородное медленно стало искать вход. Потом он резко вошёл... Низ живота пронизала колющая боль, за которой последовал негромкий вскрик девушки. Впрочем, уже не девушки!
      Илья прошептал:
      — Ты была невинной? Спасибо! Ты свою девственность берегла для меня... А боль скоро пройдёт...
      Ощущения молодой женщины его уже не интересовали. Он начал просто тупо её трахать. Она не успела ничего прочувствовать. Илья быстро кончил. И только потом разрезал нитку, связывавшую её вокруг ствола дерева.
      Лида не знала, как себя вести с этим парнем, который только что её лишил невинности. Он не стеснялся своей наготы и не давал одеться Лидочке. А потом, поставив её в положение на четвереньки, Илья овладел ею второй раз. Вот тут Лидочка ощутила мощный оргазм. Да такой, что стон вырывался откуда-то из глубин груди, руки и ноги её стали подкашиваться и лишь парень своими сильными руками продолжал её удерживать в позе сношаемой. Только кончив в неё, позволил Лидочке сползти с его влажного члена и растечься по траве.
      Они долго лежали в объятиях друг у друга. Потом Илюша взял руку Лиды и подвёл к своему члену. Ствол был горячий и твёрдый, однако не такой толстый, как рассказывала её одноклассница Юля. И тогда Лидочка поняла, что её подруга просто всё придумывала. Она закрыла глаза и только так смогла ощупать и его крупные, покрытые лёгким пухом, яички.
      Лидочкины прикосновения возбудили Илью вновь. Она уже не сопротивлялась, позволила лечь на себя парню. Илья провёл несколько раз головкой члена ей по половым губкам и клитору. А потом раздвинул коленями ноги, и резко овладел ею в третий раз...
      19.jpgВдогонку:

      •>> — Я серьёзно! Он спустил штаны и вытащил член! Сказал: «Поздоровайся с ним, я сделаю тебя счастливой, дорогая!»
      — Отвратительно!
      — Да нет, это было круто!

                                              Из америк. худ. к/ф-ма «Красота по-американски»
<<•>••<•>>
 
      Мы помолчали.
      — И где сейчас Илья? — спросил я.
      — Женился!
      — На...
      — Нет, не на Юле! На девчонке, которую он привёз из армии...
      Задаю вроде бы невинные вопросы, а сам чувствую, что мой безутешный удавчик уже давно поднял голову... Головку... Он готов к волшебству дальше... Мне страстно захотелось быть с Лидочкой ещё. Её рассказ словно вдохнула в меня новую жизнь. Как я был счастлив и по-мужски горд собой, когда, отдав себя без остатка, через короткое время почувствовал в себе желание любить ещё!
      Оказалось, учить Лидочку делать минет не надо. Это было не менее волшебно, чем секс традиционным способом. Правда, как выяснилось, с проглотом она сделала это впервые. С началом моих стонов она хотела отстраниться и довести меня до пика своим волшебным кулачком. Я не позволил ей это сделать... Я невольно вскрикнул от восторга, в бешеном оргазме сжимая руками красивую голову Лидочки.
      Зато потом я её поцеловал, как самое родное, самое очаровательное существо на свете.
      Мы отдыхали в объятиях друг у друга.
      Её головка снова покоилась у меня на волосатой груди. В лидочкином кулачке оказались мои яички.
      — Знаешь, как это называется? «Жизнь парня в кулаке»! — и она слегка сдавила «мою жизнь». — Не больно?
      — Нет, скорее приятно. Но сильнее не стоит!
      — Юр, ты – молодец! Как ты был нежен! Как внимателен и чуток... Я замлела от твоих рук. Сильных, волосатых и нежных. И даже не заметила, как ты раздел меня всю...
      — Я старался доставить тебе, Лидочка, наслаждение любви от парня, который умеет летать!
      — Юрик, ты можешь мне пообещать?
      — Смотря что, котик!
      — Ты никому не скажешь, что в этот вечер у нас... всё было! Пусть Оксана и Вовка будут считать, что в первый раз... я...
      — Хорошо! Как скажешь, любовь моя!
      — Юра! — слышим приближающийся зов Журавля.
      — Лид! — зовёт Оксана.
      — Чёрт! Они же нас увидят!
      Мы подскакиваем и начинаем живо натягивать на себя одежду.
      Как назло, одеваются мои треники задом наперёд. Пришлось их стягивать и надевать по-новой. У Лидочки другая проблема: никак не может отыскать свои узкие трюселя.
      — Ты куда их задевал!
      — Кажется, я их проглотил! Слушай, а, может, я их не снял и они оказались у тебя внутри?
      — Юр, не шути так!.. А вот!
      Надеть их Лидок не успевает. И прячет трусики в карман халатика, когда на тропке появляются Журавель с Оксаной. Я едва успеваю натянуть треники как надо.
      — Вот вы где!
      — Да мы и не прятались! Просто сидели, разговаривали.
      — Юра столько знает про кино!
      Мы все вместе начинаем по тропке подниматься вверх.
      — Расскажешь про кино нам всем? — лукаво спрашивает Оксана.
      — Обязательно!
      У входа в гарнизон мы попарно прощаемся. Долго и сладко целую Лидочку в спелые минетные губки. Целую носик, щёчки, шейку. И снова продолжительный поцелуй в засос. А руки ласкают и грудь, и попочку сзади.
      — Всё-всё-всё! Мальчики, идите! Завтра у вас полёты! А то мы так не расстанемся!
      — До завтра, девочки!
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — Лицо любой женщины светится после такой потрясающей ночи!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»

      Мы смотрим на удаляющиеся во мглу наших подруг.
      Не отрывая взгляда от женских фигур, спрашиваю:
      — Володя, а ты её потягиваешь с презиком?
      — Нет! А зачем? Это её проблемы, чтобы не подзалететь! — и добавил наставительно: — Резинка притупляет наслаждения! А так чувствуешь её всю. Изнутри...
      И я подумал о том, что эти две несколько раз за вечер осеменённые нами молоденькие женщины уходят к себе в общежитие с нашими зародышами в себе!
      Но как это приятно – возвращаться «на базу» после полнокровных половых сношений! Будто выполнил боевую задачу в тылу противника. И ещё получил от этого удовольствие!
      Направляемся в сторону туалета. Заскакиваем, чтобы отлить. И у него, и у меня стояк продолжается даже после свидания. Видимо, нашим молодым организмам тех спусков, что случились сегодня, оказалось мало. Да, конечно же, могли бы ещё! Целую ночь! Прерываясь на короткий сон...
      Поэтому и Журавель, и я, чтобы достать своих скакунов, приспускаем спортивные треники с трусами и мочимся, слегка наклонившись.
      — Ну, у тебя и монстр! — говорит Вовка, намекая на толщину моего пениса.
      — Нормально! — отвечаю.
      И без стеснения смотрю, какой у него.
      — Ну, у тебя тоньше, зато подлиннее!
      — 19 на три с половиной! Тоньше, раза в два!
      — Зато на сантиметр длиннее! Рад этому?
      — Поменяемся?
      — Меня мой устраивает!
      — Хотел бы попробовать таким!
      — «Таким» или «такой»? — улыбаюсь я.
      — Чего? А! Да ладно тебе! — лыбется Журавель. — «Таким»!
      — Мечтать не вредно! «Таким» уже не попробуешь! Можешь ощутить лишь «такой»!
      — Ну, ты шершень! Пусть «такой» Лидок ощущает!
      Мы смеёмся.
      Упаковываем своих тружеников. Потом крадёмся к казарме. Теперь если кто нас увидит, мы с Журавлиным были в туалете! А мы ведь там действительно были!
      — Ну, как? — по ходу интересуется Володя.
      — По-моему, нормально-хорошо!
      — Кончил своим толстым перфоратором?
      — Ммм... Знаешь, ты был прав! На первом свидании Лидок не отдалась!
      А сам мысленно припомнил тесную пещерку, которую долбил своим бойцом невидимого фронта, девичьи стоны подо мной и сладость концовки.
      Журавлин внимательно глянул на меня.
      — То-то, я смотрю, ты натягивал штаны, когда мы появились на тропке! — и засмеялся, паразит...
      В казарме быстро раздеваемся до трусов. Шинели водружаем на вешалку.
      Ёсипов спит (или делает вид, что спит), отвернувшись к стене. Галага вроде спит на боку в сторону моей кровати.
      Я беру мыло, полотенце и на цыпочках, чтобы никого не разбудить, устремляюсь в умывальник. Володя следом. До колен приспускаю трусы для обмывания. Но наклоняюсь, чтобы из-под крана напиться сырой водички.
      Вовка, проходя мимо, всей пятернёй звучно хлопнул меня, стоящего буквой «зю», по волосатой заднице.
      — Ну и попец у тебя! — говорит он, раскладывая мыльницу на полочке.
      Я отрываюсь от питья:
      — Что, не нравится? — и снова утоляю жажду.
      — Наоборот! Такие бабам по душе!
      Приступаем к омовениям. Моем свои концы. Друг друга не стесняемся.
      Видя, как я тщательно намыливаю свой стрежень, Журавлин смеётся:
      — Вижу-вижу! Не дала она ему в первый раз! Как же!..
      — Ладно-ладно! Я тебе ничего не говорил!
      Холодная вода приводит к успокоению и Вовку, и меня.
      Вытираемся. Натягиваем трусы на свои курсантские задницы и молодецкие гениталии, и идём в кубрик. Сажусь на кровать, прячу спортивные кеды под тумбочку. Затем поворачиваюсь к Вовке. И натыкаюсь на злые глаза Галаги. От неожиданности он их быстро захлопывает, делая вид, что спит. И я передумываю что-либо говорить Журавлю...
      Укрываюсь простынею, сладко вытягиваюсь.
      И воспоминания своего жаркого секса начинают снова шевеления в курсантских труселях. Спустя секунду-другую я понял, что поднимается не только чувство благодарности к моей девушке за встречу – в трусах стремительно рос и креп мой меч-кладенец, наливаясь непонятно откуда взявшимися новыми силами.
      Как хорошо всё-таки с девчонкой поделиться своим тестостероном!.. Физиологи утверждают, что этот мужской гормон женщинам тоже необходим! Сегодня я был хорошим донором!
      А интересно, с какими мыслями лежат в постели сейчас Лидок и Оксана? Что они открыли тайну своих парней, увидели их голыми, как у них стоит, и узнали, как они кончают?
      Чёрт! Внизу уже всё деревянно! Пришлось даже ложиться на бок, чтобы не выпирало из-под простыни. Ибо мой супер-герой уже снова рвётся в бой! Хоть снова поднимайся и в спортивных трениках беги к «чудильнику» (женской общаге) и вызывай Лидочку к реке «поговорить».
      «Ладно, хватит на сегодня!» — решаю я.
      И, поворочавшись, с этими мыслями засыпаю.
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — Жёстко занимаясь любовью с женщиной, ты мстишь ей за то, что в жизни не удалось!
Из америк. худ. к/ф-ма «Большой капкан, или Соло для кошки при полной луне»
0_123456_01_k.jpg
 Сibi, potius, somni, venus omnia moderata sint¹
 
      <<•>> В романах часто пишут о хлопотах с сексом и совсем чуть-чуть – о хлопотах с детьми. В жизни соотношение обратное.
Дэвид ЛОДЖ
<<•><•><•>>
      <<•>> «Перламутровая, финдикосовая, очаровательная, изумительная, златокудрая блондиночка, адская красавица, злодейка, кукуруза души моей...»
А.П. ЧЕХОВ, из писем к женщинам
<<•><•><•>>
      <<•>> Все мужчины одинаковы перед женщиной, которой они восхищаются
Бернард ШОУ
<<•><•><•>>
      <<•>> «Неужели ты не понимаешь? До каких же пор мы будем скрываться? И к чему это? Из-за людей? Люди скорее замолчат и оставят нас в покое, раз увидят, что это – совершившийся факт».
Из переписки А.П. ЧЕХОВА
<<•><•><•>>
      <<•>> Выражаясь метафорически, Любовь – предтеча оргазма. Не случайно проститутки редко испытывают оргазм во время половых актов с клиентами.
Лев ПЕРЕЖОГИН, психиатр-психотерапевт
<<•><•><•>>
      <<•>> Говорят, изобрели абсолютно надёжную противозачаточную пилюлю. Слишком поздно. Лучше бы она была косточкой в яблоке, которое змей предложил Еве.
Станислав Ежи ЛЕЦ
<<•><•><•>>
      <<•>> Если бы я тебя любил, если бы ты меня любила, — как бы мы друг друга любили!
Поль ЖЕРАЛЬДИ
<<•><•><•>>
      <<•>> Есть люди, столь поглощённые собой, что, влюбившись, они ухитряются больше думать о собственной любви, чем о предмете своей страсти.
Франсуа де ЛАРОШФУКО
<<•><•><•>>
      <<•>> Женщины в своём большинстве считают мужчин негодяями и мерзавцами, но пока не нашли им подходящей замены.
Элизабет ТЕЙЛОР
<<•><•><•>>
      <<•>> Женщины обращают внимание не на красивых мужчин, а на мужчин с красивыми женщинами.
Милан КУНДЕРА
<<•><•><•>>
      <<•>> — Слушай, как её зовут?
      — Люда.
      — Людку отвалял?
      — Ты что, дурак, что ли?
      — Дятлов жарил Люду!
      — Ты что! Помолчи!
      — Чего помолчи? Ты мужик уже!
Из худ. сериала «Школа»
<<•><•><•>>
      <<•>> — Как я выгляжу?
      — Уставшим! Ты выглядишь так, как будто ты занимался любовью со всеми женщинами Америки!
Из америк. худ. к/ф-ма «Откинь гигантскую тень»
<<•><•><•>>
      <<•>> — Ты можешь быть счастлив, что у нас вообще может быть секс!
      — Я счастлив! Я уже и забыл, какой тигрицей ты можешь быть!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><•><•>>
      <<•>> — Всего пару часов назад у тебя был яркий оргазм! Это главное!
      — А твой был весьма обильным!
      — Я даже боялся за твою жизнь!
      — Правда? Почему?
      — Я боялся, что сила извержения моего семени повредит твои внутренние органы!
      — Не льсти себе!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><•><•>>
      <<•>> — Давай, осемени меня! Раздави же меня!
      — Хорошо!
      — Словно я – твоя Алькаида!
      — Я сделаю тебе джихад!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><•><•>>
      <<•>> — Есть один генерал. Я не буду говорить, сколько у него звёзд. У него была жена, лет на тридцать моложе его. Наверное, муженёк слабо исполнял супружеский долг, потому что она подвалила ко мне. Я пытался держать себя в узде, но... Как можно крепиться и отходить от бабы, если она на тебя лезет, правильно? Короче говоря, я на неё залез. Это была ошибка, большая ошибка! Мне казалось, что это пройдёт, но не проходило. Потому что такой бабы у меня никогда в жизни не было!
      — Ух ты!
      — Короче говоря, я мотался к ней при каждом удобном случае. Однажды в Вашингтоне был банкет. Генерала и его жену пригласил к себе президент США. Ну и пока её муж беседовал с президентом, мы сбежали с его женой. Знаешь такой газон... Ну, это в саду, цветник такой. Мы уединились этом цветнике. Я стоял, наполовину прикрытый цветами, а она присела и занималась оральной любовью со мной. Ну и, как ты догадываешься, мужик часто теряет контроль над собой... Потом я вдруг увидел генерала, который стоял рядом с розочками. Он их не нюхал, не нюхал. А рядом с ним был... Ты догадываешься, кто... Да, президент Соединённых Штатов. Он решил генералу показать свой сад...
      — Господи, боже!
      — Да, есть и более крепкие слова для этого эпизода, Элл! Потому что девочка спиной к ним находилась и не прекратила свои манипуляции... Именно поэтому я до сих пор майор!
      — И что вы сделали?
      — Что я сделал?
      — Ну да, когда увидели?
      — Я сделал единственное, чему меня учили – я отдал честь президенту США в то время, когда мой член был во рту у женщины...
Из америк. худ. к/ф-ма «Спартанцы Вьетнама»
pastarchives.jpg
      
Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ - ХУДШИЙ 
(по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!

_______________________
      1 Сibi, potius, somni, venus omnia moderata sint (лат.) – Пища, питьё, сон, любовь – пусть всё будет в меру.

 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок