3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Июль 2012 >
П В С Ч П С В
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Сообщения чата
Сейчас 471 гостей и 1 пользователь онлайн
  • Юрий Фёдоров

PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
l29_6.jpg
Эпизод \\\\[86й]////
КУРСАНТЫ


•>> Вот оно, какое ты, счастье!
•>> Пилотаж в зоне
•>> Костик: «Во времена пошли! Ужо и помалахейничать на службе нельзя!»
•>> РП капитан Федорцев
•>> РадиообмАн
•>> Капитан Хотеев
(продолжение)
•>> Курсант Виктор Мамонов
(продолжение)
•>> Чем опасны слухи, основанные на недопонятости

•>> Счастье, мастурбация, дураки – в афоризмах и диалогах из кино


strawberry.jpg
6 июня 1972 г. (вторник)
 
      — Ну, Коль, расправь крылья! Полетаем!
Из худ. телесериала «Небо в огне»
<<••>>
      — Дал же бог такое счастье!
Из худ. к/ф-ма «Анна на шее»
<<••>>
      — Немногие радуются своему счастью, когда оно есть...
Из худ. сериала «Доктор Тырса»

      А лётная учёба продолжается. И это есть самое интересное, что было за всю мою прошедшую жизнь! (Ну, кроме моего появления на свет и открытия для себя сексуальных удовольствий!)
      Сегодня перед самостоятельными полётами с разлёта выполнил пару контрольных полётов по кругу с Батей. (Так положено по методе.) Посмотрев, что у меня получается отменно, третий полёт выполнять не стали, Валерий Иванович велел заруливать на стоянку.
      Мне быстренько подготовили самолёт, и я пошёл по кругам самостоятельно. Три полёта с обруливанием.
      В каждом полёте я ликовал! Вы понимаете – ликовал? Эх! Не поймёте вы меня!
      Лечу самостоятельно! Я умею летать и сажать самолёт!
      Так вот оно, какое ты, СЧАСТЬЕ!
      Это когда по большому счёту исполняется задуманное в жизни, исполняется МЕЧТА! И ты добился этого сам!
      Посадки получались безукоризненно!
      Потом с инструктором полетели в зону для обучения простому пилотажу. Отрабатывали технику выполнения глубоких виражей с кренами 45-60°, пикирований и горок с углами 30° и спиралей с креном до 45°. И я заметил, что у меня более-менее всё получается! Режимы и параметры полёта выдерживаются заданные. Я решил, что самолёты приноровились к нам и стали более послушными.
      Виражи – как нарисованные, скорость держится ровно 300, вариометр – на нуле, ну, плюс-минус, поэтому и высота меняется незначительно. Уже меньше посматриваю на приборы, больше пилотирую по капоту и горизонту. Ну и за борт за красотами земли с позиции бога поглядываю!
      А ведь, возможно, какой-то мальчишка, наблюдая сейчас за моим самолётом, мечтает стать курсантом лётного училища!
      Пусть твоя мечта исполнится, пострел! Это так здорово – летать!
      ...Да, так вот! На пикировании вообще класс: ввод в пике с 4000 метров, вывод ровно на 2000, скорость вывода – заданная 550! И перегрузка! Ах, как хорошо – потянуть, потянуть, потянуть! Ощутить тяжесть рук, ног, век, крови в жилах, всего тела! Да и ППК так приятно обжимает бёдра и икры ног, живот! Вывел из пикирования, ввёл в горку и смотри, смотри внимательно за скоростью – чтобы не вывести с меньшей, чем 250 кэмэ в час! Ну, и желательно, чтобы на высоте 4000 м! Не на 3900, не на 4030, а ровно на 4000. Чтобы инструктор даже крякнул от удовольствия!
      Ну, а спирали – это уже давно отработанный элемент! Одновременно опускаешь нос самолёта и вводишь в крен. Сиди, кури, посматривай за вертикальной и продольной скоростями. На вариометре установил заданные семь метров спуска, крен держится, а приборную скорость регулируешь оборотиками! Вот и вся премудрость! Главное – чтобы Эл почувствовал, что им управляет уже не желторотик, а курсант, умеющий худо-бедно летать!
      Эээ-ээ-Эл, твою мать! Куда вертикалку увеличиваешь? Думаешь, не замечу? Я тебе! Назад! Во! Вот так!
      Возвращались на точку, входили в круг полётов, заход на посадку и посадку – всё уже выполнял сам. Валерий Иванович сидел только для подстраховки, в управление не вмешивался, и даже ничего не говорил!
      Я вот даже придумал одну штуку и от хорошего настроения подхожу с ней к Хотееву. Он как раз после завтрака под навес вышел, с нашими сидит.
      — Товарищ капитан, у меня дельная рацуха в масштабе ВВС по обучению курсантов!
      — Что за рацуха? — покосился на меня Равиль.
      — Нам нужны контрольные полёты в зону и набирать самостоятельные посадки! Так?
      — Ну, так!
      — Можно это совместить! Так сказать, приятное с полезным! Взлетаем – инструктор в задней кабине! Пришли в зону, отпилотировали. Что нужно, лётчик-инструктор показал, рассказал, научил. Возвращаемся на точку. Курсант катапультирует инструктора... Именно курсант, а то «шеф» ещё не захочет! — наши реготнули, Хотеев тоже. — А потом курсант самостоятельно производит посадку! Блеск моё изобретение, да, товарищ капитан?
      — А в наряд с субботы на воскресенье не хочешь? — лениво глядит на меня кэзэ. — Придумал тоже: катапультированием выводить из строя инструкторов!
      Посмеялись над моей курсантской глупостью?
      А что было дальше?
      Ах, да! После полёта пошёл на СКП и два часа работал дежурным планшетистом – была моя очередь. Уши аж опухли от наушников. Сегодня за экраном «Десерта» сидел боец Костик. Я его никогда в глаза не видел, а он – меня. Но друг друга уже  хорошо знаем! Когда мало самолётов в зонах, анекдоты травим. Костик так заразительно смеётся!
      — Юр, а ты сегодня уже летал?
      — Ага!
      — Самостоятельно?
      — Сперва с инструктором контрольные по кругам, для отработки взлёта и посадки, потом самостоятельно. А после в зону! Инструктор натаскивает нас уже на пилотаж!
      — Как оно?
      — Ты чо, Костик! Это так захватывающе – летать!
      — А я ни разу ещё не летал! Даже на самолётах Аэрофлота.
      — Пассажиром – это не интересно! Как в вагоне!.. Так, Костик! Пошёл самолёт в первую зону!
      — Юр, вижу его! Ноль-четвёртая, азимут – 320, удаление – 28... А там, вверху, солнце не печёт?
      — Там классно, Костик! Прохладненько! Не то, что здесь, на СКП – настоящее пекло!
      — Ноль-четвёртая, азимут – 325, удаление – 33... У нас тоже! Вот, сижу в плавках, пот льётся рекой! Я бы и плавки снял, но капитан в любую минуту может зайти!
      — А ты стесняешься?
      — Ноль-четвёртая, азимут – 330, удаление – 38! Да не стесняюсь, просто, когда раздеваюсь до гола, у меня стояк всегда начинается!
      — Поздравляю! С тобой опасно ходить в баню!
      Костик засмеялся:
      — Ноль-четвёртая, азимут – 325, удаление – 41. Он так и хочет, чтобы ему уделили внимание. И всё у нас с ним заканчивается одним и тем же: мы оба довольны и оба успокаиваемся. Правда, бывает ненадолго!
      Теперь смеюсь я:
      — А ты будешь довольно ёбк*м парнем! И теперь вижу, что стеснительным тебя не назовёшь!
      Костик засмеялся вновь:
      — Чего стесняться? Дело молодое, несмышлёное! Один раз попробовал и это твоё на всю жиСТЬ! Это в школе как-то совестился, думал, что один такой несдержанный. А сейчас... Полказармы ночью мастурбирует, а вторая половина – под утро! Ноль-четвёртая, азимут – 315, удаление – 49... И мой напарник по «Десерту» у нас в домике тоже.
      — Вадим, что ли?
      — Ну да! Вначале украдкой, когда полагал, что я сплю, ну и... Бывало со стоном кончал... Ну, и как-то я вижу такое дело, откидываю простыню, стягиваю плавки и начал при нём! Он присоединился. Ему тоже надоело прятаться от меня... И мы... с бо-о-о-ольшим удовольствием! Одновременно! Представляешь? Такой выброс был! Ка-а-ак это было приятно!.. Лежим, отходим... В глаза друг дружке глянуть не можем!.. Но надо же в душ шагать, смывать следы нашей необузданности! Вадик говорит: «А чего мы стесняемся?» Действительно! Вскакиваем и побежали обмываться! Ну и там случился у нас ре-ци-див!.. Вернулись в комнату и тут же как ангелы, что успокоились, заснули... Ноль-четвёртая, азимут – 328, удаление – 42. А теперь... частенько голыми вдвоём дрочим, без всяких, иногда даже друг другу... Юр, это же такой кайф!.. Мне приятно видеть, как он наяривает и спускает, ему – как это делаю я! Красиво наблюдать у другого то, что тот скрывает от окружающих, а тебе доверяет без напряга. А ты ему... Ничего, что я тебе так?
      — Ха! Мне – ничего! Другим – не советую! На дурака можешь нарваться! Ты не забыл, что наш разговор пишется на проволочный магнитофон?
      — Да пусть! Прослушивать станут, если только что-то случится! Мне девчонка написала, что будет меня ждать!
      — Поздравляю ещё раз! Сейчас это редкость! Да и она на диво сексуального парня себе отхватила!
      — Ноль-четвёртая, азимут – 325, удаление – 43! Да в том-то и дело, что она мне не нравится! Трахнуть-то её, конечно, можно! Но жить всё время...
      — Костик, тут я тебе ничем помочь не могу!
      — Ноль-четвёртая, азимут – 330, удаление – 46. Наблюдаю постороннюю цель. Идёт по трассе, азимут – 350, удаление – 85. Да, чем ты мне поможешь! Но мне родители уже все уши прожужжали: хорошая девочка, женись после армии, не прогадаешь!
      — Её родители?
      — Мои!
      — Ну и женись! На зло родителям!
      — Они боятся, что я с парнями начну! Понимаешь? Отец как-то застал меня с дружком из параллельного класса – мы дрочили голыми в гараже...
      — О! Да у тебя опыт!
      — Ага! С двенадцати лет! Тот паренёк меня и научил!
      — Ну и?
      — Что? А, папа? Да нет, матери не рассказывал. Мол, мужское это дело. Сам в моём возрасте от этого торчал. Провёл беседу, что это, в общем-то, для подростка нормально. Но надо стараться сие удовольствие получать с бабцыцами, а не с мальчиками! Однако, тринадцать лет – где их взять, как предложить, под себя уложить? У меня и сейчас с этим проблемка! Нетути баб рядом – и всё тут! Юрик, а у тебя есть девчонка?
      — И есть, и нет!
      — Как это понимать?
      — Как хочешь, так и понимай! Когда давно не виделись, хочется встретиться, поговорить и тэдэ, и тэпэ. А когда рядом, когда... Трахнешь, усладишься и откат… Эээ, Костик! Ты про цели не забывай!
      — Ноль-четвёртая, азимут – 335, удаление 61... Посторонний, азимут – 300, удаление 93. Юр, а ты с ней... ну со своей девчонкой... Ты её... еб*л?
      — Костик, я могу тебе сейчас всё, что угодно наговорить! Мы друг друга и не знаем! — улыбаюсь я.
      — Ноль-четвёртая, азимут – 320, удаление – 50. Ну, наговори! А всё-таки!
      — Ну, да! И не раз! И не с одной! И со всех сторон! И вдвоём одну! И вдвоём двух!.. Без всякого «наговора»!
      — Ноль-четвёртая, азимут – 328, удаление – 45. Ух ты! А как... Как они его в рот берут?
      — Как! Классно берут!
      — У тебя принимали? Они живчиков глотают? Ты её после этого целуешь?
      Я покосился на Богдана (сидит справа, провожает глазами самолёт, подсказывает на посадке кому-то из наших), и Бирулина (борется со сном в левом кресле) – вроде, не слушают.
      — Конечно! Женщина должна чувствовать себя не очередной дыркой для твоего писюна, а что её любят, благодарят за доставленное наслаждение! Целовал! И в засос! Что тут такого? Надо не трахаться, а заниматься с ними любовью! Тогда и они в тебя, как кошки, влюбляются! Даже если тебе это не нужно!
      — Слушай, ты так рассказываешь! У меня уже стоит! Вот так всегда!.. Я ещё не был ни с кем... Не трахался, ну... не занимался любовью. А хочется! Ну, просто страшно, как хочется!.. И как оно по ощущениям?
      — Как в анекдоте! Чем отличается половой акт от онанизма? Ответ: практически ничем, просто при мастурбации поговорить не с кем!
      Костик заливается своим заразительным смехом с моего анекдота, я – от того, что он так классно смеётся...
      Потом послышалось сопение, частое дыхание, наполовину стон, наполовину мычание... И затем тишина...
      — Костик!.. Алло, «Десерт»!.. Костик, ты что, умер там?
      — Юр, через минутку, лады? Извини, обмыться надо!.. Чёрт! Живот, грудь! Даже в морду брызнуло!..
      — Ну ни хрена себе, у тебя вспрыски – в лицо он достал! — улыбаюсь я, откинувшись на спинку вращающегося кресла. — Не претенциозно? В смысле: не брезгуешь?
      Но на том конце провода уже испарились к умывальнику. Я же почувствовал возбуждение от сознания, что кому-то только что от ерошения стало приятно.
      А что, я бы тоже сейчас не против из-за этого Костика! Тема-то моя! Сам порой правой рукой «за»!
      Глянул слева и справа на офицеров. Затем на свой пульсар между ног.
      Хорошо, что под лётным комбезом плавки и они не дают выпрямиться пружине моего пениса...
      — Так, Юр, я на месте! Ты как? Ноль-четвёртая, азимут – 330, удаление – 38...
      — Как! Никак! — смеюсь, одновременно продолжая проводку цели по кальке. — Весь мокрый и во взведенном состоянии! Между прочим, из-за тебя, сучонок!
      Юноша доволен, регочет в полные лёгкие!
      — А ты с кем-нибудь из своих товарищей-курсантов дрочишь?
      — Да нет! Каждый решает эти проблемы один на один! Не скажешь же перед строем: «Я мастурбировать! Кто со мной?»
      Костик залился смехом:
      — Картинка ещё та! Ноль-четвёртая, азимут – 325, удаление – 42...
      Странно это, конечно! Мы почти с Костиком незнакомы, но вот хочется мне с ним быть откровенным! А ему со мной! Рассказывать один другому то, что и товарищам по казарме не расскажешь! Немного попошлить... А отчего бы и не раскрепоститься? Костик – парень надёжный, сам безстеснительный...
      — Да и на глазах мы всегда друг у друга! Только ночью, когда остаёшься один на один со своими воспоминаниями о сексе или там фантазиями! Или в учебном корпусе в свободную минуту, когда читаешь. Другой возможности нет!
      — Ну а мы на ночь с Вадимом остаёмся вдвоём в домике. Можно раскрепоститься. Да и сейчас только аппаратура вокруг меня, полутёмная кабина. Сам понимаешь – обстановка располагает! А тут тема такая интересная! Завидуй! Классная разрядочка была!
      Чуть прикрываю ладошкой микрофон на груди и тихо выговариваю:
      — Ну вот! Ты отмалаковал! Меня, вскидчивый наш, завёл! А мне что делати? Я же не железный! Но на СКП-то в данный момент не один!
      — Да, тебе сейчас не повезло! Ничего, до вечера потерпишь! — смеётся этот экспансивный паршивец.
      — А ты обуздаться не мог?
      — У меня возможность есть!  И... Я развратен! Я не мог! — откровенничает о себе оператор обзорной радиолокационной станции.
      — Вот сейчас заложу тебя, несдержанного платолюбца, дежурному по связи! Будешь знать, как джелькировать при исполнении! Во вторую зону пошёл самолёт!
      — Ух ты! «Джелькировать»! Красивое словечко! А приятноеееее!.. — тут до него доходит смысл сказанного мной: — Я-те заложу! Во времена пошли! Ужо и помалахейничать на службе нельзя! Работаем, товарищ курсант! Ноль-четвёртая, азимут – 315, удаление – 20, идёт на точку. Посторонний ушёл! Во второй: Ноль-пятая, азимут – 130, удаление – 22!
      «Помалахейничать» – для меня это словцо тоже новое, надо будет запомнить! Я заношу данные на кальку, а новое слово – на наколенный планшет, не переспрашивать же потом Костика, если забудешь!
      — Ну что, Костик? Вижу – успокоился?
      — Ненадолго! — смеётся этот сквернавец. — Но до отбоя будет терпимо! Вадику расскажу – это его заведёт! Юрик, с тобой классно!
      — Со мной? — расплываюсь в улыбке я. — Ну, ты даёшь!.. Давай без меня! Знаешь, родители не зря боятся за тебя!
      — Ноль-пятая, азимут – 145, удаление – 27... Не зря... В жизни следует испробовать всё!
      — Ты сперва с девочкой «испробуй»! Может, в ту сторону и подвижек не будет! Зачем тебе это?
      — Дак, я и говорю: сперва девчонку, потом и это! — смеётся негодник. — Шучу, шучу я!
      — Я так и подумал! — улыбаюсь и я...
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — Ну вот, друзья, мы и добрались до полного счастья!
Из худ. к/ф-ма «Золушка», 1947 г.

      ••>> — Не поймёшь, что это – улыбка или оскал! Но после такого спуска парень очень доволен! 
Из репортажа о велопробеге

      ••>> — Хочу-хочу, чтобы счастье вдруг пришло ко мне! Мне так надоело делать самой себе подарки ко дню рождения и на праздники! Добрые люди, где же вы?
Из худ. к/ф-ма «Золушка», 1947 г.
HOT141_4a_k.jpg
 Sensu obscento³
     
      <<•>> — Михал Иванович, отчего это у вас такая счастливая физиономия?
      — А что, заметно?
      — Конечно! Аж противно!
Из худ. сериала «Голоса»
<<><•><>>
      <<•>> Говорят, наш спутник без дела висит. У нас много чего висит без дела, а должно работать!
Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, Премьер-министр РФ
<<><•><>>
      <<•>> — Дождик усиливается, и спуск спортсменов может оказаться не приятным, а довольно опасным!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Вы счастливы?
      — А почему нет?
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<><•><>>
      <<•>> — Какой умопомрачительный спуск у нас перед глазами! Что вытворяют спортсмены! Видели вы когда-нибудь такое?
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Здесь как раз начался у него спуск! Долгожданный, надо сказать! Мы видим, с каким удовольствием спортсмен к нему устремляется! Красивое зрелище, согласитесь!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Когда у него начался основной спуск, он выполняет свою активную роль лидера просто с блеском!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Если бы он сидел, просто прижав уши, так бы мы не сказали! Да, сумасшедший спуск с его ощущениями впереди! Понаблюдаем за ним!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Завтра таких спусков мы уже не увидим! И спортсмены не смогут нам показать всё, на что способны их организмы!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Пытались мы дозвониться до спортивного директора «Астаны», но у него сейчас заняты руки. Всё очень делается нервно.
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — На брусчатке, особенно лёгких спортсменов, как же их встряхивает!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — А Нибели продолжает спуск, пока его не догнал пелотон и никто его не видит!
Из репортажа о велопробеге
<<><•><>>
      <<•>> — Я слушаю!
      — Слушаешь руками?
      — Я как слепец!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<><•><>>
      <<•>> — Эй, ты что, кончил в трусы?
      — Да уж, ты постаралась!
      — Вот гадость!
      — Просто ты классно танцуешь!
      — Дубина!
      — Молодец, Ранкл!
      — Это был комплемент!
      — Жидкий комплемент...
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<><•><>>
      <<•>> — Привет!
      — Зачехлил бы свой аппарат, Рик!
      — Люблю игры на свежем воздухе со своими шарами!
      — Заметно!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<><•><>>
      <<•>> — У тебя волшебные руки, Хэнк Моуди! Спасибо!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<><•><>>
      <<•>> — Похоже, наша важная шишка в надёжных руках! Хотя, кажется, его больше интересуют другие части тела!
Из худ. сериала «Немного не в себе»
<<><•><>>
      <<•>> — Разрешишь признаться? Я <рукой под одеялом у себя> не пух из пупка выковыривал!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<><•><><•><>>

      ...Наши курсантские ляпсусы продолжаются, особенно в радиообмене. Когда сидишь на СКП (планшетистом), то, бывает, просто за животы держимся всей группой руководства. О Голубе я уже рассказывал. Опишу ещё парочку случаев.
      Вот подруливает к ВПП Вова Мусиевич, командир третьего отделения:
      — Полсотни шестой, фонари закрыты! — это стандартный запрос лётчиков перед полосой на занятие взлётной.
      — Кому? — переспрашивает РП капитан Мельников, отыскивая 56го в плановой таблице.
      — Сержанту Мусиееееевичу! — доносится из эфира жалобным голоском.
      Или вот сегодняшний случай. Полёты в самом разгаре. Жарища. В полураздетом и полурасслабленном состоянии на СКП мы все – руководитель полётами капитан Федорцев, дежурный штурман лейтенант Бирулин и я, дежурный планшетист курсант Кручинин.
      Вдруг эфир рвёт тревожный доклад:
      — 38й, отказ генератора!..
      38й – это Серж Ровенский. А что значит, на самолёте отказал генератор? Это означает, что в распоряжении лётчика и группы руководства полётами не более 12-15 минут полёта на аккумуляторах. Затем отключатся все электрические пилотажно-навигационные приборы и замолчит радиостанция. Откажет электрическая часть выпуска шасси и закрылков – всё это придётся выпускать аварийно. И курсанта на посадку не заведёшь, ничего ему не подскажешь! Поэтому в таких случаях РП надо действовать быстро и решительно. И как можно скорее завести самолёт с подобным отказом на посадку!
      После доклада об отказе Богдан Федорцев преображается мгновенно! Плановая таблица летит на пол в одну сторону, карандаш – в другую. Хватает «Памятку руководителю по действиям лётчиков в особых случаях в полёте», начинает листать. В воздух тут же понеслись команды-подсказки:
      — 38й, проверьте на щитке включение выключателя «Динамо»!
      — 38й, «Динамо» включен… — отвечает Серж.
      — Лампочка «Генератор» горит?
      — Лампочка «Генератор» продолжает мигать…
      — 38й, прекратите выполнение задания, следуйте на точку! Установите скорость 300 километров в час, займите высоту 1200 метров!..
      Потом РП посмотрел свои записи, чтобы сориентироваться, где этот курсант с отказом, в какой хоть зоне? И не может его отыскать. Спохватывается:
      — Кручин, в какой он зоне? Веди его до точки! Ты его видишь?
      — У меня его в зонах нет, товарищ капитан! — отвечаю, обозрев свою кальку проводки целей. — Может, он на кругу?
      — Да нет у меня его на кругу! — говорит руководитель полётами.
      И в эфир:
      — 38й, где находитесь?
      — 38й, я – на стоянке!
      Федорцев, Бирулин и я от такого откровения чуть с кресла не свалились от смеха! Туда, где уже валяются плановая и карандаш.
      А оказалось что? Серж на ЦЗ запускал двигатель. Движок уже вышел на режим малого газа, а на табло горит-мигает тревожная красная надпись «ГЕНЕРАТОР», что говорит о том, что генератор постоянного тока в работу не вступил или отказал.
      «Странно!» — решает юный пилот.
      Но он не подумал о том, что генератор не подключается к бортсети, если от самолёта ещё не отсоединён наземный источник питания машины АПА, который используется для запуска двигателя (чтобы не садить аккумуляторы на Элке).
      Не разобравшись в ситуации, Серёга решает доложить о случившемся группе руководства полётами: мол, у меня отказ, выруливать не буду. И своим докладом на СКП переполошил всё и всех.
      Дальше всё пошло, как по накатанному.
      Иногда радиообмен захлёстывает через край, иногда в эфире спокойно. Но на СКП жарко. Особенно в автоварианте, на СКП-9 – когда летаем с курсом 110. (С посадочным 290 развёрнуто стационарное КДП.) Сейчас Бирулин отпущен в столовую завтракать. Мы остались с Федорцевым одни. Ну, кроме ещё сержанта-связиста. Он лишь присутствует, следит за работой радиооборудования.
      — Ссать хочется! — говорит РП. — Ладно, потерпим! Осталось каких-то два часа!
      — Ага, товарищ капитан! — знающе говорю я. — А потом мужики удивляются, откуда камни в почках образовываются!
      — Чо, серьёзно, что ли? — смотрит на меня замкомэска.
      — А то! У меня мать в первой хирургии в военном госпитале в Харькове работает! Знаете, сколько там оперируют по этому поводу в урологии и хирургии? Врачи говорят: первая профилактика – чистая питьевая вода, а вторая – вовремя опорожнять мочевой пузырь!
      — Так! Всё! Я пошёл по нужде делать профилактику мочекаменной болезни! И на х*я я Бирулина отпустил, не поссавши? Кручинин, ты здесь за меня на хозяйстве!
      И Богдан Степанович вылезает из тесного аквариума СКП.
      А тут после поста осмотра самолёт к ВПП подруливает:
      — 17й, фонари закрыты!
      Это Шурик Передышко с Батей собрались в зону лететь!
      Вроде, никто на посадку не заходит. Я беру микрофон РП и по-хозяйски говорю:
      — 17й, на взлётную!
      Богдан оправляется на улице и кричит мне:
      — Этого шершня в первую зону!
      Я отвечаю в форточку:
      — Даю взлёт и первую!
      — Да! — кричит РП.
      — 17му – взлёт?
      — 17й, взлетайте в первую!
      — Понял, первая!
      Выводят обороты и устремляются в полёт.
      — 26й, на третьем, шасси выпустил, сам!
      — Давай ему заход!
      «Сам знаю!» — улыбаюсь я.
      — 26му, заход!
      Федорцев возвращается:
      — Ну что, справился?
      — Да вроде того! 26й самостоятельно заходит, уже после третьего! 17й взлетел в первую!
      — Так! Помечаю: 17й – в первую! — пишет у себя в рабочей тетради РП...
      — 26й, полностью, сам!
      — Садитесь, 26й! Штилевые условия!
ak0982_k.jpg
      …Капитан Хотеев смотался в Харьков, где он был на консультации по диплому и вернулся к сегодняшним полётам. Я уже упоминал, что кэзэ заочно учится в университете. Не всякий это может. Всё-таки университет имени Горького – это не только престижно, но и ответственно! Готовиться к полётам, летать с курсантами и на себя да ещё кухарить защиту диплома!.. М-да, это потянет не каждый!
      Бедненький! Как он вытягивает ещё с нами полёты после бессонной ночи?
      Нет! Так ему и надо! Это за то, что в первые дни понасовал всем и каждому по 20 нарядов!
      Сменился с планшета.
      Из полётов по кругам как раз возвратился Шурик Передышко. В потном комбезе с кислородной маской и шлемофоном в руке подходит под навес. Плюхается на скамейку. Интересуюсь:
      — Как погода в первой зоне?
      — Шепчет!
      — Чо шепчет-то?
      — «Займи и выпей!»
      — Как? Опять? — расширяю я свои зенки. — Когда же вы все, сволочи, уже напьётесь?
      Смеёмся.
      — Шурик, а ты знаешь, кто тебе сегодня разрешал занять ВПП и давал взлёт в первую зону? Ну, когда ты с Батей летал?
      — Кто? — уставился он на меня.
      — Я! — расцветаю мимозой у него на глазах и погладил себя по голове.
      — А куда Богдан подевался?
      Я округляю глаза от возмущения:
      — За самогоном местного разлива пять звёздочек побежал! Куда в таких случаях может деться РП? Пошёл за СКП отлить!
      — То-то, я смотрю, голос был такой противный-противный, и так не профессионально даёт команды! Мы даже с Батей хотели зарулить на стоянку! — лыбится Шурко.
      — Но-но-но! А то будешь в следующий раз стоять перед взлётной на солнцепёке и потеть под фонарём, пока Федорцев не вернётся!
      Сегодня Хотеев летал с Витькой Мамоновым. Полетели они в зону. Слон, как и все мы, отрабатывал фигуры простого пилотажа под наблюдением кэзэ.
      После полёта, Хотеев, отдыхая среди лётчиков и курсантов под навесом рядом с лётным домиком, улыбаясь, рассказывал:
      — Смотрю, на вираже заваливает крен и с перегрузкой подкручивает! Но внимания и опыта ещё не хватает, высотёнка и пошла вниз. Кричу ему: «Ты что делаешь, остолоп?» И знаете, что мне Слон отвечает? — Хотеев, единственный из офицеров, кто в разговор вворачивает наши клички. — «Тихо! Я здесь лётчик!!» — «А я здесь кто тогда, по-твоему? Х*й с бугра?» К моему удивлению он мне буркнул: «Может быть!»
      Мы все смеёмся. Хотеев рассказывал всё это без злобы. Он не раз говорил нам:
      — Настоящий лётчик в полёте должен быть хитрым, злым, смелым, и наглым! — поучал Равиль. — Таким должен быть и курсант в воздухе! Именно из таких получаются настоящие лётчики-истребители! А на земле курсант должен быть тихим, вежливым, мягким, послушным и кротким, как ягнёнок!
      Перед окончанием полётов я, увидев Витька Мамонова, спросил у него: действительно у него с Хотеевым был сегодня такой случай?
      — Конечно! — улыбнулся он, облизнув свою потрескавшуюся нижнюю губу. — Ты же его как-то в полёте тоже послал на х*й!
      — Ты что?! — ужаснулся я. — Кто тебе сказал такую чушь?
      — Я сам слышал, как Хотеев это рассказывал лётчикам.
      — Идиот! Вспомни, что именно кэзэ рассказывал! — И я со слов Самойченко изложил: — «Слышу, он (т.е. я) что-то говорит. Включаю СПУ – обрывок фразы…» Так он говорил?
      Слон задумался, припоминая. Потом кивнул:
      — Да, кажется, так!
      — А потом Хотеев сказал: «Чувствую, он посылает меня!» Так?
      — Вроде, так!
      — Ну! Так, когда же я его посылал?! Не посылал я его! Пел я в том полёте! Понял? Пел! Он поёт в задней кабине своё, а я мурлычу своё! Он нажимает кнопку СПУ – я пение прекращаю, а он слышит обрывок фразы!
      — Но ведь ты сам среди своих потом рассказывал, что, дескать, Хотеев говорил, чтобы посылали тех, кто материт нас в полёте! Твой же экипаж в курилке рассказывал!
      «Чёрт! В экипаже у нас курит только Журавель. Надо будет потом с ним переговорить, чтобы не чесал языком!»
      — Но ведь Равиль добавлял, что это надо делать про себя, а не напрямую по СПУ! Да и того я не делаю! Дуля в кармане – это не мой стиль! Ты что, меня впервые видишь? Можешь привести пример, чтобы я послал на х*й Галагу, Сидора, Ёсипова или даже кого-нибудь из вас, просто какого-либо курсанта?
      Витька пожал плечами.
      — А тут целый капитан! Я в печали! Ты запомни: Хотеев – непосредственный начальник, офицер, командир звена, военный лётчик! Человек, который передаёт мне свой лётный опыт! Он учит меня летать! А я, курсант, буду его посылать на х*й? Ты чо, Слон?! Офонарел? Представь себе: ты – лётчик-инструктор, учишь курсанта летать, а какой-то охламон посылает тебя на три весёлые буквы! Тебе бы это понравилось?
      — Нет, — лыбится Слоняра.
      — А почему ты думаешь, что это понравится Хотееву? Да я бы такого курсанта в бараний рог скрутил! А то и вообще бы по нелётной списал! Это он, курсант, офицера на х*й посылает! А что же тогда будет, когда он станет лейтенантом? «В бой? Да пошёл ты, командир полка!» Понимаешь?
      — Кажется, да!
      — Вить, да даже если б у нас на плечах не было бы погон! Пойми, нам передают свои профессиональные навыки, нас учат лётному делу! Даже если ругают, так ведь есть за что! Или мы все – прирождённые лётчики? Ты что, Элефант¹?! Как тебе это в голову могло прийти, что я кого-то из лётчиков, офицеров могу послать по-матери?! Да даже просто нематерно послать? Это же не шутки, а воинское преступление!
      — Ч-ч-чёрт! А я Равиля хотел сегодня в полёте тоже послать на х*й!
      — Ну ты, блин, даёшь! — только и развёл я руками. — Я думаю, этого делать не следует ни при каких обстоятельствах!
      М-да, воистину! Вот так и пойдут слухи, что Кручинин – наглый курсант! Из пустяка, которого и в помине не было!
      Твою мать! «У самовара я и моя Маша! А на дворе совсем уже темно…» Допелся, хренов Козловский-Лемешев-Робертино Лорети?
      Не знаю, как насчёт Лорети и Лемешева, но Козловский ты, Юрий, однозначно! Оно тебе надо было тогда петь?..
      Да, но я не знал, что Хотеев станет об этом всем рассказывать!
      Может, именно из-за этого и Батя стал относиться ко мне с прохладцей? До него ведь могли дойти такие слухи! Но почему Трошин не спросит? А сам же не пойдёшь к нему с разговором: так, мол, всё было и так; не посылал я на хрен командира звена, а в полёте с ним вокалом занимался! «Верьте мне, люди!»² Я хороший, белый и пушистый!
      Для меня такие оправдания – самый нерасчётный режим. Я могу другого защитить, отмазать. Себя защищать в подобных ситуациях я совершенно не способен. Да и не стремлюсь к этому, считая: нужно – разберутся! Но человеческая память, видимо, устроена по-другому. Никто до причин докапываться не горит желанием. А в голове людей укладывается, как по Чехову: «То ли он украл шубу, то ли шубу украли у него…»
      Да! Что ни говори, а курсанты всё-таки здорово ориентируются на оценки, которые дают нам наши командиры и лётчики-инструкторы! Вот Хотеев рассказал о том случае в полёте со мной, когда он думал, что я что-то там говорю, рассказал в качестве юмора, анекдота, а у курсантов ушки на макушке: вот, оказывается, что любят наши командиры!
l29_5.jpg
 Amens³
 
      <<•>> Всю теорию коммунизма придумали двое евреев… Я Маркса с Энгельсом имел.
Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, Премьер-министр РФ
<<><•><>>
      <<•>> Я не из тех людей, чтобы доводить до мордобоя, я извиняюсь за это слово. И мордобой-то опять не они же бы, не их же! Если бы их бы там навесить, это бы с удовольствием! А те мордобой-то, в мордобое люди же бы участвовали: народ как всегда.
Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, Премьер-министр РФ
<<><•><>>
      <<•>> Много говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.
Виктор ЧЕРНОМЫРДИН, Премьер-министр РФ
<<><•><>>
      <<•>> Даже дурак считает кого-то дураком.
МЕЙДЗИН (Алексей ГУСАРОВ)
<<><•><>>
      <<•>> Дураков ведь не куют, не отливают, но они сами родятся.
Даниил ЗАТОЧНИК
<<><•><>>
      <<•>> Клевета наносит удары обыкновенно достойным людям, так черви предпочтительно набрасываются на лучшие фрукты.
Джонатан СВИФТ
<<><•><>>
      <<•>> Ты у нас такой дурак
      По субботам али как?
Леонид ФИЛАТОВ, «Про Федота-стрельца, удалого молодца»
<<><•><>>
      <<•>> Чего я не люблю у бедных, так это нахальства. Им ничего не дают, а они все просят и просят.
Морис ШЕВАЛЬЕ
<<><•><>>
      <<•>> Чтобы там ни говорили, а добрых дураков на свете нет. Если и не все дураки злы (в чём я сильно сомневаюсь), то зато все злые – дураки.
Эдуард Рене Лефевр де ЛАБУЛЭ
<<><•><>>
      <<•>> А дураков, каких мало, оказывается-то много!
Из записных книжек офицера
<<><•><>>
      <<•>> — Господин генерал! На вашем месте я бы подбирал выражения! А то вас могут неправильно понять!
Из америк. худ. к/ф-ма «Мост через Ремаген»
<<><•><>>
      <<•>> — Ты просто ребёнок! И притом, безмозглый ребёнок!
Из худ. к/ф-ма «Городской пейзаж»
<<><•><>>
      <<•>> — А что, нормально мы влетели в этот город!
Из тел. худ. сериала «Цыганки»
<<><•><>>
      <<•>> — Девочки, это уже не шёпот на первой парте! Это рёв сбитого кукурузника!
Из худ. сериала «Школа»
<<><•><>>
      <<•>> — Только не хватало, чтобы нам хамил подобный болван! Я постарался всё сгладить, нет смысла ссориться, но всё же...
Из фр. худ. к/ф-ма «Босс»
<<><•><>>
      <<•>> — Пора смотреть следующую сцену. Скорее всего, нам покажут мастурбацию, минут на десять!
Из англ. худ. к/ф-ма «Разврат. История Мэри Уайтхаус»
<<><•><>>
      <<•>> — Вернись! Давай ещё раз! Тебе понравится!
      — У меня уже руки болят!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<><•><>>
      <<•>> — Дело молодое, добровольное! И мне нескучно!
Из худ. к/ф-ма «Пять невест»
<<><•><>>
      <<•>> — Посмотрите на меня – дрочу в душе! Это – самое лучшее, что случается со мной за день! Дальше всё пойдёт ещё хуже!
Из америк. худ. к/ф-ма «Красота по-американски»
<<><•><>>
      <<•>> — Что ты делаешь?
       — Ничего!
      — Ты онанировал!
      — Нет!
      — Да!
      — Хорошо! Пристрели меня! Да, я дрочил! Игрался со своим дружком! Дёргал за свою морковку! Здоровался со своим монстром!
      — Это отвратительно!
      — Извини! Но хорошо, что хоть у кого-то из нас осталось нормальное сексуальное желание!
      — У меня тоже!
      — Правда? Кажется, это единственное, кому это нужно!
Из америк. худ. к/ф-ма «Красота по-американски»
pastarchives.jpg
       Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ-ХУДШИЙ 
(по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!

__________________________
      1 Der Elefant (нем.) – слон.
      2 Название художественного кинофильма.
      3 Sensu obscento (лат.) – В непристойном смысле.
      4 Amens (лат.) – Идиот (в медицинском смысле).
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок