3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Июнь 2010 >
П В С Ч П С В
  1 2 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
Сообщения чата
Сейчас 360 гостей и 2 пользователей онлайн
  • upatrumclem

PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 6
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
smersh_07___k.jpg
Эпизод
\\\\[57й] ////          
«РАСКОЛОТОЕ НЕБО (Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!...)»
[Пятая часть]
СЛЕДЫ НАШИХ ЛАП

•>> «Рысь» (Димка)
•>> Трагедия нашего человека из «Сатурна»
•>> Почему майор «Вихрь» не награждался
•>> Алекс (имя по коду «Гранд»)
•>> Тени ошибок
(продолжение)
•>> Эдд (оперативный псевдоним «Лòри»)
•>> Ю.В. Андропов: «Рискнём!»
•>> «И моя мечта сегодня – ты...»



      — А ваш «Лòри» далеко неглуп! Неглуп! — в разговоре с офицерами ГРУ, спустя несколько дней заметил генерал-лейтенант КГБ. — Признаюсь: я его недооценивал!
      — Дураков не держим-с! — улыбнулся заместитель начальника ГРУ и переглянулся с Юрием, офицером, сопровождавшим его и который был одним из немногих, знавших в ГРУ о проводимой с КГБ операции.

       Про себя Юрий отметил, что высокопоставленному военному разведчику было приятно слышать похвалу в адрес своего подчинённого. Тем более, от конкурентов по секретной службе.
      — Кроме наших специалистов, я просматривал некоторые плёнки киносъёмки и слушал магнитофонные записи работы «Лòри» с нашим подопечным. «Лòри» неплохой актёр: кружевно играет с «Грандом», кружевно! Не на сцене – по жизни! Я как-то поймал себя на мысли, что даже я на месте «Гранда» купился бы на его игру. Но, может, не играет, а живёт, хорошо войдя в предложенную роль? Игрой профессиональных артистов потому мир и восхищается, что они на глазах публики умеют проигрывать жизнь своих героев на сцене…
      Генерал помолчал.
      — А вот глаза у вашего «Лòри» – как у рыси! Дикой, независимой, нещадной и... умной! Никогда не знаешь, когда она (он) выпустит когти и бросится на тебя! Но с ним интересно работать! Ей-богу интересно! Неслучайно ему симпатизирует Председатель. Хорошо, что такой парень с нами, а не по ту сторону баррикад! Возни с ним было бы много. Такому поперёк когтей лучше не становиться. И ещё неизвестно, как бы всё обернулось!
      Генерал, возглавлявший всю контрразведку КГБ Советского Союза, нажал кнопку громкой связи и попросил:
      — Принесите, пожалуйста, кофе нам!
      Почти сразу неслышно появляется вышколенный капитан с подносом, на котором были белые чашки дымящегося кофе, бутерброды, песочное печение, сахарница, кружочки нарезанного лимона и бутылка армянского коньяка. Видно, в приёмной к этой просьбе уже были готовы.
      — Спасибо. Оставьте, мы сами!
      Помощник тихо удаляется, поставив поднос на столе заседаний.
      Хозяин кабинета предложил угощаться коллегам из военной разведки, вышел из-за рабочего стола, и сам добавил в свою чашку коньяк, сахар, опустил лимончик. Затем со своей чашкой садится на чёрный кожаный диван и, помешивая ложечкой кофе, неожиданно предался воспоминаниям. 
 Capture_002.JPG
Nomen nescio¹
 ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> «Рысь» <<••
<<•• [ Димка ] ••>>
      Если бы он рассказал всё, как было на самом деле, он довёл бы до столбняка даже тех, кто полагает, что от них секретов нет.
Редьярд КИПЛИНГ
<<••>>
      Волки – настоящие игроки! Если гиены – комедианты, то волки – викинги!
Карен ПРАЙОР, «Не рычите на собаку!»
<<••>>
      — Мы отцов и братьев разбили, и совсем уже была наша победа. Но примчался к ним на помощь некий мальчиш...
      — По сведениям нашей разведки – Кибальчиш.
Из худ. к/ф-ма «Сказка о Мальчише-Кибальчише»
 
      — Зимой 1944 года в «Смерше» был у нас в оперативной разработке один... На вид внешне – как 16-летний мальчишка, невысокого росточка, миловидный такой, улыбчивый. И очень аккуратный, очень: выходил из дома всегда подтянутый, ботиночки блестят, поясной ремень затянут, пряжки портупеи надраены. Внешность у него была броская, не разведчика и диверсанта: очень красивый парень, с запоминающимися ямочками на щеках. Но это ему почему-то не мешало. А глаза и повадки у него были рысьи. Так он и шёл в наших разработках – «Рысь». 19-летним лейтенантом попал к немцам в плен – мы его случайно идентифицировали. Не сдался, а именно попал. По-видимому, захотел выжить, согласился на вербовку. Из берлинского источника узнали: «Рысь» разведшколу Абвера «Меркурий» закончил, в Берлине перед заброской с самим адмиралом Канарисом, а потом и с бригаденфюрером СС Шелленбергом встречался – почему и попал в поле зрения источника.
      Откуда такая честь простому курсанту разведшколы? Тем более, Шелленберг – шеф службы СД, а не военной разведки Абвер! И ещё одно! На Москву агентуру забрасывал «Сатурн», «Меркурий» работал на другом направлении. А тут... Значит, новоиспечённый агент переподчинён СД и получил серьёзное задание! Мы тогда пыта-а-ались в школах Абвера осесть, но ни одного нашего человека не удалось внедрить, ни один наш сотрудник их проверку не прошёл. Как в чёрную дыру людей посылали. Все пропали. Опытные ребята были, но на связь так и не вышли. Погибли, наверное. В чём был наш прокол? И мы о работе «Меркурия», как и других разведшкол, кроме «Сатурна», ничего не знали, хотя забрасывали они не меньше, чем знаменитый ныне этот самый «Сатурн».
      Генерал поднялся, ещё себе коньяк добавил.
      И вернулся на диван. Помешал ложечкой в чашке.
      — Кстати, о «Сатурне»! Там всё было совсем не так, как в кино. Не было у них в структуре нашего профессионального разведчика. Всё началось с того, что один агент «Сатурна» после заброски пришёл в первую же воинскую часть, попросил встречи с особистом и сказал: он от немцев выброшен ночью с парашютом, вот документы и деньги, вот питание к рации и шифры. Оказалось, командир Красной Армии. В первые недели войны попал в окружение, лесами выходили. Нарвались на немецкий спецназ Абвера в нашей форме, они все хорошо говорили по-русски плюс отличное знание оперативной обстановки и тонкостей нашей армейской действительности. Окруженцев всех ночью и взяли! А с командиром тем жена была на седьмом месяце беременности. Спасая её и будущего ребёнка, он согласился на вербовку. Окончил школу «Сатурна». И вот он заброшен к нам с заданием: питание к рации и деньги доставить осевшим в Москве немецким агентам. А жена у фашистов осталась в заложниках. Просил вернуть его обратно, иначе жену и ребёнка убьют. И после поверхностной проверки (на большее не было времени) мы помогли ему выполнить задание и вернуться в «Сатурн». Дали партизанскую явку в Борисове...
      Контрразведчик продолжал:
      — Во всём фильме только это и правда: явка в церкви и пароль: «Байкал-61». Остальное всё придумано писателем Василием Ардаматским. Но этот парень действительно хорошо работал! Благодаря ему, мы многое о «Сатурне» знали, почти обо всех их забросках. После войны этого командира, нашего человека в «Сатурне», не стали наказывать за то, что в плену у немцев оказался и на вербовку к ним пошёл. Он хотел в органах остаться, мол, подготовку хорошую получил, практику. А мы – нет, в ваших услугах больше не нуждаемся! Даже в армии не оставили. Он же был для нас человеком с пятнышком. Подписку о неразглашении с него взяли, и иди работать в народное хозяйство. Молодой человек запил. По пьяни рассказал о своей разведработе у немцев на нас своему другу. «Друг» нашим человеком оказался. Донесение об этом разговоре написал. Бывшего разведчика и арестовали. За нарушение расписки о неразглашении получил 10 лет лагерей. Вот такая история на самом деле была с тем «Сатурном»!
      Офицеры военной разведки слушали внимательно. Не всем в КГБ так интересно рассказывают.
      — А по «Меркурию» во время войны мы блуждали, как в потёмках. Не нашлось добровольцев оттуда, чтобы сами к нам пришли. Мы ведь шпионов чаще всего расстреливали, даже тех, кто в надежде на прощение приходил сам. Были, конечно, исключения, как с тем парнем из «Сатурна». Но в последнем случае у нас выхода другого не было: ведь вдруг, ни с того, ни с сего появляются в разведшколе противника наши глаза и уши! Был, разумеется, риск, когда его за линию фронта выпускали. Но чем мы рисковали? Явкой в Борисовской церкви? Так она – не наша (в смысле: не разведки НКВД – авт.), а партизанская. Одной больше, одной меньше – погоды не играет!..
      Юрий мельком глянул на своего шефа: то, что при провале явки будет арестован наш, советский подпольщик и, скорее всего, его семья, почему-то речь в недрах разведки НКВД не шла! Генерал ГРУ, хотя, видимо, и уловил этот взгляд своего подчинённого, но виду не подал, сидел с непроницаемым лицом. Но и генерал КГБ тоже перехватил недоумение молодого офицера разведки:
      — Не надо удивляться, майор! Идёт война! Времени на фундаментальную проверку пришедшего к нам немецкого агента у нас не было, и чем-то, или, вернее, кем-то надо было рисковать!.. И мы поверили ему. Наполовину. Вынуждены были рискнуть. И здесь не ошиблись. А в остальных случаях расстрел шпионов был скорее правилом, чем исключением. Пока всё рассказывают или там радиоигра с немецкой разведкой идёт, и они живут, думают, их простят, амнистируют, с ними вежливо разговаривают, по имени и отчеству обращаются, шутят с ними, они расконвоированны, на наши квартиры их поселяем, детей в детские ясли устраиваем. А как рассказали всё или игры с их центром закончились, и бывшие фашистские агенты за плен и за то, что спецслужбам позволили себя завербовать, свой срок, а зачастую и свою пулю получали! Они ведь разведподготовку имели. Это первое. Второе. Предал раз, легко сможет переметнуться и другой! И третье. Наша организация, между прочим, называлась СМЕРШ – «Смерть шпионам»! Вот мы и оправдывали своё название!..
      КГБ-шник вздохнул, глядя куда-то в сторону окна с занавесками.
      — Так вот, агентуру «Меркурия» живыми, как правило, взять не удавалось. А кого брали, или не оттуда были, или представлялись из других школ Абвера – это выяснить не удалось. «Сатурн», «Орион», «Плутон» – да, «Меркур» – нет! Не помню, чтобы кого-нибудь допрашивали, и он был из «Меркура». Как они там агентуру готовили, по каким программам – чёрт его знает...
      Генерал-лейтенант помолчал, поглядывая в чашку и припоминая детали, отпил глоток кофе, приосанился, будто молодость свою почувствовал. Затем продолжил рассказ:
      — Судя по бурной деятельности «Рыси», он очень серьёзную подготовку имел. И был прирождённым шпионом и диверсантом, хотя внешностью для разведчика, как я сказал, и не вышел! Воинский эшелон они подорвали, потом взрыв на хорошо охраняемом авиазаводе устроили. Информацию высокой достоверности он как руководитель группы немцам передавал: шифр его раскололи, а запеленговать не успевали – его радист коротко работал: 15-20 секунд – и другая частота, 10-15 секунд – и другое время передачи. Больше 22 секунд ни разу не выходил в эфир! Подписывал он свои сообщения псевдонимом «Вихт»². В результате мы получили тяжёлые бои на ряде плацдармов – вот что такое квалифицированный агент! Недаром Сталин в довоенное время как-то сказал: «Для того чтобы выиграть сражение во время войны, могут понадобиться сотни тысяч красноармейцев, а для того, чтобы провалить этот выигрыш на фронте, достаточно подрывных действий нескольких шпионов!..»
      Юрий откинулся на спинку стула. А генерал рассказывал дальше:
      — Сначала мы думали, что «Вихт» – это кто-то другой, более опытный: уж больно молод был «Рысь» для руководителя такой серьёзной группы! Источники информации и его агентов, кстати, накрыть так и не удалось. Кто-то у него близко к нашему Генштабу сидел! Между прочим, и «Рысь», и его радист, тоже красивый парень, лет двадцати, очень хорошо развитый физически – оба гомиками были, ну, может, бисексуалами, не знаю! Хозяйка квартиры как-то вернулась из жилконторы раньше – приболела – и застукала их за этим непотребным бл*дством – голые в обнимку в одной постели лежали. Никому ничего не рассказала, потому как платили ей хорошо и деньгами, и продуктами. Да и по ночам из их комнаты доносились недвусмысленные стоны, они уже и не стеснялись. Хозяйке пояснили, что на передовой женщин нет, поэтому бывает друг с дружкой там... Мол, все этим занимаются. Вот они и сошлись до окончания войны. Однако и хозяйка – та ещё баба была, тёртая: до революции содержала дом терпимости, а потому для неё в этом смысле барьеров не существовало, тем паче в сексе. Потом за доктора, известного терапевта вышла, и их не уплотняли. Даже после смерти мужа, квартира из двух комнат за ней осталась. Вот она и сдавала комнату военным. Сержантов и рядовых не признавала, только офицеров...
      Ну ладно! А зацепили мы их так: постояльцы швейцарские часики и золотишко через хозяйку на «чёрном рынке» сбывали, видно, деньги понадобились. На нашего человека попали. Раз хозяйка квартиры пришла, другой. Её и приметили. Мы женщину повели, думали валютчики. А вышли на них. Меня, молодого оперативника, направили к ним на квартиру как участкового милиционера – надо было документы посмотреть. Тогда-то я с «Рысью» и встретился глазами в глаза. Я, конечно, растяпой прикинулся, бумаги проверил, с хозяйкой переговорил и ушёл. По документам они оба отпуск после ранения получили. Проверили – всё точно, были такие лейтенанты и в том полку, и в том госпитале. Вот только описания внешности не совпали. Значит, эти документы у убитых ими офицеров добыли! Потому, как проверялись, как работали, как потом уходили от возможной слежки поняли: не валютчики это, хорошо подготовленные шпионы. Вот тут и припомнили информацию берлинсого источника, сопоставили – ба! Тот самый лейтенант, что у немцев подготовку в «Меркурии» проходил и с шефами Абвера и СД встречался! Похоже и на того, который с кем-то провёл недавно диверсии! О-хо-хо! Вот это удача! Но и «Рысь» с дружком своим после «участкового» стали настороже. По крайней мере, на контакты с агентурой под нашим наблюдением не выходили. Только раз радист встречался с агентом в форме полковника (представляете – полковника!) на глазах нашего наружника – наблюдения ни тот, ни другой не заметили. Оперативник был один, успел нам из телефона-автомата сообщить, после встречи бросил радиста, пошёл за полковником. А вот то, что контакт был под прикрытием и что за всем «Рысь» со стороны внимательно наблюдает, вероятно, из окна подъезда дома напротив – не заметил. И поплатился: «Рысь», спасая своего агента-полковника, днём (!), в проходном дворе оперативника застрелил! Больше таких проколов у них не случалось, стали тоньше работать.
       «Почтовые ящики» опорожняли регулярно. Причём, один и тот же ни разу не использовали дважды – наши засады, чтобы зацепить их агентуру, пустыми оказывались. Иногда они из-под предполагаемого наблюдения ловко в отрыв уходили. А нам было приказано себя не выявлять, потому мы их большим количеством наружников и не обкладывали. Однажды сотрудники из другого отдела случайно зафиксировали присутствие «Рыси» с чемоданчиком на Ярославском вокзале, когда он в очередной раз от наших ушёл. А из дома-то он выходил без чемодана, лишь с не очень большим пакетом в руках! Потом он звонил из телефона-автомата (уже без багажа). И домой вернулся с пустыми руками! Стало ясно: он кому-то деньги и планы связи по новым почтовым ящикам через камеру хранения передавал. Значит, у него кто-то был в городе, кто эти ящики высматривал, определял, готовил, а они с радистом только их использовали. Мы-то ринулись на Ярославский, в камерах хранения всех вокзалов всё перелопатили, но пусто – такой багаж агентура изымает сразу после закладки. Не случайно же он по телефону звонил! Кроме того, когда они от слежки отрывались, новую операцию готовили. Это мы потом узнали. Но вечером оба домой возвращались. А после того, как генерала, заместителя начальника одного из управлений Генштаба у подъезда своего дома, его охрану из двух человек, водителя и часового у дома хлопнули (вы не поверите – можно сказать, на глазах у нашего наружника, что за ними издали наблюдал!), начальство смекнуло, насколько они опасны.
      К слову, теракт проводили уже вчетвером!
      Смотрите, какая мизансцена! «Рысь» в цивильном у Большого [театра] встречается с красивой девушкой. Доезжают на метро и направляются к месту теракта. Медленно идут в обнимку, они часто останавливаются, целуются. Со стороны посмотришь – идеальная пара, оба очень красивые, друг от друга оторваться не могут! Никто не знает, что эта красивая пара здесь появилась неслучайно, что девушка вооружена и умеет стрелять, а в этом парне-красавце, внешне почти школьнике, ну, или студенте, нельзя заподозрить, что он имеет пылкого друга-любовника и что это – очень опасный шпион, террорист и диверсант.
      Возле дома, где живут генштабисты, останавливаться нельзя, часовой у подъезда всех разгоняет. Но целующимся молодому человеку и девушке даже часовой не решился сделать замечание. В высоком доме напротив через открытую форточку громко заиграл патефон с песней Клавдии Шульженко. По-видимому, это был сигнал. И они подходят ближе к подъезду дома генерала, где должна остановиться служебная машина. Тут же появляется авто с генералом – вот о чём играл патефон. (Потом эта квартира пустой оказалась: женщина, которая её сняла, исчезла! И как она вселилась – непонятно! Ведь это было запрещено!) Из авто выходят капитан-охранник, адъютант и сам замначальника управления. Тут только эти влюблённые, наконец, расстаются. Девушка, улыбаясь своей обезоруживающей улыбкой, идёт мимо генерала, слегка распахивается её незастёгнутое пальто (зимой!), обнажая красивую женскую фигурку в платьице. И генерал, и его подчинённые всё внимание на неё! Никто опасности не чувствует. «Рысь» на этот раз в гражданском, а не в форме офицера, что привлекло бы внимание строгий генеральский взгляд, как к сопернику, имеющему счастье обладать такой красавицей! Говорю вам: каждая деталь во внешнем виде, каждый шаг, каждое движение, каждый жест рассчитаны по секундам! Всё продумано и правдоподобно. Генерал даже слегка отступил, давая дорогу такой красавице. А «Рысь» в пяти шагах следом! На него, сунувшего руку в карман, на приближающихся справа ещё двух старлеев никто внимания не обращает, даже охрана! И тут же все трое обнажают стволы, а девица с небольшим браунингом прижимается к забору. Хлопки выстрелов. У каждого своя цель. Женщина, например, стреляла в часового – он тяжело ранен. Всё кончено: генерал, адъютант, охранник, шофер машины, часовой у подъезда – кто убит, кто окровавленный корчится на снегу. Генерала и капитана-охранника добили выстрелами в головы. А часового «Рысь» добивать не стал! Как потом боец в госпитале рассказал, наведя на парня пистолет, диверсант с улыбочкой (ямочки, ямочки на щеках!) проговорил (даже не спросил, интонация утверждающая): «Жить хочешь!..» Парень истекал кровью, но нашёл силы плюнуть в шпиона. Плевок в лицо не долетел и попал на начищенный до блеска ботинок. «Рысь» усмехнулся, не отводя пистолета, взял валявшуюся тут же шапку бойца и стёр плевок с ботинка. Аккуратный, аккуратный гад был! Бросил шапку на грудь раненного, и сказал: «Молодец, что плюнул! Расскажи об этом в «Смерше»! Иначе тебя свои расстреляют! Я бы [на твоём месте] тоже плюнул! Живи, парень!» Отбросил носком ноги автомат часового в сторону и прыгнул в машину, где уже сидели его сообщники. На генеральском автомобиле вчетвером и скрылись. Потом его на окраине брошенным нашли...
      Откуда взялись девица и ещё один? Да все такие резвые!
      Генерал из Генштаба – это не шутка! Сталину доложили. Тот на Абакумова и Меркулова осерчал: «Порядок в столице не можете навести? Шпионы и террористы по улицам Москвы как пенсионеры по парку имени товарища Горького гуляют!» Абакумов приказал: дальнейшую разработку прекратить, группу ликвидировать, агентов взять, чего не знаем – выбить на допросах! Решили брать каждого в отдельности. Плотно мы их обложили. Район оцеплен. Они внутри. Мышеловка захлопнулась. Вроде сейчас возьмём – куда они денутся?.. А «Рысь» ушёл!..
      Будто бы несерьёзный такой, улыбчивый. Направлялся домой, а в подъезд свой вдруг заходить не стал. Если бы в дом вошёл – всё, взяли бы! Однако он что-то почуял – «Рысь»! Пытался уйти. Решили брать через квартал на улице. Так «Рысь» при аресте троих оперативников-волкодавов ножом и пистолетом положил. Один – троих! Здоровых парней! При свете дня, только солнце начало садиться за горизонт. У тех ребят до этого не одно задержание было! Видно, расслабились, думали, хлипкий на вид. А вот ведь, «Рысь» матёрым убийцей оказался! Первым напал, будто знал, что его сейчас брать будут! Нож из ножен в рукаве молниеносно выхватил и метнул в горло того, кто пытался к нему вплотную подойти и отвлечь вопросом. А двоих, тех, что сзади приближались, в падении и перекатом пострелял из ТТ, мгновенно оказавшийся у него в руке. Очевидно, заметил, что за ним уже не один, а несколько человек идут, а спереди два «быка» приближаются. И машина к ним несётся! Потом, как на пружинах вскакивает и ходу! На бегу три выстрела – один из «быков», несущегося к нему бегом, водитель за рулём и оперативник на переднем сидении машины убиты, неуправляемая «Эмка» с оперативниками на полном ходу сбивает другого «быка»-оперативника и в столб! «Рысь» хотели догнать, однако стрелять не могли – шпион в сторону людей, стоявших в очереди у булочной, бежал. Капитан-фронтовик, у которого всё на глазах произошло, подключился к погоне. Ему кричат: «Капитан, куда!? Назад!!» А «Рысь» на бегу этого капитана и одного оперативника застрелил, а другого тяжело ранил. Он-то стрелять мог, не боялся посторонних зацепить. И проходными дворами скрылся.
      Радист и любовничек «Рыси» при аресте тоже недёшево нам достался – двоих тяжело ранил и одного убил. С хорошей реакцией на опасность оба были. Но радиста в квартире взяли живым, не успел ни застрелиться, ни чеку гранаты выдернуть, ни ампулу раскусить. Это было нашей удачей! Так что вы думаете? «Рысь» через полчаса вернулся! В растревоженную берлогу! Знал, что опасно, смерти подобно, а за другом воротился! Где-то у него поблизости тайник оборудован был с припрятанными браунингом, глушителем к нему и финским ножом. Не исключено, что и новые документы там были припасены. Мог уйти, а вернулся, сволочь!
      Тут стемнело. Дворами, через забор и через чёрный ход в дом вошёл. А основной и чёрный ход наши оперативники прикрывали. Он и их: одного – финкой в сердце, другого – из браунинга в переносицу, обоих сразу насмерть, даже не добивал, только под лестницу оттащил. Может, пьяным прикинулся, а те в темноте сразу не разобрались – не знаю, как вышло, могу только гадать! И ведь тоже не мальчишки там внизу стояли!..
      Казалось, всё ясно, обложили, уходи, нечего здесь делать! Нет. Пошёл до конца! У бабушки, соседки по подъезду выждал, сказал, ключи забыл, друга ждёт, а хозяйку беспокоить не хочет. Бабка же его знала, он всегда при встрече здоровался, улыбался, поговорит с ней немного: «Что сын с фронта пишет, Людмил-Ванна?.. Ждите! Обязательно ваш Павлуша живым останется! Обязательно целым и невредимым вернётся!» Когда нужно, помогал бабульке что-то поднести, хлебушек по карточкам отоварит, если сам в магазин идёт. Вот она его и впустила, чаем поила.
      Трудно даже представить, сколько он со своей группой таких Павлуш на фронтах подвёл под гибель, передавая немцам архиважные сведения!
      Мы «Рысь» после неудачного задержания везде искали. Трудно было ему выскользнуть, ибо район плотно оцеплен. Другие дома обыскивали повально, но не здесь! А когда помощничка, его любовника интимного уже к машине повели, «Рысь» бабке предложил мусор вынести, та ему ведро дала. (Почему наши, не найдя на месте оперативников внизу, не насторожились, не вернулись с арестованным, не подняли шум – остаётся только гадать!) Вышел он, будто житель подъезда, хорошо выпивший – песню пьяным голосом горланит, шинель расстёгнута, воротник поднят, шапка на лоб надвинута и с ведёрком мусора в руках. Вроде мимо идёт. Сколько мог, сблизился, налетел на оперативников неожиданно, как грязная сель в горах: из-под мусора пистолет с глушителем выдернул, ведёрко в сторону и ещё троих уложил. Оперативник, выскочивший из подъезда дома напротив, тоже был убит с одного выстрела. Тут же водителя машины тяжело ранил, пока тот наган доставал. Шофер сперва сознание потерял, а потом убитым прикинулся, потому и жив остался!
      Просто удивительно: в такой серьёзной ситуации и не одного промаха! А оперативники и одного выстрела не произвели, не успели... Поэтому наши, проводя обыск в квартире, и не рыпнулись – тихо, сука, сработал! «Рысь» у оперативников ключик от наручников вытащил, арестованного освободил, вдвоём документы, оружие, запасные обоймы – всё повынимали, шофера машины тоже обезоружили. Хладнокровно гниды работали. Троих убитых оперативников в подъезд соседнего дома затащили, а двоих (оперативника и шофера) – в машину на заднее сидение посадили. Им бы сейчас же на «Эмке» и уйти, а они пошли в квартиру свою!.. Вот где самообладание!
      Контрразведчик рукой по лицу провёл, будто неприятные воспоминания стирает.
      Наступила пауза. Юрию захотелось педалировать:
       «Давайте, давайте, товарищ генерал! Рассказывайте дальше! Не молчите, не передумайте! Боже, как интересно!»
      Но в разведке его научили сдерживаться. Он здесь – всего лишь офицер сопровождения, а если понадобится, то и консультант по специальным разделам психологии.
      Но, по-видимому, подобные чувства бурлили и в его начальнике.
      — И что? — тихо интересуется генерал ГРУ.
      — Там, конечно, их не ждали. Эх, знать бы, что они вернутся! Кто мог это знать? А их не ждали! А ждать надо всегда, когда с таким контингентом имеешь дело! Судя по расположению одного из убитых в прихожей, беспечно дверь открыл именно он, подумали, что свои – понятые показали: условным стуком постучали. Радист-то знал, какой условный стук – в квартире первый его допрос проводили, когда это обговаривалось. Открывают, а это «Рысь» с дружком, которого вроде только-только на Лубянку отправили! «Рысь» того, кто открыл дверь – бесшумно ножом, тот и не ёкнул. Аккуратно тело у стеночки на пол опустил и пошёл в комнаты, где обыск полным ходом идёт. И всех, кто там был... — волкодав контрразведки обречённо махнул рукой, — всех пятерых перестрелял. Как куропаток. Один – пятерых! С двух ТТ. А радист его, на лестнице остался, они, видно, предполагали, что наши ещё в квартире напротив в таких случаях в засаду садятся (для блокирования кого-то на лестничной клетке). Когда на стрельбу те оперативники из засады выскочили и устремились в открытую дверь квартиры, радист и срезал их из тёмного угла четырьмя выстрелами сзади! Оба хладнокровно палили, ни разу не промазали. Причём, экспертиза показала: в наших стреляли из четырёх стволов, а понятые рассказали, что нападавших было двое. Значит, и радист бил с обеих рук! Хорошо подготовлены были! Умели и финаком, и пистолетом! Как ваш «Лòри»…
      — «Лòри» метанию ножей не обучался.
      — Этому научиться нетрудно! Зато у него великолепная подготовка разведчика! И в критической ситуации в оружие превращает всё, что под руку попадётся, даже спичку! Вот!.. А «Рысь» обучался, умел. И стреляли оба ещё и с левой, и с правой, и одновременно с двух! Наш заместитель начальника оперативного отдела полковник ||||||||||||||||||||, возглавлявший всю группу обыска и задержания, погиб. Уж на что опытен был, ещё при Менжинском работал, а вот ведь! Сражён был ранением в грудь и безжалостно добит финкой! Кстати, из всей группы, что обыск проводила, только он попытался ТТ из кобуры достать – не успел. И те двое из соседней квартиры с пистолетами в руках были, остальные никто дотянуться до оружия не смог – «Рысь» появился стремительно, во все стороны стрелял навскидку... Диверсанты лишь понятых не тронули – дворничиху и её деда. Как стрельба пошла, те под стол полезли... Они их вытащили. Радист добил полковника. («Так, говоришь, полковник, всё тебе на Лубянке расскажу? Не расскажу!.. За всех, кого ты, сука, погубил, дослужив в ГПУ до полковника!..» И ножом в горло!) Хотел и понятых тоже... «Рысь» запретил: «Не тронь!.. Ну, ты, Серёга, и зверь! Зачем лишний грех на душу брать? Пусть живут! Они [нам] не помеха!» Наручники у наших взяли и сковали обоих на диване. А «Рысь» рты им завязывает и всё улыбается с ямочками на своих щеках: «Дед, оковы не жмут?.. Бабуля, дышать можешь?.. И тихо! Не шуметь! Шуметь начнёте, когда наши на пороге появятся! Ясно? Смотри, дед, я тебя, красного партизана Гражданской [войны], знаю! А то вернусь!..»
       «Наши появятся»! Даже в такой ситуации шутил! Улыбчивый был, гад, спокойный! Будто в пионерскую игру играет! Будто не пытались их только что взять! Будто не постреляли они вдвоём более двух десятков человек.
      Деньги, часики там и золотые изделия, которые оперативники уже нашли в квартире, со стола в чемодан сгребли, из тайника свёрток ещё ненайденный с бланками документов, штампами и печатями достали. Вещи свои свернули, даже мыло и зубные щётки не забыли. Вроде из гостиницы съезжали. В другой чемодан рацию и питание упаковали. На всё минут пять ушло. И к машине!
      Наши же до этого по рации оцеплению сообщили: арестованного радиста повезли. Машину с номерами «Смерша» без проверки из района оцепления и выпустили. Диверсанты на ней укатили как по проспекту. Наш прокол!
      Шофер в машине на заднем сидении пришёл в себя, но виду не показал, знал, что добьют. Потом рассказал, что радист, сосредоточено ведя машину, обронил такую фразу:
       «Спасибо, Димка! Выручил! А я уже мысленно с жизнью распрощался, когда в их лапах оказался!»
       «Сергей, ты как?»
       «Суки! Умеют профессионально бить! Но я почему-то знал, что ты меня не оставишь, придёшь! Я бы от тебя и пулю с благодарностью принял, только бы не остаться у них! Когда увидал тебя на улице, подумал, что ты меня хлопнуть хочешь! Поэтому и не пригибался! А ты пришёл, чтобы освободить! Как в кино! У тебя же ещё один радист есть! Зачем я тебе?»
      А «Рысь» набивает обойму патронами, потом перезаряжает свой ТТ, и будто бы ответил ему:
       «Смотри, [их] оцепление впереди! Скорость перед ними сбросишь, чтобы думали, что свои. И улыбайся слегка, улыбайся! Может, от фонаря свет [на нас] упадёт!..»
      А когда проехали посты, проговорил:
       «Проскочили! Лопухи! Даже проверить машину не пытались!.. Нормалёк, Серёга!.. Не мог я тебя бросить! Понимаешь? Не мог!.. Люблю я тебя, дурака, люблю, хоть и говорят, что это неправильно! Ты [когда-то] меня спас, сегодня я – тебя! Один – один! И так до смерти будет! Как в кино!..»
      Значит, вместе не в одной передряге были!
      Но нас насторожило то обстоятельство, что в группе был ещё один радист! Что за группа такая? Зачем группе радист-дублёр? Вот потому-то и Серёга этот участие принимал и в терактах, и в диверсиях – у «Рыси» был запасной радист, а на друга, боевые качества которого ему были хорошо известны, он всецело мог положиться!
      Мы, конечно, всё подняли на ноги. Выскользнули! «Эмку» с трупом оперативника и истекающим кровью шофером в черте города кинули. Мы думали: они из Москвы подались, по округе ищем. А они остались! Где-то у них в столице запасная явка была, о которой мы ничего не знали. А, может, и не одна! Ведь были ещё какой-то тип в их группе, и девушка-террористка, и женщина с патефоном, снимавшая квартиру напротив дома генштабистов! И ещё один радист, которого берегли. А, возможно, и не только эти, а больше?.. Ещё полковник, говорите? — генерал посмотрел на Юрия. — Нет, скорее всего, полковник – это их агент в нашем Генштабе, они его светить бы не стали… Так на него и не вышли. «Меркурий»! Вот что значит – не иметь своих глаз в разведшколе неприятеля!..
      Генерал отхлебнул глоток остывшего кофе. Он не любил горячих напитков, предпочитал чуть остывшее питьё. Посмотрел на кружок лимона в своей чашке…
      — Четыре радиограммы с почерком и позывными его радиста потом перехватили. Возможно, их было больше, однако перехватили лишь четыре, ведь другие радиограммы мог отправить и второй радист, почерк которого мы не знали, с другим шифром! Но по пеленгу, по месту передачи опять – ноль! Радиограммы расшифровали, «Рысь» там сообщал, что их пытались взять, но они ушли; что сменили дислокацию; что, если им после этого верят, они будут продолжать выполнять задание.
      Тогда-то мы и поняли, что «Вихт» и есть «Рысь»!
      Ответ их Центра не заставил себя ждать. Ответили практически мгновенно:
      «Доктор вам полностью доверяет. Продолжайте выполнять задание».
      «Вихт» ответил коротко: «Хайль Гитлер!»
      Задание? Значит, ещё есть невыполненное задание? И уровень, уровень подчинения! «Доктором» в радиограммах Центра называли шефа СД бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга!
02040819_49858_1_.jpg
      — И, между прочим! Как вам известно, обычно, разведчики о том, что на них вышла и пыталась арестовать контрразведка противника, в свои Центры не сообщают – опасаются, что им перестанут доверять. Вспомним, знаменитого майора «Вихря»! Ведь он не сообщил в Москву, что после приземления был арестован СД, а его радистка была захвачена Абвером вместе с радиостанцией! Не доложил и то, что по странному стечению обстоятельств обоим фантастически, ну просто фантастически повезло: им почти одновременно удалось бежать из-под ареста! И откуда?! Из СД! Из Абвера! Позже он передал лишь, что лично ликвидировал предателя «Муху», не поведав, что встречался с ним на допросах в Краковском СД. Это всплыло лишь, когда мы его в Смерше допрашивали. Кстати, «Муху» он пристрелил не сразу, как в фильме, а лишь в конце операции. Вероятно, «Муха» был для него опасным свидетелем! А до этого поддерживал контакт с его кураторами из краковского СД.
      Почему «Вихрь» умолчал о таких немаловажных вещах о себе? Да потому, что знал: его заместитель тут же получит приказ нашего Центра на ликвидацию обоих – и «Вихря», и радистки! Разведка – вещь жестокая! А разбираться в тылу врага, кто и как арестовывался и каким чудом бежал, – не место и не время! Могут погореть все! И «Рысь», если бы его радист «бежал» с Лубянки и пришёл бы к нему, спустя несколько суток, скорее всего, пристрелил бы своего друга, не взирая ни на какую любовь! Просто из чувства самосохранения...
      Вот потому-то «Вихрь» и его группа не награждены, а долго находились под следствием: у нас и у военных разведчиков было слишком много вопросов и по их работе, и по «побегам» из-под ареста. Вопросы, которые остались без вразумительных ответов. Ну, кроме упоминания всуе таких слов, как «стечение обстоятельств», «счастье разведчика», «просто повезло», «я выдержал пытки и ничего им в СД не рассказал». Наши допросы он почему-то не выдержал и выложил, что с «Мухой» встречался на очных ставках в службе безопасности и что согласился на их вербовку, правда, утверждая, что для обмана противника. А вот как он выявил предателя, если не встречался с ним в кабинете шефа краковского СД, и почему он ликвидировал его не сразу, так и не смог толково объяснить... Вы помните Берга, полковника Абвера, из фильма о «Вихре», с блеском сыгранного замечательным русским актёром Владиславом Стржельчиком? Так вот, по легенде «Вихря» и радистки Ани этот оберст якобы помог ей с побегом и сам пошёл к нам на вербовку. Это показано в фильме. Реально это был капитан. Других активов в работе группы «Вихря» не оказалось! Ну, правда, ещё вооружённое ограбление ночного кафе было мастерски проведено! Ещё не хватает, чтобы здесь разведчики чего-то не предусмотрели и засыпались! — оба генерала и Юрий рассмеялись. — Однако впоследствии новоявленный «агент» офицер Абвера Берг себя никак не проявил и никаких разведданных ГРУ не передавал, а его информация о дислокации частей Краковского гарнизона оказалась дезой. Из фильма вы знаете, что условием побега радистки Берг поставил одно – передачу дезинформации от имени «Вихря» своим. «А потом, после побега, — внушал немецкий разведчик нашей радистке, — вы сообщите в свой центр, что это была «деза»! Так что, от этого выиграют только ваши!» Аня, наивная дурочка, и согласилась! Десяток радиограмм передала с состряпанной Кейтелем стратегической липой. Даже в нашем Генштабе не догадались! Опираясь на ту информацию, принимались нужные немцам решения, и мы на фронте понесли ряд поражений! Потом действительно, немцы устроили нашей радистке побег. Но бежала-то она без радиостанции! Связи у группы «Вихря» по радио не было, только через подпольщиков-поляков. Пока это по цепочке дойдёт! Фактически Аня сообщила о переданной немецкой дезинформации, когда наши уже в Краков вошли! Ну, и какова цена такого сообщения! Здесь фашисты нас обыграли. Ради этого и радистку можно было выпустить... После войны Берг со своей семьёй скрылся в английской оккупационной зоне. Так, как мы должны были расценить побег радистки Ани из Абвера и «Вихря» из СД?.. А Юлиан Семёнов конечный итог – спасение от уничтожения Кракова – приписал «Вихрю», хотя там, независимо друг от друга, работали несколько групп НКВД и военной разведки. И в фильме майор «Вихрь» со своей группой потому-то и погибает, чтобы снять у искушённого зрителя все вопросы по возможному сотрудничеству разведчиков этой группы с фашистскими разведслужбами... Ветераны-разведчики до сих пор и близко не подпускают к себе никого из группы «Вихря», считая их предателями!..
      Да! Так вот! Не таков был «Рысь»! Да и незачем ему это было скрывать! Напротив, хотел похвастаться своей подготовкой перед хозяевами! Поэтому сразу своим шефам обо всём и сообщил! А и в разведцентре РСХА, видимо, обратили внимание на то, что перерывов в передачах радиограмм не было, а, значит, действительно не арестованы, не перевербованы!
      Наше начальство мечет громы и молнии: искать! найти! взять! ликвидировать! А они отлежались где-то, потрахались гниды. Ещё один взрыв на железной дороге организовали и полковника из Главного штаба ВВС РККА застрелили в упор под окнами его квартиры. Они в серьёзном розыске, Москва для них – растревоженный улей с пчёлами-убийцами, а не уходят, продолжают диверсии и теракты! Рисковые были оба!
      Кстати, по убитому полковнику – любопытная деталь! В тот день, когда «Рысь» планировал теракт, одет он был лейтенантом милиции и уже сблизился со своей жертвой, чтобы застрелить его. А тут 13-летняя дочка полковника из подъезда к папе выскочила. И «Рысь»... не стал убивать отца на глазах девочки! Уму непостижимо: предатель, шпион, диверсант, террорист, эсесовец, хладнокровный убийца – и такое! Пожалел ребёнка, что ли? Руку из бокового кармана достал без оружия (а ведь, видно, за пистолетом уже полез!), улыбнулся обоим и парадную подъезда перед ними открыл: мол, проходите, товарищ полковник с дочкой. Девчонка его ямочки на щеках и запомнила. А на следующий вечер «Рысь» дождался свою жертву и хладнокровно тремя выстрелами застрелил, а двое других убили водителя и адъютанта, вытащили их из машины. Свидетели показали: на этот раз трое их было, без женщины – офицер милиции и два армейских старлея. Успели документы достать из кармана убитых и полевую сумку полковника забрали. Сели в машину и умчались с места преступления. То, что девочка отца потеряла, наполовину сиротой стала – это уже «Рысь» не интересовало. И мы поняли, что полковник этот – не случайная жертва, а был одним из его заданий! Почему именно он – так и не докопались…
      Снова небольшая пауза.
      На этот раз армейский разведчик не торопил коллегу из ГБ.
      — Вообще, «Рысь» со своей группой работали весьма успешно! И где! В городе, где параллельно работают три самые результативные спецслужбы мира – НКВД, НКГБ и «Смерш»! А у НКВД, между прочим, свой «Смерш» был! И в Военно-Морском Флоте у Кузнецова в подчинении тоже свой. Все эти «Смерши» работали, независимо друг от друга, и иногда не корректируя свою работу между собой. Так вот! И ведь надо уметь – действовать, когда тебя ищут. Стрелять, когда охрана в двух шагах, когда тебя обложили оперативники, чтобы взять! Для этого нужно быть человеком со стальными нервами, хладнокровным до бесчувствия, уметь опережать противника хотя бы на ход вперёд. Таковы были «Рысь» и его радист!.. А знаете, какое у них было основное задание? Есть у нас основания полагать, что «Рысь» и его группа в Москве кухарили почву для Таврина-Шило, который в это время заканчивал подготовку в разведшколе СД к покушению на Сталина. На маршрутах передвижения машины Верховного главнокомандующего как-то зафиксировали парней, похожих на «Рысь» и на его радиста, оба были в форме наших офицеров. Если в группу входил кто-то ещё из жителей столицы, то те, возможно, больше там бывали. Кроме того, по выходным оба частенько знакомились с кремлёвскими курсантами, солдатами комендатуры Кремля, если те находились в своих редких увольнениях. Одного парня гомосексуальной ориентации и троих, любивших баб, зацепили, на квартиру к себе водили. С гомосексуалом трахались втроём, а под любителей женского тела красивых девчонок за консервы и тушёнку подкладывали. Это только некоторые думают, что проституция у нас появилась в наши дни. А она была всегда. И в 20е, и в 30е, и во время войны тоже! И комсомолочки этим занимались. Все кушать и одеваться хотели!.. Ну, в самом деле, не половых же они себе партнёров искали среди кремлёвских военнослужащих и не хотели же порадовать сексуальным развлечением ту тройку, что девок искали! Информация им нужна была по рабочему графику и передвижениям Сталина! Они и выяснили у тех неразборчивых отщепенцев, что Верховный в Кремле почти не бывает, что обитает в Кунцево. Шпионы и не уходили поэтому – не всё ещё уяснили и подготовили! Жизнью своей рисковали, а в Москве остались! Вот как фашистам служили! Диверсии и убийства высокопоставленных начальников – это сопутствующее, так сказать, второй вариант, возможно, чтобы проверить, реакцию наших оперативных служб на акции: где и что перекрывают, какими силами. Так вот, курсанты и солдаты, а, возможно, были на контакте у них и офицеры, им многое между трахом за бутылкой вина порассказали! Это мы потом узнали и то случайно. Если бы эти курсанты и бойцы не болтали в казарме да в письмах своим друзьям не хвастались, то и мы бы об этом никогда и не узнали! Болтать меньше надо – не попали бы в штрафники!
      Таврина и его любовницу, как вы знаете, летом 1944 года мы на подступах столицы перехватили, а вот «Рысь» со своим радистом зимой от нас ушли! Без третьего и четвёртой. Кто они были? Ведь ни одного человека из своей группы «Рысь» не подставил. Не исключено, что оставшиеся в Москве агенты должны были войти в подчинение Таврину. Сейчас я думаю, что последний, вероятно, их знал, но никого не выдал. Хотя допрашивали мы его хорошо – перетерпел, умолчал, убедил, что один с радисткой. А те, не дождавшись своего нового шефа, сообщили об этом в разведцентр СД. Потому-то никто к Таврину на явку так и не прибыл ни во время войны, ни после!..
      А «Рысь»... Потом, после убийства полковника, когда мы всё на ноги подняли, он и его радист пошли к линии фронта. По описаниям узнавали их маршрут уже задним числом, по пятам шли – не успевали. Они, чтобы сбить со следа, двигались не на запад, где всё перекрыли и их хорошенько ждали, а на восток и на север и лишь потом на запад. К какой-нибудь группе пристанут, рядышком едут, спиртом и водкой новых знакомых поят, при проверке личностей офицеры и говорят, что все наши, все друг друга знают, вроде как сослуживцы, в свою часть из госпиталей направляются! У продажной гниды, начальника штаба одного полка, документами подлинными обзавелись, в эшелоне его полка к фронту пробирались. За это золотыми царскими червонцами с ним расплатились! А потом перешли линию фронта в том месте, где их и не ждали. В расположении батальона искусно выполненные смершевские удостоверения и предписания предъявили. Сказали: агента с той стороны встретить надо! Так вплотную к передовой и приблизились. Пулемётную точку вырезали. И ушли! Ещё и замкомвзвода-старшину с собой в качестве языка прихватили! «Меркурий»! Так мы их и не достали. Вот вам и улыбчивый мальчишка с ямочками на щеках невысокого росточка! Головы потом по итогам этой операции полетели, погоны. Абакумов провалов не любил, с подчинёнными не церемонился...
      Генерал побарабанил пальцами по дивану.
      — Вот такая у меня была встреча с «Рысью»! С тех пор такие глаза и такие повадки для меня – сигнал опасности!..
      — А с хозяйкой квартиры, что им комнату сдавала, что произошло? — интересуется генерал ГРУ.
      Контрразведчик встаёт и несёт пустую чашку к подносу на столе для заседаний.
      — Что, что! Расстреляли! По приговору трибунала, как сообщницу! Золотишко и часики-то она по их заданию меняла. Отца и мать «Рыси» нашли в Харькове, арестовали. Работали и с его школьными учителями, что оккупацию пережили. Все отмечают его улыбчивость, уравновешенность, хорошие волевые качества, настойчивость в учёбе и целеустремлённость в жизни. Учился хорошо, много читал. В школе ни с кем близко не сходился, держался особняком. Когда одноклассники пытались с ним по-приятельски сблизиться, думая, что, раз он такой симпатяга, значит, рубаха-парень, то натыкались на совершенно стальные глаза, на очень жёсткое поведение, на дистанцию, которую он всегда ставил. В комсомол не хотел вступать, объясняя это своей неподготовленностью. В 1939 году не скрывал радости, что Польша прекратила существовать как государство. Ненависти к полякам не скрывал – он их ненавидел, говорил, что это – «нация предателей, врагов России и славянства»! Кто-то припомнил, как он смеялся над словами Сталина, который в ноябре сорок первого обещал, что «война продлится полгода, от силы годик». Имел спортивные разряды по шахматам, спортивной гимнастике и фехтованию. Попутно выяснили, что с десятого класса с симпатичными парнями-красноармейцами и молодыми командирами РККА дружил, в парке встречался, они к нему даже домой приходили, в шахматы играть. Но, думаю, играли дома у него не только в шахматы, а, наверное, и в очко, и в рот! — и генерал подмигнул военным. — Война началась, после школы в военкомате предложили пойти в военное училище. Пошёл с удовольствием. Воевал неплохо, подчинённых берёг, пока в плену не оказался. А дальше – разведшкола «Меркурия». Во время оккупации Харькова папу с мамой навещал, значит, уже доверием у немцев пользовался...
      — А с родителями что?
      — Сперва выпустили, под наблюдение взяли. Думали, сынок наведается. А радиста, тот, который Сергей (по почерку его знали), немцы в Берлинском радиоцентре СД оставили. После московской операции с подачи Шелленберга – Гиммлера и по личному распоряжению Гитлера «Рыси», славянину, как исключение, присвоили офицерское звание штурмфюрера СС. «Рысь», судя по некоторым данным, ещё пару раз к нам забрасывался. Риск, видно, любил, пид*р гнойный. И каждый раз удачно! Не зацепили. В последний раз ночью его с группой на самолёте немцы с нашей территории из Белорусских лесов вывезли, уже обложенную частями НКВД. Есть, есть у нас основания считать, что именно он ту группу возглавлял! Вот как фашисты его ценили, «Дорнье» специально прислали! А дома не показался. Деньги и золотишко через посторонних передавал, мы перехватывали. Однако, видно, что-то шло мимо наших глаз – папа с мамой частенько на базар наведывались, хорошо питались, дорогие продукты и вещи покупали. Такие на рабочую зарплату не приобретёшь! Но сам «Рысь» домой – повидать родителей – нет, не явился! Ещё узнали, что по итогам операций он награждался «Железным крестом» и «Рыцарским крестом за военные заслуги с мечами». Потом звание оберштурмфюрера СС получил. Во время Варшавского восстания Армии Крайовой жирный кровавый след от «Рыси» в столице Польши остался. Выяснили, он там особую аинзацгруппу возглавлял. По тылам восставших со своей командой прошёлся хорошо, разрушая их связь, уничтожая склады с провиантом и боеприпасами, которыми англичане варшавян до этого снабдили. Поляков они не жалели – ни взрослых, ни детей, что участвовали в восстании, и пленных не брали. А те, кто рассчитывал на милосердие и сдавался им в плен... Наверное, сожалели, что не погибли в бою. «Рысь»! По личному указанию Гитлера за Варшаву ему присвоили звание гауптштурмфюрера СС. Новые знаки отличия и крест с бриллиантами ему вручал сам Гиммлер! После войны следы «Рыси» теряются. Может, погиб... В 1946 году его отца и мать снова арестовали.
      — И что?
      — И всё!
      Генерал изменился в лице. Было видно, что дальше разговор для него принимает нежелательный оборот. Но всё же... всё же он решил досказать.
      — Оказалось, отец «Рыси», из обедневших дворян, в молодости после окончания юнкерского училища в окопах на фронте начинал, а потом в штабе армии генерала Самсонова подпоручиком служил. Началась гражданская война – его как фронтовика в деникинскую контрразведку перевели. С Врангелем не ушёл из-за молодой девчонки, которую встретил и полюбил. Документы красного командира выправил, женился на своей любови. В 1922 г. переехали в Харьков, где через год родился сын Дмитрий... Так вот, папаша «Рыси» погиб на следствии. Он во время допроса глаз следователю выбил. Попросил показать, где именно подписать протокол допроса. Тот, не подозревая ничего, наклонился, а он ему обратной стороной ручки в глаз! Следователь от боли сознание потерял. Арестованный завладел его пистолетом. Тут заходит наш сотрудник – здоровый парень-бугай, который перед этим со следователем его допрашивали. Сразу всё понял, кинулся на арестованного. Отец «Рыси» тут же его с одного выстрела и срезал, потом добил следователя и пошёл по коридору палить. В кабинеты заглядывает и стреляет. Ещё двоих наших работников убил, а троих серьёзно ранил. Кричал: «Мало вас, сук, Димка стрелял!..» Его автоматной очередью тяжело ранили в живот. И он, сползая у стены, последнюю пулю – себе в рот. Яблоко от яблони... А мать «Рыси», кстати, действительно очень красивая женщина, сын на неё похож, пятнадцать лет лагерей получила! Вот так вот! Время такое было жестокое. Война!..
      — В сорок шестом вроде бы уже не война!
      — Разве для нас война кончается? Фронт без линии фронта... Вот такая у меня была встреча с «Рысью». Говорю вам: зверь!..
 
...И ещё набухнут почки,
Брызнет зелени побег,
Мой прекрасный жалкий век.
И с бессмысленной улыбкой
Вспять глядишь, жесток и слаб,
Словно зверь когда-то гибкий,
На следы своих же лап...
Осип МАНДЕЛЬШТАМ
      19.jpgВдогонку:

      •>> — Запутанная история!
      — Как это верно, Ватсон!
Из худ. сериала «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

     
•>> — Нет, наш герой – штандартенфюрер Штирлиц!
Из худ. к/ф-ма «Частный детектив или Операция “Кооперация”»

show_image_NpAdvMainFea.jpg
 Sine dubio²
 
      <♦> Перевороты совершаются в тупиках.
Бертольд БРЕХТ
<<♦><><♦>>
      <♦> Трахни меня, или я трахну тебя!
ЖИЗНЬ
<<♦><><♦>>
      <♦> — Ах так? Ну, мы ещё посмотрим, кто кого!
Из худ. к/ф-ма «Операция “Ы” и другие приключения Шурика»
<<♦><><♦>>
      <♦> Я давно хотел тебе сказать:
      Мы не знаем, что там впереди.
      Человеку свойственно мечтать,
      И моя мечта сегодня – ты!
            Я отключу телефон,
            И будем только вдвоём –
            Пусть все печали пройдут!
            Для меня важней сегодня – ты!
            А другие – подождут!
Песня из репертуара Кая Метова
<<♦><><♦>>
      <♦> Шпионаж, даже в благих целях, развращает душу человека. И профессия эта аморальна по определению: шпион всегда кого-то предаёт – друзей, любимых, родных, страну. Он охотник на человека.
Владимир ВОРОНОВ
<<♦><><♦>>
      <♦> Правда необычайнее вымысла: вымысел должен придерживаться правдоподобия, а правда в этом не нуждается.
Марк ТВЕН
<<♦><><♦>>
      <♦>  В тени высокой липы, на берегу Москвы-реки, недалеко от Кунцева, в один из самых жарких летних дней 1853 года лежали на траве два молодых человека. Один, на вид лет двадцати трёх, высокого роста, черномазый, с острым и немного кривым носом, высоким лбом и сдержанною улыбкой на широких губах, лежал на спине и задумчиво глядел вдаль, слегка прищурив свои небольшие серые глазки; другой лежал на груди, подперев обеими руками кудрявую белокурую голову, и тоже глядел куда-то вдаль. Он был тремя годами старше своего товарища, но казался гораздо моложе; усы его едва пробились, и на подбородке вился легкий пух. Было что-то детски-миловидное, что-то привлекательно-изящное в мелких чертах его свежего, круглого лица, в его сладких, карих глазах, красивых, выпуклых губках и белых ручках. Всё в нём дышало счастливою весёлостью здоровья, дышало молодостью – беспечностью, самонадеянностью, избалованностью, прелестью молодости. Он и поводил глазами, и улыбался, и подпирал голову, как это делают мальчики, которые знают, что на них охотно заглядываются. На нём было просторное белое пальто вроде блузы; голубой платок охватывал его тонкую шею, измятая соломенная шляпа валялась в траве возле него.
      В сравнении с ним его товарищ казался стариком, и никто бы не подумал, глядя на его угловатую фигуру, что и он наслаждается, что и ему хорошо. Он лежал неловко; его большая, кверху широкая, книзу заостренная голова неловко сидела на длинной шее; неловкость сказывалась в самом положении его рук, его туловища, плотно охваченного коротким чёрным сюртучком, его длинных ног с поднятыми коленями, подобных задним ножкам стрекозы. Со всем тем нельзя было не признать в нем хорошо воспитанного человека; отпечаток «порядочности» замечался во всём его неуклюжем существе, и лицо его, некрасивое и даже несколько смешное, выражало привычку мыслить и доброту. Звали его Андреем Петровичем Берсеневым; его товарищ, белокурый молодой человек, прозывался Шубиным, Павлом Яковлевичем.
Иван Сергеевич ТУРГЕНЕВ, «Накануне»
<<♦><><♦>>
      <♦> Из всех возможных экономий самая дорогостоящая и опасная для государства – это экономия на борьбе со шпионажем.
Иосиф СТАЛИН
<<♦><><♦>>
      <♦> — Все дискутируют: кто – кого? И удержит ли лидер после этого свою розовую майку?
Из репортажа о велопробеге
<<♦><><♦>>
      <♦> — Но мастера умудряются перекусить как следует. Где встряхнёт, можно подавиться.
Из репортажа о велопробеге
<<♦><><♦>>
      <♦> Береги свой свет и истиную сущность!
Кто-то из современников
<<♦><><♦>>
      <♦> Никогда ни о чём не жалейте вдогонку!
Андрей ДЕМЕНТЬЕВ
<<♦><><♦>>
      <♦> Мелких чувств на свете не бывает – мелкими бывают только души.
Маргарита АЛИГЕР
<<♦><><♦>>
      <♦> Умру я, пишущий эти строки, умрёте вы, их читающий. Останутся наши дела. Но и они подвергнутся разрушению. Поэтому никто не должен мешать друг другу делать его дело.
Из письма Иосифа БРОДСКОГО – Л.И. Брежневу
<<♦><><♦>>
      <♦> Влечение душ порождает дружбу. Влечение ума порождает уважение. Влечение тела порождает желание. Соединение этих трёх влечений порождает любовь.
Из древнеиндийского эпоса
<<♦><><♦>>
      <♦> Чтобы быть интересным, надо интересоваться другими. Те, кто не научился слушать других, интересоваться их мнением, чувствами, никогда не найдёт их расположения и симпатии.
Юрий РОГОЗИН, «Фехтование на нервах»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Все люди одиноки – от рождения до старости. От одиночества не спасает ничего: ни друзья, ни подруги, ни общественная деятельность, ни партия. Ничего! Есть только один способ избавиться от одиночества – смириться. Тогда оно отступает.
Из худ. сериала «Ермоловы»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Мы – пацаки с планеты Земля, а вы кто?
Из худ. к/ф-ма «Кин-дза-дза»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец. Слава смельчакам, которые живут себе, как будто они бессмертны!
Из худ. к/ф-ма «Шляпа»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Ты хочешь сказать, что готов поверить, что всё это случайно?
      — Всё зависит от убеждений! Ну, в конце концов! Либо вся наша жизнь – случайность, либо даже вот этот лист не упадёт с ветки без высшего смысла!
      — Какой же смысл, что он упадёт?
      — Помнишь, ты мне как-то сказала, что если бы я тебе нравился, то ты бы решила, что всё это – знак судьбы? Ты уверена, что я тебе не нравлюсь?
      — Может, это я не соответствую твоим идеалам?
      — В последнюю неделю мои идеалы изменились! А твои?
      — Мои?
Из худ. к/ф-ма «М+Ж»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Слабости: сентиментален, любит свою мать.
      — При случае пожалуемся старушке!
Из худ. к/ф-ма «Пираты ХХ века»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Бедненький! Поцарапал тебя старпом!
Из худ. к/ф-ма «Полосатый рейс»
<<♦><><♦>>
      <♦> В оценивании нет никакой сексапильности, это же... дело (нелегальный сбор информации – Ю.Ф.) возбуждает. Всем хочется заняться этим. Если вы попробовали начать, то навсегда утрачиваете интерес к обычной работе. Вы забываете обо всём, потому что вы взволнованы, вы вне себя!
Питер ВИШЕР4
<<♦><><♦>>
      <♦> — Бедная империя! И повесить как следует не умеют!
Из худ. к/ф-ма «Звезда пленительного счастья»
<<♦><><♦>>
      <♦> — Беда, если кто напутает свою жизнь. Наошибается, а сам того не замечает! Думает, всё у него в порядке, значит, другие люди виноваты. Вот это беда!
Из худ. к/ф-ма «Разные люди»
<<♦><><♦>>
      <♦> Как заключение, разведка уродует души, которые вынуждены с ней соприкасаться.
Дмитрий БЫСТРОЛЕТОВ, «Путешествие на край ночи»
<<♦><><><><♦>>
Smersh-08_1.jpg
Cirquit quaerens quem devoret5
 ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> Алекс <<••
<<•• [кодовое имя «Гранд»] ••>>
(продолжение)

      Следует всегда помнить, что мы не всегда можем управлять событиями, а должны прилаживаться к ним.
ЭПИКТЕТ
<<••>>
      Не знаешь, как поступить – поступай, как знаешь.
Константин КУШНЕР
 
      Но вернёмся в Москву, где Эдд в неуютной для него ситуации сидит в ресторане с Алексом.
      Как же, интересно, развивались события дальше?
      Эдуарду надо было что-то говорить, и он произнёс:
      — Алекс, ты меня успокоил! У меня бы от страха сейчас все зубы выскочили, если бы выяснилось, что Света – современная Мата Хари и сотрудничала с КГБ!
      Однако Алекс пропустил реплику Эдика мимо ушей и даже не улыбнулся. Произнёс:
      — Кроме того, ваша военная разведка не будет заниматься мелочью в виде сына военного атташе!
       «Вот тут ты ошибаешься, бесёнок!» — успевает подумать Эдуард.
      — Поэтому отец после нашего знакомства сказал, что ты, скорее всего, не разведчик!
      — Слава тебе, господи! Твой пап?, — Эдд сделал ударение на последнем слоге, — умный парень!
      — Хотя, добавил он, как знать... И посоветовал быть с тобой, всё-таки внимательным. Когда я к нему обратился за помощью по поводу Светика, отец подсказал мне, как увлечь собой девушку. Он всё ещё надеялся, что я переключусь на слабый пол! А я хотел её отбить у тебя!
      — Знаешь, в «Братьях Карамазовых» Достоевский здорово написал: «Но отчего всё, что ни есть, так глупо»! Ты, конечно, рассказал отцу о своих подозрениях?
      — Нет, разумеется! Но он по своей инициативе пытался проверить, работаешь ли ты в министерстве |||||||||||||||||||||||| |||||||||||||. Его люди проверили: работаешь – по утрам приезжаешь, иногда опаздывая, но и не спеша. Что говорит о том, что занимаешь там определённое положение или…
      — Или?..
      — Или ничего и никого там не боишься и твоя должность тебе не дорога. По вечерам выходишь и едешь к себе домой. Потом встречаешься со мной. Иногда за нами отец посылал своих людей.
       «И я это не всегда замечал, разведчик называется! Чёрт, своих видел мгновенно, а чужих – не всегда! Ни хрена себе, уровень заботы о сыне!»
      — Тут можно было бы и поставить точку. Наше знакомство и твоё увлечение Светой – единственное, что не укладывается в логику! Это успокаивало. Но… Дальше – больше! И опять не по той улице! Помнишь, в центре города со мной познакомился интеллигентный мужчина? Я сказал, что это агент моего отца и что он предаёт вас. Вскоре этот тип исчез!
      — Да? Может, переехал из Москвы?
      — Из Москвы? Куда же? В провинцию? Имея такую клиентуру? Нонсенс! Так у вас, русских не бывает!
      — А у вас бывает?
      — И у нас не бывает! Человек склонен беречь свою клиентуру, круг своих знакомств. Мне нетрудно было убедиться в его пропаже. Ведь он шьёт костюмы! Отличные костюмы! Решил пошить себе костюм и я! Но отец сказал, что поздно, и придётся обратиться к другому пошивочнику! Так как этот его человек арестован КГБ! Из нашей столицы даже приезжали опытные разведчики для расследования этого провала. Серьёзного провала…
       «Это интересно! — мелькнуло у Эдда. — По спискам на границе быстро выяснят, кто прилетал! Теперь будут знать, что они – тоже из разведки!»
      Эдуард помолчал, потом тихо произнёс:
      — Кажется, Оккам сказал, что «ничто не должно приниматься без основания, если оно не известно или как самоочевидное, или по опыту».
      — Разве у меня нет оснований делать такие выводы, Эдд? — изогнул свою красивую бровь Алекс и внимательно посмотрел в глаза Эдуарду.
      — Всегда надо быть осторожным с выводами: иногда они могут обидеть близкого человека! Билеты в транспорте... Я знаю, что тебе, как иностранцу и сыну дипломата, надо брать всегда билеты. Если ты берёшь билеты, то и для меня берёшь. Если я беру билет тебе, то и себе беру. Что здесь можно комментировать? Глупость! Эти выстрелы не по цели! Проверки? Зачем мне, если я разведчик,  проверяться у себя в стране? Кто за мной может следить, если я выполняю их же задание?
      — Я не знаю. Может, профессиональная привычка. Отец говорит, что это входит в кровь...
      — Алекс, это даже не смешно, это паранойя! Ты ищешь во мне то, что хочешь увидеть! Мне что, не оглядываться перед переходом улицы? Не быть осторожным в метро перед приходом поезда? Глупо, Алекс! По алкоголю! Я действительно хотел забыться, отвлечься. И мне тогда было всё равно, втянусь ли я в этот порок. Хотя человек, когда начинает пить, не думает, что опустится... Хочешь знать, чем отличается пьяница от алкоголика?
      — Конечно! Мне всё интересно, что ты говоришь!
      — Пьяница хочет пьёт, не хочет не пьёт. А алкоголик и хочет пьёт, и не хочет пьёт!..
      — Интересно! — усмехнулся своей милой улыбкой Александер и накрыл руку Эдда своей рукой. И их пальцы сплелись в замок. В крепкий замок.
      Эдуард специально выверенным взглядом продолжительно посмотрел на сплетение их рук. Потом медленно поднял глаза на парня и почти полушепотом, искренне и проникновенно, продолжал плести свою паутину, стараясь свои ошибки обратить в победу. И Алекс вынужден был податься вперёд, чтобы не пропустить ни одного слова человека, которого он уже давно обожал.
      Эдд:
      — Начинают пить от предельного одиночества, от беспросветности. А тут появился ты, такой интересный человек, со своими искрящимися глазами, своими глубокими чувствами, своим неповторимым миром... Вот я и не пристрастился к спиртному. Возможно, ты меня и спас... — последовали глубокий прерывистый вздох и хитрая улыбка.
      Потом разведчик чуть наклонил голову влево, как бы оценивая всё услышанное:
      — А знаешь, думаю, ты мне говоришь всё это, чтобы проверить мою реакцию на твои подозрения! Нет?
      — Да! — засмеялся Александер. — Я же говорил, что ты – разведчик! Ты всё прекрасно понимаешь!
      Эдд же был собран и сосредоточен. Надо было вытаскивать ситуацию из прорыва до конца и не реагировать на мелкие уколы логики этого вьюноши. И сеять, сеять, сеять в его душе сомнения. Никакого нажима, никаких выводов! Чтобы он сам, в конце концов, решил, что всё это глупость.
       — По закройщику... Алекс, я не помню того мужчину. Вот не помню и всё!
      Эдуард решительно освободил свою руку от замка парня. И это не укользнуло от внимания Алекса. Он удивлённо посмотрел на Эдда. А тот продолжал:
      — Но если, как ты говоришь, он был шпионом, закройщик мог и сам допустить какую-нибудь ошибку и попасть в поле зрения контрразведки. Ведь и так бывает, верно?
      — Начальство отца так и решило!
      — Ну вот, видишь!
      Алекс продолжал смотреть на Эдуарда искрящимися глазами и с недоверием, и с каким-то превосходством. И офицеру надо было что-то говорить. А главное, менять план операции на ходу, ни с кем не советуясь! И он, чертыхаясь в душе и кляня себя за ошибки, поступил так, как счёл нужным:
      — Алекс, ко всему, о чём ты мне сейчас рассказал, тем более, к контрразведке, я не имею отношения! — Эдд с трудом пропустил слово «никакого». — Тут ты прав!
      — Наоборот, не прав! Ты просто умный разведчик! Эдд... Мне плевать, разведчик ты или нет!..
      — Алекс! Ну, что за выражение? Кто тебя этому научил?
      — Извини! Я хотел сказать: мне до лампочки, кто ты! Просто я не хочу, чтобы между нами было что-то недосказанное! Потому что... потому что... я люблю тебя, Эдд! Как ты этого не понимаешь? А если ты – русский Джеймс Бонд, мне в три раза приятнее быть твоим любовником и любить тебя! — Александер, глядя глаза – в глаза, улыбнулся своей обворожительной улыбкой.
      Настало время Эдику пропустить фразу Алекса мимо ушей. И он решился! Сделал вид, что углублён в себя и произнёс:
      — Не мной сказано: «Всякий слышит то, что понимает»! Послушай и ты меня! Подчёркиваю ещё раз! В моём поведении ты «увидел» то, что хотел увидеть! Я ведь действительно не работаю в КГБ! — и это была правда: он же не сказал «на КГБ»! — Но… наши встречи, как ты понимаешь, ТАМ были зафиксированы… Меня попросили им помочь в обмен на невмешательство в нашу дружбу, в наши отношения!.. — глаза Алекса округлились. — И тогда они не будут нам мешать.
      — Продолжай, Эдд! Я тебя слушаю!
      — Их очень интересует один документ… из штаб-квартиры НАТО, который… который находится в сейфе твоего отца! Он напечатан на цветной бумаге! И называется «Меморандум…»
      На Лубянке Эдуарда не просили ни о каком «Меморандуме». Сей документ был нужен в ГРУ, его пытались добыть военные разведчики по всему миру, но пока это никак не удавалось. И Эдд решил, коль пошла такая пьянка, воспользоваться ситуацией. Должна же быть в сейфе военного атташе сия цидулина! А вдруг!..
      — Я знаю, как ты относишься к предательству! Но это не против твоей страны! Это против агрессивной политики НАТО! А этот блок нацелен против моей Родины – СССР! И они не знают, как добыть этот документ! Однако я им ответил: не смогу сделать то, что они просят, просто не сумею! А тебя об этом просить не буду! Меня предупредили: если я им не помогу, меня уволят из министерства и сделают так, что работать смогу устроиться лишь на Камчатке! Вот и всё!
      — Почему же ты мне сразу всё не рассказал?
      Эдд пожал плечами:
      — А зачем? Во-первых, ты бы мне всё равно не поверил, посчитал бы какой-то игрой и, наверное, попыткой завербовать тебя! Это не смешно, Адекс! Во-вторых, я подружился с тобой не как их шпион! И самое главное... — последовала многозначительная пауза. — Я не хотел тебя потерять! — от этой фразы, сказанной полушёпотом и проникновенно, у Алекса заблестели глаза. — Да и зачем тебе мои проблемы? И на Камчатке люди живут, буду охотиться на медведей, ловить кету…
      И Эдуард по-русски хлопнул рюмку коньяка.
      Наступила передышка. Эдик, как бы считая, что разговор об этом закончен, повернулся к залу, рассеяно рассматривая посетителей и то, как певица пыталась копировать Мирей Матье. Потягивал колу через трубочку. Но всем своим существом ждал ответа Александера.
      — Эдд! — задумчиво проговорил юноша. — Сейф моего отца круглые сутки состоит под неотключаемой сигнализацией. Даже когда отец находится в кабинете и поворачивает ключ в замке сейфа, тут же появляются два офицера службы безопасности! Пять раз откроет сейф – пять раз заскакивает охрана! А в самом сейфе на документах сверху лежит хитроумная шкатулка. Достаточно её не так взять или даже неосторожно стронуть с места – и она вскакивает вертикально. И уложить её потом  в горизонтальное положение может только отец. Даже я не знаю, как это сделать!..
      Шкатулка-неваляшка, типа Ваньки-встаньки?.. Хорошо, что не злая кобра на документах посажена, которая знает лишь своего хозяина! А то и две-три. История разведопераций знает и такие случаи. Представьте себе ужас: вы открываете сейф, а оттуда на вас... Бр-р-р! И надо ведь сдержать крик неожиданности, чтобы не переполошить охрану, и отбиваться от всех этих тварей. И потом ведь не загонишь их обратно в сейф. Значит, его вскрытие будет налицо. Операция провалится...
      «А шкатулка... Как это можно обойти? — тут же начало прокручиваться в мозгу разведчика. — Да по барабану! Надо устроить «случайный» взрыв газопровода перед окнами посольства! Так, что стёкла вместе с сейфом и той шкатулкой вздрогнут. Вот и будет объяснение для атташе, отчего она вертикально вскочила... Извинимся потом – авария! А вот неотключаемая сигнализация и заскакивающая охрана – это серьёзно, это не обойдёшь!..»
      — Понятно! Значит, это невозможно! Я так и знал! Извини!..
      — Я этого не сказал! Я подумаю, что можно сделать! Для тебя! Для нас…
Capture_009.JPG
 Satis verborum6
 
      <♦> Любовь – это стремление к сближению, вызванное видимостью красоты.
Зенон КИТИЙСКИЙ
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Нужно срочно отсюда сматываться, жеребец ты наш! Мы провалились в кроличью нору, и боюсь, уже не выберемся!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> В нашем деле сдавшихся всегда больше, чем проигравших.
А. ГЕРМАН
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Идеальных людей нет, но я стараюсь.
Из худ. сериала «Андромеда»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Может быть, когда-нибудь мы станем далеки.
      Разойдутся в синем море наши корабли.
      Но пока твои глаза смотрят нежно на меня,
      И неплохо нам вдвоём, мы ещё не раз споём:
      «Ля-ляй, ля-ля, ля-ля,
      Ля-ляй, ля-ля, ля-ля.
      Ля-ляй, ля-ля, ля-ля,
      Ля-ляй, ля-ля, ля-ля...»
Песня из репертуара Кая Метова
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Ты не должен меня ненавидеть за то, что я так тебя люблю!
Из америк. худ. к/ф-ма «Откинь гигантскую тень»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Следуй своей дорогой, и пусть люди говорят, что угодно.
Данте АЛИГЬЕРИ
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Будь самим собой и не играй с судьбой!
Из записных книжек офицера
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Только хотел было возмутиться, но ему не дали, заткнув рот поцелуем. Тело горело, намятое, возбужденное, каждой клеточкой отзываясь на эти медвежьи, грубые ласки.
      Серёга оторвался от его губ, обхватил своими лапищами Ромкино лицо, заглянул в лихорадочно блестевшие глаза.
      — Люблю тебя! — Серёга сказал эти слова шепотом, не отрывая взгляда, от Ромкиных глаз.
      У Ромки во рту пересохло, от этих слов. Серый и раньше говорил ему о своей любви, но сегодня, его признание звучало как-то по-особенному.
      Этот шепот пробирал до костей, вызывая мурашки и поднимая волосы на теле. Сухое горло отказывалось выдавать членораздельные звуки, и Ромка просто обхватил Серёгу за шею, прижался к нему крепко, втискиваясь в его железные мускулы на груди. Гладя руками плечи, спину. Целуя мощную шею, колючий подбородок, губы, глаза – всё такое родное, любимое.
      Серёга плыл от этих ласк, от ощущения счастья – безмерного, необъятного, всепоглощающего. Его руки больше не тискали, не мяли – они ласкали нежно, любя. На губах, языке, был вкус Ромкиной кожи, которой он щедро дарил поцелуи. Роман отдавал ответные ласки, исследуя сильное, упругое тело Сергея. Егоруки проводили по стальным напряженным мышцам, ощущая, как под ладонями, эти мышцы расслабляются. Чувство власти над Серёгиным телом, опьяняло, сводило с ума. Хотелось не только отдавать всего себя, но и брать, чувствуя себя сильным.
      Одежда была сорвана и разгоряченные тела сплетались, обжигая прикосновениями. От поцелуев опухли губы, дыхание становилось всё тяжелей, стоны громче, а плоть казалось, взорвется. Сергей не понял, в какой момент, Ромка вывернулся из-под него и оказался сверху. Легкий испуг и недоумение, когда Роман навис над ним, с горящим взглядом, больно вцепившись в его плечи. Серёга закрыл глаза, выдохнул воздух из груди, хрипло, надрывно. А затем обмяк и с готовностью раздвинул ноги, поддаваясь навстречу Ромке. Но вместо ожидаемой боли, почувствовал, как его пульсирующий член, вторгается в горячее, тугое нутро.
      Роман, оседлав его бедра, наклонился и прошептал в самое ухо:
      — Люблю тебя, слышишь, люблю!
      Их пальцы сомкнулись в единый замок, тела растворились в сладкой истоме, сливаясь в единое целое. Дыхание, стук сердец – в унисон. И даже дрожь была одна на двоих, пронизывая, словно током, переходя от тела к телу, от сердца к сердцу. В тишине – только дыхание, сначала громкое и частое, затем размеренное, тихое, ровное.
      Покрывало сна, тоже – одно на двоих.
Дэвид ВИСМАН, «Ромашка»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Я еб* жизнь и надеюсь, что это взаимно.
Из курсантских записных книжек
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Блаженство – бездумно отдаться стихии!
      Гадать об исходе, не дело гребца.
      Рассудку скажи: «Помолчи, надзиратель!
      В любви неуместен совет мудреца».
Газель ХАФИЗ
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Агент должен прогнозировать сегодня то, что его начальники потребуют завтра.
Полковник КГБ Юрий МОДИН7
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Уверенность в себе не возникает сама собой. Мужчинам быть уверенным помогает физическая сила, женщинам – красота. Но в итоге ни то, ни другое не оказывается главным в жизни. Физически сильные мужчины нередко терпят фиаско в конкуренции с умными мужчинами, а красивые женщины не так уж часто бывают счастливыми в браке.
Юрий РОГОЗИН, «Фехтование на нервах»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Господи, правильно говорят, что от счастья люди глупеют. А я счастлив. Кто бы знал, как я счастлив.
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Насколько бы грабель ты не наступал в прошлом, в будущем их будет ещё больше. Искренне надеюсь, что твой лоб, со временем, станет менее чувствительным.
МЕЙДЗИН (наст. имя Алексей ГУСАРОВ)
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Почему ты так? Стесняешься?
      — Нет. Видно натерпелся за эти дни! Нервы подвели!
Из худ. к/ф-ма «Сто солдат и две девушки»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Как трудно мне читать про страсть твою,
      Всё потому, что я тебя люблю…
      Но если любишь, ревность прогони,
      И каждый миг с возлюбленным цени.
Рыжий МУСЁНЫШ
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Мы никогда о прошлом не жалеем, оно же не жалеет нас в двойне.
Из записных книжек офицера разведки
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Если... Если бы Кроти видел бы, как ты струсил во время боя, он бы тебя вообще убил!
      — А почему же ты меня не убил?
      — Это не имеет значения! Ты мне и таким нравишься!
Из худ. к/ф-ма «Военный охотник»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Он был вашим хорошим другом?
      — Офицером!
      — А мне показалось, что вы ему нравитесь!
Из америк. худ. к/ф-ма «Война Мэрфи»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Люди-идиоты, особенно в том, что касается любви.
Из худ. к/ф-ма «Женщина на грани нервного срыва»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Как известно, не бывает дыма без огня.
      Просто так не говорятся важные слова.
      Дай же мне, дай же счастья глоток!
      Дай же мне, дай же!..
            Дай побыть хоть раз желанным!
            Дай побыть хоть раз коварным!
            Чтобы там не говорили,
            Мы друг друга не забыли!
            Дай же мне, дай же!..
Песня из репертуара Кая Метова
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Тот, кто ждёт,
      Всё снесёт, лишь бы это
      Не напрасно было!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Когда ты не открыл мне дверь...
      — Не открыл? А как же ты вошёл?
      — А я позвонил твоим соседям, чтобы перелезть через их балкон!
      — Надеюсь, они подумали, что ты вор, вызвали милицию и сейчас тебя заберут!
      — Нет, я сказал, что влюблён в тебя без памяти и что помру, если срочно не увижу!
      — Сволочь ты, БэГэ! Среди ночи разбудил, выставил перед соседями!
Из худ. к/ф-ма «М+Ж»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Вернись назад и попробуй ещё раз «Чизкейк» – горькую правду сладкой мечты.
Слоган к худ. к/ф-му «Чизкейк»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Всё на свете – предрассудки!
Из худ. к/ф-ма «Доктор Живаго»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Слушай, я пришёл сказать тебе всего одну вещь! Я не буду проситься назад. Просто хочу, чтобы ты знал! Ты думаешь, что я тебе всё время врал. Но даже если ты прав, всегда было, что-то настоящее! Я думал над твоими словами. Ты сказал, что не знаешь, кто я такой! То я теперь знаю. Я знаю, кто я такой! Я не юрист, не финансист, не коп и не спец по побегам. Этот Стивен Рассел умер. Остался человек, который любит тебя! Если ты это видишь, веришь в это, то я обещаю, что не буду ни кем другим никогда...
Из америк. худ. к/ф-ма «Я люблю тебя, Филипп Морис!»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> «Милый Александр! Вот уже четыре месяца я не вижу тебя! Когда у нас вьюга, я молю бога, чтобы ты не замёрз! Когда светит солнце, я радуюсь, что оно согреет тебя! Мне очень больно! Наверно, я могла бы удержать тебя. Но ты бы уходил на берег, смотрел в свою даль и с каждым бы днём всё больше отдалялся от меня! Я знаю, ты будешь думать обо мне. Я верю: ты вернёшься!..»
Из худ. к/ф-ма «Земля Санникова»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Коленька, у нас ещё будет ночь! Только бы прошёл завтрашний день!
Из худ. к/ф-ма «Сто солдат и две девушки»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Неизвестность жизни – хуже неизбежности смерти.
МЕЙДЗИН (наст. имя Алексей ГУСАРОВ)
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Живи секундой, но не забудь о следущей минуте.
Из девизов
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Как-то раз во время страшенной ночной грозы он затащил меня на крышу нашего двенадцатиэтажного дома. Мы трахались лёжа на узком бортике, отделяющем крышу от бездны. В самый разгар, когда я и он уже готовы были кончить, он замер, посмотрел на меня спокойно и произнёс:
      — Давай, когда начнём кончать, прыгнем вниз. Это же невероятно – умереть в полёте от любви. О нас будут слагать баллады.
      У меня тогда всё упало. А он засмеялся, слез с меня и принялся голый скакать под ливнем и хохотать, как помешенный. Как мне хотелось, чтобы одна из молний ему в бошку заехала, – не передать. Он после заявил, что работа лишила меня чувства юмора.
      Добро. Выждав какое-то время, я отыгрался. Припрятав пистолет под матрасом, естественно не заряженный, дождался подходящего момента. Он снова был сверху. Чувствую, настаёт момент. Вынимаю пушку, вставляю ему прямёхонько в очко, и, так ласково, говорю.
      — Сейчас мы начнём кончать, и я нажму на курок. Потому, что лучшего раза у нас уже не будет. Зачем тогда жить?
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Вот что я... я хочу сказать... Пусть я не всегда знаю, кто ты такой... но я люблю тебя! Я всегда любил только тебя! Наверное, любовь слепа, наверное, судьба у нас такая! Хрен его разберёт, но мне никогда ни с кем не было так хорошо, Стивен! Так светло! Я понимаю весь этот идиотизм, что ты натворил... Ты это делал ради меня, ради нас! Ты – самый деятельный человек, Стив... Ты и сейчас сводишь меня с ума. И хотя я не могу быть рядом с тобой... я останусь твоим... навсегда... А теперь, если пора, уходи! Всё в порядке... А я буду здесь...
Из америк. худ. к/ф-ма «Я люблю тебя, Филипп Морис!»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> — Куда ты торопишься? — продолжал Шубин. — Поверь моим словам, такой ночи в твоей жизни не повторится, а дома ждёт тебя Шеллинг. Правда, он сослужил тебе сегодня службу; но ты всё-таки не спеши. Пой, если умеешь, пой ещё громче; если не умеешь – сними шляпу, закинь голову и улыбайся звёздам. Они все на тебя смотрят, на одного тебя: звёзды только и делают, что смотрят на влюбленных людей, – оттого они так прелестны. Ведь ты влюблен, Андрей Петрович?.. Ты не отвечаешь мне... Отчего ты не отвечаешь? — заговорил опять Шубин. — О, если ты чувствуешь себя счастливым, молчи, молчи! Я болтаю, потому что я горемыка, я нелюбимый, я фокусник, артист, фигляр; но какие безмолвные восторги пил бы я в этих ночных струях, под этими звёздами, под этими алмазами, если б я знал, что меня любят!.. Берсенев, ты счастлив?
Иван Сергеевич ТУРГЕНЕВ, «Накануне»
<<♦><♦><♦>>
      <♦> Стой под дождём – пусть пронизывают тебя его стальные стрелы. Стой, не смотря ни на что. Жди солнца. Оно зальёт тебя сразу и беспредельно.
Франц КАФКА, австр. писатель
<<><><♦><><>>
Capture_004.JPG
Cum dis volentibus8
 ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> Эдд <<••
<<•• [оперативный псевдоним «Лòри»] ••>>
(продолжение)

      Воля – это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен.
Карлос КАСТАНЕДА
<<••>>
      Самые большие неприятности – ещё не повод для отчаяния.
Из осмысленного
<<••>>
      Человек не может заставить себя свернуть с пути, на котором он до сих пор неизменно преуспевал.
Николло МАКИАВЕЛЛИ

      На следующий день на Лубянке состоялось оперативное совещание. Эдуарда чуть ли не обвинили в некомпетентности и непрофессионализме. Кричали, что он «завалил превосходно задуманную операцию», и что он не имел права без санкции своих руководителей расшифровываться перед «Грандом». За всё это Эдуард вполне заслужил место службы на Камчатке! Руководство ГРУ огрызалось, что ведь коллег из КГБ предупреждали: их офицер – молод, не имеет оперативной подготовки для подсадки и опыта контрразведывательной работы. Напомнили, что ответственность за подготовку была возложена на кураторов из Второго главка.
      — И потом! Почему такой вариант развития событий не предусмотрели?
      — Потому что «Гранд» – не профи! Кто мог знать, что он, кроме всего прочего, ещё и неплохой аналитик с прирожденной наблюдательностью!
      — А он оказался на высоте! И какая была необходимость с такой срочностью арестовывать выявленного как агента иностранной разведки «Швеца»?
      — Да вы знаете, какую информацию «Швец» гнал на запад!? Это надо было пресечь немедленно!
      — А то, что вы этим арестом подставляете под удар нашего человека на подсадке, вы подумали?
      В общем, началась обычная межведомственная перепалка, которая продолжалась около часа. Но ответа на витавший в воздухе вопрос – что делать дальше? – никто не предлагал.
      Эдуард в дискуссию не вмешивался. Наверное, это про него в ту минуту было сказано когда-то у Овидия: «Он от советов лишь злей; раздражается, будучи сдержан». Эдд сидел и сосредоточенно продолжал заносить на тетрадный лист в клеточку все, приходящие на ум, слова-существительные, состоящие из трёх букв. Молчал и генерал-лейтенант, руководитель контрразведки КГБ. Он только слушал...
      Вдруг в зале появился сам Председатель КГБ. Все встали и повернулись в сторону вошедшего начальства. Пока Высокое начальство шло к своему месту, стояла удивительная тишина. Эдуард даже уловил, как кто-то из присутствовавших щёлкнул каблуками и Юрий Владимирович едва уловимо поморщился.
      — Садитесь, товарищи! Здравствуйте!
      Окинув всех взглядом, Председатель усаживается во главе стола.
      — Что тут у вас? Как продвигается дело? Мнение наших сотрудников мне известно! Послушаем военных!
      Выслушав все доводы, Председатель удивлённо спросил у своих:
      — А действительно, какая необходимость была в столь срочном аресте «Швеца» и его группы?
      Контрразведчики замялись. Потом руководитель операции виновато произнёс:
      — Однажды сработали непрофессионально, Юрий Владимирович! «Швец» обнаружил слежку. Забегал, засуетился, стал обрывать концы. Была опасность, что начнёт уничтожать улики или сбежит. Загранпаспорт поддельный себе выправил… Да и слишком серьёзная информация уходила через него на запад!
      Высокое начальство кивнуло. И, помолчав, произнёсло:
      — Одной информацией больше, одной меньше – какая разница? Разберитесь с ошибками! А здесь… Мы проводим оперативное совещание. И речь идёт не о разносах, а о том, чтобы подвести какие-то игоги и, по возможности, что-то выправить. У кого есть конкретные предложения?.. Так, предложений нет! Есть старая традиция русской армии: первым заслушивать самого младшего из присутствующих. Нарушаем военные традиции, товарищи военные разведчики!
      Председатель КГБ обратился к военным, как будто совещание проводилось в кабинетах ГРУ, а не КГБ!
      Все промолчали.
      А Председатель, открыто глянув на Эдда и поправив свои очки на переносице, обратился к нему по имени и отчеству:
      — Ну, а сами-то вы, |||||||||||||||||||| ||||||||||||||||||||||, что думаете по этому поводу?
      Все уставились на Эдуарда, как на смертника, которому, не смотря на лёгкость обращения к нему Председателя, через пять минут предстоит спуститься в знаменитые Лубянские подвалы и там быть расстрелянным. Немедленно!
      Эдик встал и с видом провинившегося школьника заявил, что согласен со всем, что здесь говорилось о нём, дилетанте в контрразведке, и о его работе с сыном военного атташе.
      Хотел, было, сесть, но его остановила реплика генерал-лейтенанта КГБ, руководителя операции:
      — Не прибедняйтесь! Вы работаете виртуозно!
      Эдуард покосился в сторону контрразведчика, чтобы понять: это укор или похвала?
      — Я бы тоже не назвал вашу работу никчемной и такой уж непрофессиональной, как вы нам здесь пытаетесь изобразить, — медленно проговорил Председатель. — Мы, благодаря вам, многое узнали, вышли на некоторых фигурантов! Для вербовки… Но в деле появился новый поворот. И что же нам теперь делать?
      — Если продолжать, не получим ли ноту протеста посольства? — проговорил первый заместитель.
      И Эдик решился. Он себя не будет защищать, он просто решил разобрать ситуацию, будто оценивая её со стороны.
      — Товарищ генерал армии! — Эдуард запнулся, в уме формулируя свои предложения.
      Неожиданно все приметили, как всегда плотно сжатые губы Председателя КГБ дрогнули, глаза к удивлению присутствующих засветились теплотой. Ведь по воинскому званию к руководителю всесильного КГБ его подчинённые никогда не обращались – не принято было. И Эдд понял, что Председатель не лишён тщеславной жилки.
      — Товарищ генерал армии! Как ск?жете, так и поступлю! Прикажете прекратить операцию и уехать на Камчатку, как мне здесь говорили старшие и более опытные товарищи, – буду собирать вещи! Прикажете продолжать встречаться с «Грандом» – выберу тот алгоритм поведения, который мне здесь предложат! Но… я думаю, по сути, ничего страшного не произошло! То, что «Гранд» присматривался к моему поведению – это в порядке вещей. Я бы на его месте тоже присматривался. Взрослых членов семей наших разведчиков под дипломатическим прикрытием также ведь минимально готовят в оперативном отношении. Вот и его готовили. Он попытался на мне применить полученные знания и что-то проверить, высказывая свои суждения. Я Алекса убеждал в том, что в моём поведении он, сын разведчика, увидел то, что желал увидеть! Вот и всё.
      — Но ведь вы расшифровались перед объектом, сказали, что КГБ вам поручил добыть документ НАТО из сейфа его отца! — И вдруг заместитель председателя расплылся в улыбке: — Когда мы вас об этом просили?! Что вы на нас наговариваете? Чуть что – сразу КГБ!
      — Документ нужен нам, военным! — даже не улыбнулся Эдуард.
      — Так, ну ладно! По-вашему получается, что вы говорили с сотрудниками госбезопасности, и они ждут от вас ответа или каких-то действий – значит, вы на связи у КГБ! — серьёзно добавил дальше заместитель председателя.
      — Товарищ генерал-полковник! А что я Алексу должен был сказать, что его КГБ всё время водило, а тут вдруг прохлопало контакт главного специалиста отдела министерства ||||||||||||||||||||| ||||||||||||| с сыном военного атташе? И кто мне в этом поверит? Или вы… мы парня держим за дурака? Меня учили, что «вернейший способ быть обманутым, – это считать себя хитрее всех других».
      Контрразведчики вокруг сидели ни живы, ни мёртвы: с их начальством так никто никогда не разговаривал! А Эдуард просто не знал таких нюансов, он до этой операции никогда не участвовал в совещаниях такого уровня! Да и Черчилль правильно подметил: «Когда есть зрители, дерзости нет предела!»
      Никто и ничего не возразил. И Эдд продолжал:
      — Даже из вашего досье на «Гранда» следует, что он не дурак! Я в этом сам убедился. И ещё! Западные разведчики и дипломаты что, не знают специфики нашей страны? Не знают, что все контакты с иностранцами под контролем у нас… у вас?
      — Что вы предлагаете, майор? — этим вопросом офицера хотели осадить, поставить на место.
      — Ждать! — не удержалось родное начальство Эдуарда и тихо подсказало с места.
      — Вчера я не мог сказать: «Посиди, малыш! Я сейчас! Мне надо позвонить одному знакомому генералу ГБ, чтобы посоветоваться, что тебе отвечать!» Ход – плохой или хороший – мной сделан. Давайте посмотрим, как отреагирует «Гранд»! Прекратит отношения со мной – буду собираться на Камчатку. Продолжит – буду действовать по обстановке.
      — А, кстати! Откуда взялась эта реплика с Камчаткой? — поинтересовался Председатель и строго обвёл взглядом присутствовавших контрразведчиков: уж не вздумал ли кто из них угрожать Эдуарду? — Почему злосчастный КГБ вас «обещал» определить на жительство и трудоустроить именно там?
      Эдд пожал плечами:
      — Хотел дать понять, что буду очень далеко! — Тут Эдик делано вздохнул. — И я совсем не подумал о своей перспективе! Надо было намекнуть на перевод в Ленинград, что ли! — Эдд посмотрел на своё начальство, которое, в отличие от контрразведчиков, шутку оценило, и слегка улыбнулось. Улыбнулось и тут же быстро улыбку погасило. — Ну, а если серьёзно, то меня учили, что когда отлично знаешь, что человеку надо, и есть возможность дать или отнять это, – легко стать его господином. Ведь по определению Оскара Уайльда, «в этом мире есть только две трагедии: одна – не получить желаемое»... — и запнулся: продолжать ли?
      — М-да! Действительно! У вас есть, чему поучиться нашим сотрудникам! На Камчатку, говорите? Да нет, вы нам ещё здесь пригодитесь! — даже не улыбнулся Председатель. — А, может, и не только здесь!..
      — Вот именно! — добавил первый заместитель председателя КГБ. — Извините, Юрий Владимирович! — И к Эдду: — Вы – не дилетант, вы – прожжённый!
      И снова настала пора Эдуарду оценивать сказанное.
      Председатель подвёл итоги так:
      — Не будем посыпать голову пеплом, товарищи! |||||||||||||||||| |||||||||||||||||||||||||| прав. В самом деле, ничего провального не случилось. Операцию продолжать! Тем более что ничего другого, толкового, кроме Камчатки… и Ленинграда, — Председатель лёгкую улыбку послал в сторону Эдда, — никто из присутствующих не предлагает! Никаких превращений вчерашнего разговора в шутку не проводить! Уже то, что «Гранд» стал рассказывать о системе безопасности сейфа отца, говорит о том, что он нашему офицеру поверил, и, кажется, заглотил крючок.
      Юрий Владимирович помолчал.
      — Когда у вас встреча? Сидите, ||||||||||||||||| ||||||||||||||||||||||||!
      — Сегодня, товарищ генерал армии! — не поднимаясь, подал реплику Эдик и взглянул шефу КГБ в глаза.
      — Сегодняшнюю встречу пропустите! На телефонные звонки не отвечайте! Завтра и послезавтра – тоже! Пусть понервничает! А вот через три дня сходите! Помните, что работа в разведке и контрразведке требует виртуозного мастерства и артистизма! И то, и другое у вас, кажется, есть! Как будете действовать?
      — Думаю, лучше подъехать на машине. И в этот вечер желательно никаких ресторанов. Повожу его по вечерней Москве. Дорога, движение в потоке машин, мелькание огней за окном отвлекает, рассеивает внимание. Выдам побольше теплоты и грусти во взгляде (ведь мы можем скоро и не увидеться!), побольше нежности в голосе. Гомосексуалы ведь – психологически очень одинокие люди…
      — Это правда. Кто-то сказал: покажите мне счастливого гомосексуалиста, и я покажу вам весёленький труп!
      — ...Сам разговор о документе, который нужен КГБ, заводить не буду! Но если «Гранд» в эту или другую встречу поинтересуется, нужен ли нам ещё Меморандум НАТО, с серьёзным видом, глянув ему прямо в зрачки, после многозначительной паузы подтвержу этот наш интерес!
      — М-да, вас учить не надо! Как мне докладывали... И как теперь убеждаюсь сам, вы – большой спец в области специальной психологии!
      Председатель посмотрел в окно, задёрнутое белыми шторками и кивнул:
      — Ну, а получим ноту посольства... Не первая и не последняя... — Затем на мгновение прикрыв глаза, добавил: — Рискнём!
      Совещание закончилось. Все встали, ожидая выхода высокого начальства. Первым из зала выходил Председатель КГБ. И тут произошло неожиданное: проходя мимо Эдда, он подошёл и, пожелав удачи, пожал ему руку. Попрощался таким образом с Эдуардом и только с ним! КГБ-шники от происшедшего чуть на задницы не попадали.
      После этого для рукопожатия подошёл, прощаясь, первый зампредседателя:
      — Ну, ты и штучка! — улыбнулся он. — Кстати, ваши посылы с высказываниями мудрого Оккама и бесподобного Достоевского, и анекдот о КГБ нам понравились! Всё-таки вы действительно не сдали ситуацию, а искали выход. В цейтноте!.. И кажется, нашли! Да! Вы не договорили, оборвали на полуслове! По выражению Уайльда, первая мировая трагедия – не получить желаемое... А вторая, вторая трагедия, в чём?
      — ...«а вторая – получить его»!
      — М-да! Кстати! Пожалуй, мы были неправы, когда ругали вас за маскировочное знакомство с «Жозù»! Это у вас получилось неплохо! Объект в растерянности и не знает, что подумать. И это хорошо…
      — Прикажите ещё завести парочку баб-с? — с серьёзным видом вопрошает Эдд.
      — С этим спешить не будем! — и зампред пошёл к выходу.
      И дальше каждый контрразведчик (среди которых почти все были асами своего дела), счёл нужным попрощаться с Эддом крепким рукопожатием, похлопыванием по плечу и чуть ли не с любовью в глазах.
      Начальство ГРУ тоже было само расположение:
      — А ты, парень, действительно не прост! Давай, дерзай! Но Ленинград тебе, на всякий случай, забронируем! Там как раз нужен толковый заместитель начальника разведки округа по агентурной работе. Мы за тебя ещё повоюем!
       «Мгм! Интересно, стали бы вы за меня “воевать”, если бы Председатель приказал меня тут же, на Лубянке, расстрелять?» — подумалось Эдуарду.
Capture_191.JPG
 Ite, missa est!9
 
      <♦> Большие несчастия не бывают продолжительными, а малые не стоят внимания.
Джон ЛЕББОК
<<><♦><>>
      <♦> Преуспевает в жизни лишь тот, чьё сердце становится мягче, кровь – горячее, ум – живее, а дух умиротворённее.
Джон РЕСКИН
<<><♦><>>
      <♦> Человек – это процесс его поступков.
Антонио ГРАМШИ
<<><♦><>>
      <♦> Легче хулить, чем сделать так же.
АПОЛЛОДОР
<<><♦><>>
      <♦> Что бы увидеть радугу нужно пережить дождь.
Из записных книжек офицера
<<><♦><>>
      <♦> Где-то далеко идут дожди.
      Ну и что, пускай себе идут!
      Для меня важней сегодня – ты,
      А дожди сегодня подождут!
            Где-то далеко шумят моря.
            Ну и что, пускай себе шумят!
            Для тебя важней сегодня – я,
            А моря – и в Африке моря!
                  Я отключу телефон,
                  И будем только вдвоём –
                  Пусть все печали пройдут!
                  Для меня важней сегодня – ты!
                  А другие – подождут!
Песня из репертуара Кая Метова
<<><♦><>>
      <♦> Если вы хотите оставить в жизни что-то ещё, кроме чёрточки между двумя датами своего пребывания на земле, не бойтесь ошибаться!
Юрий РОГОЗИН, «Фехтование на нервах»
<<><♦><>>
      <♦> В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ.
Марина ЦВЕТАЕВА
<<><♦><>>
      <♦> Беги без оглядки снова.
Слоган к америк. х/ф-му «Чужой-3»
<<><♦><>>
      <♦> У Ромки было замечательное настроение. На душе легко и спокойно, после разговора с матерью.
      Темы его ориентации почти не касались. Мать просто сказала, что всё знает. Сказала, чтобы он никогда не забывал, что дома его любят и ждут, чтобы в его жизни не произошло.
Дэвид ВИСМАН, «Ромашка»
<<><♦><>>
      <♦> — Штрафники пошли!.. Сблизились!
Из худ. к/ф-ма «Сто солдат и две девушки»
<<><♦><>>
      <♦> — Смотрю я на эту красоту и думаю: давайте жить вместе!
Из худ. к/ф-ма «Золушка.ру»
<<><♦><>>
      <♦> — Почему я не могу сделать что-то хорошее для парня? Чего ты боишься?
      — Я не боюсь!
Из худ. к/ф-ма «Военный охотник»
<<><♦><>>
      <♦> — Всё рассчитано! И нет места для случайности!
Из америк. худ. к/ф-ма «Герои Телемарка»
<<><♦><>>
      <♦> — Вам нравится война?
      — Да! Я её начал! Я спалю весь мир!
Из америк. худ. к/ф-ма «Война Мэрфи»
<<><♦><>>
      <♦> — Григорий Иванович, дайте, пожалуйста, человеку дело сказать!
Из худ. сериала «Диверсанты»
<<><♦><>>
      <♦> — «Розовой майки я не отдам! Я намерен получить удовольствие от и до!» — говорит он.
Из репортажа о велопробеге
<<><♦><>>
      <♦> — Все понимают, что без хорошего спуска спортсменам здесь не обойтись! Это жизненная необходимость! Это понимают участники, это понимают и зрители! Нужны скорость и желание показать своё мастерство!
Из репортажа о велопробеге
<<><♦><>>
      <♦> — «Ворота в ад!» – вот что написано на этой растяжке перед этим спуском!
Из репортажа о велопробеге
<<><♦><>>
      <♦> — Какой крутой спуск! Какой крутой спуск! Этому могут только позавидовать те, кто это понимает!
Из репортажа о велопробеге
<<><♦><>>
      <♦> — Этот спуск сейчас будет среди сильнейших! Последний держится среди первых. Плохо, что при спуске Винокуров держится вплотную к другому спортсмену! И это его ошибка! Это может ему помешать показать всё, на что он способен при своём спуске!
Из репортажа о велопробеге
<<><♦><>>
      <♦> — То, что лётчики главной армейской спецслужбы являются универсалами, уже не требует доказательств.
Из передачи «Смотр» (НТВ), эфир 13.06.10
<<><♦><>>
      <♦> — Непростой ты человек, Андрей!
      — Простые – только тюльки в банке. Поэтому их с головой едят.
Из худ. к/ф-ма «Исчезнувшие»
<<><♦><>>
      <♦> — Ты просто молодец, старый пожиратель лягушек! Компания подарит тебе золотые часы!
Из америк. худ. к/ф-ма «Война Мэрфи»
<<><♦><>>
      <♦> — Ну, борода многогрешная! Ежели что за тобой худое проведаю!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<><♦><>>
      <♦> — А вы что хотели, чтобы меня там раком до утра ставили?
Из худ. к/ф-ма «Ширли-мырли»
<<><♦><>>
      <♦> — Последний шанс тебе, сынок! Ещё одна оплошность – и ты сам по себе! Понял?
      — Да.
Из англ. худ. сериала «Отель “Вавилон”»
<<><♦><>>
      <♦> — Вы не умеете заправлять постель! В армии вас этому не научили?
      — Другому научили.
Из фр. худ. к/ф-ма «Хищники»
<<><♦><>>
      <♦> — Мэрфи, что я скажу своим начальникам?
      — Покажи им свой член!
Из америк. худ. к/ф-ма «Война Мэрфи»
<<><♦><>>
      <♦> — Блестящее решение, Рольф! Напиши его на доске и поставь подпись!
      — Решение далеко не блестящее. Не я его придумал. Оно просто есть.
Из америк. худ. к/ф-ма «Герои Телемарка»
<<><♦><>>
      <♦> И это всё было выше его сил. Он не был в состоянии сопротивляться инстинктам, он просто не имел сил им сопротивляться. Не говоря уже об отсутствии всякого желания этого делать. Он придерживался простого жизненного принципа. Если природа всё это придумала, то почему он должен идти против её законов? Против законов он не мог пойти, ну никак! Он был законопослушным гражданином. И он не шёл. Он шёл на поводу у своих чувств, желаний и потребностей.
СПОРТМЕН, «Бабник»
<<><♦><>>
      <♦> — Господа президенты, господа министры иностранных дел! Когда вы обсуждаете судьбы мира, вы, вероятно, забываете о любви! А любовь и счастье каждого человека зависит от этого! Пожалуйста, поторопитесь договориться!
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
30205155_32328_1___k.jpgCapture_218.JPG
________________________________
      1 Nomen nescio (лат.) – без имени. Другими словами, некто, кто-то.
      2 Der Wicht (нем.) – (разговорн.) «парень», «малый».
      3 Sine dubio (лат.) – вне сомнения.
      4 Вишер П. – секретарь Комитета по разведке Объединённого комитета начальников штабов США.
      5 Cirquit quaerens quem devoret (лат.) – рыщет вокруг, иский, кого поясти. Так предупреждал апостол Пётр в Первом соборном послании (1: 5, 8), имея в виду дьявола.
      6 Satis verborum (лат.) – слов [было сказано] достаточно.
      7 Модин Ю.И. (род. в 1922 г.) – советский разведчик, полковник. Работал в Англии со знаменитой «кембриджской пятёркой».
      8 Cum dis volentibus (лат.) – при содействии богов, если будет угодно.
      9 Ite, missa est! (лат.) – ступайте, месса окончена! Заключительные слова в католической службе.
 
 

Комментарии  

 
+7 #1 Baltazar 17.06.2010 03:28
Спасибо за интересный рассказ. Приятные воспоминания реалий посольской жизни за рубежом дополняют и общение не только в пределах учреждений, но и борьба с нашими надзирателями против моего детства, становления личности и свободы парней моей сексуальной ориентации. И вы действительно правы, в Союзе приходилось скрывать свою ориентацию. А теперь за границей вот уже 23 года живу полной семейной жизнью с любимым человеком. И я счастлив, и мой любимый, и наши дети растут без комплексов.
Ждем продолжения.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок