3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Октябрь 2009 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сообщения чата
Сейчас 320 гостей и 9 пользователей онлайн
  • eensleydari

АВИАБАЙКИ ДРУГИХ АВТОРОВ PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 5
ХудшийЛучший 
Творчество - Юмор

13181656_79810_1_.jpg

АВИАБАЙКИ  ДРУГИХ  АВТОРОВ

Авиабайки от Михаила Огеря можно посмотреть здесь

    Лётчик перегонял на какой-то аэродром Су-26. Для справки: в отличие от своих более известных могучих военных «родственников» – штурмовика Су-25 и истребителя Су-27, Су-26 – это маленький винтомоторный спортивный самолётик.
    И вот подлетает лётчик на этом самолётике к аэродрому запрашивает посадку. Ему говорят:
     — Посадку разрешаю, только поскорее!
     Ну, он сел, катит по полосе. А ему:
     — Быстрее, быстрее освобождайте полосу!
     Лётчик подкатывает на приличной скорости к рулёжке, сворачивает с полосы, докладывает и интересуется:
     — Освободил! А в чём дело? Что за спешка-то?
     — Да тут сейчас Су-26 садиться будет!
<<♦><♦><♦>>
     1974 год, Черниговское ВВАУЛ, курсанты летают уже самостоятельно на Л-29.
     Очередной самолёт вырулил на ВПП:
     Курсант: — 746й, разрешите взлёт?
     РП: — 746й, зона вторая, взлёт разрешаю!
     Двигатель набирает обороты, но самолёт стоит, обороты уменьшаются до малого газа, затем снова увеличиваются и снова уменьшаются...
     Что за чертовщина?
     РП: — 746й, почему не взлетаешь?
     Курсант: — 746й, при даче РУД вперёд, голова поворачивается направо!
     РП: — 746, заруливай на стоянку!
     Самолёт зарулил на ЦЗ, открывают фонарь, подходит инструктор:
     — Показывай!
     Курсант двигает РУД вперёд – голова курсанта поворачивается вправо, убирает РУД назад – голова становится на место.
     Причину нашли быстро: шнур шлемофона зацепился за РУД, и поскольку РУД расположен с левой стороны кабины, а шнур крепится к шлемофону сзади точно посередине, то при движении РУД вперёд шнур натягивался и тянет шлемофон, а заодно и голову бестолкового курсанта!
<<♦><♦><♦>>
     1985 год, перегоняем шестёрку Су-17М из Борзи в Барановичи. Особенность этого самолёта в том, что в систему кондиционирования воздуха в кабине заливается смесь воды и спирта. Естественно, летом туда заливали только воду, а по документам и спирт тоже, который потом употреблялся. По положению о перегонках истребителей- бомбардировщиков составом больше пары, выделялся борт сопровождения Ан-12 с техническим составом и запасным лётчиком на борту.
    Сама перегонка выглядела так: шестёркой садимся на промежуточном аэродроме, за нами садится борт сопровождения, техники подготавливают «Сухие» к вылету, мы взлетаем, Ан-12 за нами и так далее. А запасной лётчик официально нужен для замены в случае болезни одного из перегонщиков, а неофициально – для получения и дележа вышеупомянутого спирта. Естественно, делать этому лётчику нечего, кроме как на очередном аэродроме принести нам пустые канистры и отнести полные в Ан-12. Ему скучно и он потихонечку начинает дегустировать полученный спирт.
     Садимся в Кустанае, ждём, когда сядет борт сопровождения, чтобы взять у Юрки (так звали запасного лётчика) канистры.
     И вот картина: заруливает Ан-12, открывается рампа, выходит Юрка и на вопрос: «Юра! Где тара?», он, удивленно оглядываясь, отвечает:
    — Мужики, ну где я вам здесь гитару найду?
<<♦><♦><♦>
      Последние новости: на городском кладбищем разбился двухместный самолёт. Спасатели уже извлекли 614 тел пострадавших...
<<♦><♦><♦>>

      Для закрытия бомболюка Ту-16 на земле нужно два человека – один в кабине качает ручной насос, а другой у бомболюка держит концевик и смотрит, чтобы в районе закрытия створок не было ни людей, ни оборудования. Обычно при обслуживании самолёта, довольно много людей копошатся в бомболюке, стоя на стремянках так, что, наружу торчат одни ноги.
      Прапорщик-техник решил упростить технологию. Под концевик засовывался спичечный коробок и так в одиночку закрывал створки – чтобы, значит, без помощников. Его приятель решил подшутить. Так как из кабины не видно створок, то в тот момент, когда прапор почти закрыл створки, приятель сунул в щель два сапога и дико заорал.
      Услышав крик, прапор высунулся из кабины и увидел закрытый бомболюк с торчащими сапогами. Сходство с тем, что кого-то зажало створками было более, чем полное!
      Прапор открывает бомболюк в сверхаварийном режиме, т.е. специальными пружинами, после чего механизм открытия-закрытия створок надо ремонтировать. Из бомболюка вывалились два сапога, а из-за ближайшего контейнера – падающий от хохота приятель.
      ...Прапор гонялся за приятелем по всему лётному полю!
<<♦><♦><♦>>

      При перелелёте через Атлантику у воздушного судна одной американской компании отказывает один из двигателей.
      Стюардесса выходит в салон и говорит:
      — Чтобы самолёт долетел до берега мы выбросили багаж, груз, но этого недостаточно – по нашим подсчетам пять пассажиров должны быть выброшены в океан. Чтобы никому не было обидно я буду вызывать пассажиров по алфавиту и начинает:
      — «А» – афроамериканс!
      Никто не встает.
      — «В» – black people!
      Все сидят.
      — «С» – coloured people!
      Тишина...
      И тут во втором ряду сынишка-афроамериканец спрашивает папу:
      — Папа, нас вызывали уже три раза, почему ты не встаешь?
      — Тсс, сынок, молчи, сегодня мы – ниггеры!
<<♦><♦><♦>>

         На аэродроме тяжёлый день, полосы не справляются с нагрузкой, на подходе ожидают разрешения на посадку бортов десять, в эфире мат, типа: «вас здесь не стояло», «мне быстрее надо».
      Вдруг в эфир врывается голос:
      — Я – борт 42078. Лечу на одном моторе! Шасси не убираются! Топлива осталось 50 литров! Срочно дайте полосу!
      Дали полосу вне очереди! Из облаков вываливается и садится на полосул 42078 на самолёте... Ан-2!!
      В эфир летит несдержанный мат диспетчеров подхода и посадки!..
      Справка (для молодых читателей, которые впервые слышат об этом самолёте): би-план Ан-2, одномоторный, с неубирающимися шасси. А на 50 л бензина Ан-2 может летать ещё с целый час!
<<♦><♦><♦>>

      Один военный лётчик перешёл в гражданскую авиацию. Однажды пилотирует он Ту-154, вдруг видит рядом какой-то самолёт. Пристроился.
      Ну, он вводит Тушку в крутой вираж, делает полубочку, идёт в штопор, выводит у земли и свечкой взмывает вверх.
      — Ушёл! — облегченно думает он.
      Тут в кабину на карачках вползает стюардесса.
      — Командир, если следующим этапом собираетесь заняться ковровым бомбометанием, то у пассажиров накопилось довольно много того, что можно использовать в качестве бомб...
<<♦><♦><♦>>

      Дело было на одном из учебных аэродромов, на котором проходило лётную практику (проще говоря, первоначальное обучение) очередное поколение курсантов одного из авиационных училищ. Hадо сказать, что процесс обучения курсантов летному делу – процесс творческий, при этом невероятно яркий, изобилующий невероятными приколами, основанными на неимоверной серьёзности процесса, с одной стороны, и неисчерпаемым источником анекдотических ситуаций, с другой. Так вот, даже если курсант на земле подготовлен на «пять», – в воздухе (первое время, естессно) это всё равно двоечник, ибо воздушная обстановка диктует свои законы. Задача инструктора – сократить до минимума время, потребное на то, чтобы курсант преодолел «эффект опупения » и начал более-менее внятно в полёте соображать. Короче, история приключилась вот какая.
      Одному весьма темпераментному инструктору попался в группу курсантик очень ближнего (по нынешним меркам, зарубежья), весьма тормознуто воспринимающий лётную науку. При этом инструктор, недавно пришедший из истребителей и преподававший первый год, сам ещё не обвыкся в кабине нового для него самолёта (что в принципе, для нормального летуна не проблема, настоящий лётчик всё равно делает свою работу в конечном итоге правильно – инстинкт, наверно).
      Так вот, этот день явно был «не его » , «тормозящий » курсант явно вывел его из себя, за лексикой он, по обыкновению, не следил, и при этом постоянно путал на штурвале кнопки. Hадо сказать, что в самолёте на штурвале у лётчиков имеется рядом две кнопки: одна для радиосвязи, а вторая – для разговоров внутри экипажа, называется СПУ – самолётное переговорное устройство. Всё, что говорится в кабине, – слышно только экипажу, а прочая говорильня типа «разрешите взлёт » , «к первому 300 » и т.д. – слышат все, у кого включена радиостанция и установлена данная частота. Плюс к этому на стартовой площадке, где, по обыкновению, курят, ожидая своей очереди, курсанты, инструкторы, обслуга и прочий аэродромный народ, установлен громкоговоритель а-ля «в бой идут одни старики » , чтобы, так сказать, атмосфера ощущалась, плюс на столе (а также в машине) у командира полка такой же, а также у оперативного дежурного, у диспетчера авиаузла, у начальника связи, у группы объективного контроля, у чёрта лысого, и т.д. и т.п., не считая тех, кто также в это время на своих бортах бороздит просторы великого и могучего воздушного океана на данном канале связи.
      Так вот, уж не знаю, чего там у них в полёте происходило, но все курсанты и инструкторы, сидящие на стартовой площадке, слышали это так (почти дословно):
      Руководитель полётов (РП): — 645-й, заход на посадку разрешаю!
      Курсант (К): — 645-й, понял, выполняю!
      Инструктор (И): — Твою мать, разворот вправо, а не влево, совсем, что-ли, ох*ел?! Завтра, бл*дь, ты у меня попрыгаешь на разборе!
      РП: — 645-й, не путайте кнопки!
      И: — Прощеньица просим!
      К: — 645-й, на четвёртом!
      РП: — Выполняйте!
      И: — Ты шасси выпустил, Мухтар ёб*ный?
      РП: — Hе путайте кнопки!
      И: — Вот бл*дь!..
      К: — 645-й, к посадке готов!
      РП: — Посадку разрешаю!
      К: — Понял!
      И: — Кто понял? Это ты понял? Куда ты ху*чишь, ё* твою мать, полоса вон где!! За высотой смотри, бл*дь! Убьёшь всех к ёб*ной матери!!!
      РП: — 645-й, не путайте кнопки, сколько можно?!
      И: — ...
      Тут уж или РП отчаялся, наставлять «шефа» на путь истинный, то ли прочувствовал кайф ситуации, короче, больше ему не мешает (посадка всё-таки), и все мы, млея от восторга, глядя на приземлившийся и рулящий снова на взлётающий борт, вперемежку с докладами других экипажей слушаем дальше:
      И: — Где ты, бл*дь, взялся на мою голову, братское твоё чувырло! Только попробуй мне, как в тот раз, после взлёта вместо уборки шасси движки убрать на малый газ, я тебя кончу, ё* твою, господи, переёб*ную мать!
      ...Аэродром умирает от смеха...
      И: — Мама ты моя, ну куда ты прёшь на полосу без доклада?! Запрашивай, разъеб* твою мать!
      К: — 645-й, исполнительный!
      РП (со вздохом): — Разрешаю!
      И: — Сил моих больше нет! Hу, только попробуй, учуди сейчас чего, я тебя к бабе твоей х*р отпущу завтра, будешь у меня «Руководство» по ночам зубрить, пока не кончишь...
      К: — 645-й, к взлёту готов!
      РП: — 645-й, взлёт разрешаю!
      ...Аэродром затаил дыхание...
      Борт разбегается, как-то с трудом отрывается от земли и, словно нехотя набирая высоту, скрывается за деревьями.
      Hесколько секунд тишины...
      РП: — 645-й, чего-то вы низковато ушли?..
      Пауза...
      Потом полный обвал:
      И: — Ё* твою мать, пехота ёб*ная! Ну, ни на секунду отвлечься нельзя! Hадо же, бл*дь, БЕЗ ЗАКРЫЛКОВ ВЗЛЕТЕЛИ! ХОРОШО ЕЩЁ, HИКТО HЕ ЗАМЕТИЛ!!!
      Занавес!!!
<<♦><♦><♦>>

      ...Как-то на прыжках одного мужчинку,  18 лет (а было у него весу аж 48 кг), унесло на высоту порядка 1000м – мы прыгали с 800 (был жаркий день и он попал на восходящие потоки от пашни) и таскало по белу свету до посинения. Он давно уже потерял аэродром, куда должен был приземляться (а на аэродроме стоял полосатый колдун, по которому мы определяли направление и силу ветра). Когда он увидел что земля в конце концов стала приближаться, он попытался определить направление ветра с помощью плевков: так это просто небрежненько поплевывал с высоты на бренный мир и смотрел куда тот плевок прилетит. Естественно, он ничерта не определил, ибо тот плевок летит также как и парашютист, однако господь видно возмутился его неэкологическими действиями и присараил его, то бишь он сел не на землицу, а на соломенную крышу сарая, вернее даже хлева. Естественно он провалился скрозь ту хлипкую крышу в коровник, да не просто в коровник, а в навоз от тех коров. Поднялся всеобщий шмон, коровы стали с перепугу бодаться, куры заорали на всю деревню, собаки кинулись со всей округи. В общем к вечеру привезли к нам его, родёмого, с парашютом на телеге.
      Все были безумно рады, что хоть и обосранный, забоданый, искусанный, но все-таки живой, потому как уже все с ног сбились, искамши его.
      Потом про него даже анекдоты пошли и когда кто-то не знал его, достаточно было сказать что это тот, что «присараился».
<<♦><♦><♦>>

      Шла из Каунаса на Польшу паpа Ми-8. Hу и в ведущей вертушке боpттехнику пpиспичило. Hашёл он какую-то коpобку, спpавился в неё и за боpт. Коpобка-то вниз полётела, а вот её «содеpжимое» – на остекленение кабины ведомому.
      Вся эскадpилья потом собpалась посмотpеть, как бортач отмывал веpтолёт от своего засохшего дерьма!
<<♦><♦><♦>>

      HАСА придумало пушку, которую заряжали тушками куриц и палили по лобоовым стёклам самолётов, на предмет проверки их прочности при столкновении с птицами на взлёте и посадке. Заряд расчитывали так, чтобы скорость курицы соответствовала скорости самолёта на взлёте и посадке.
      Об испытаниях узнали англичане и загорелись проверить свой скоростной поезд на то же самое. HАСА послала им пушку. Испытания. Выстрел. Курица разбивает особо прочное ветровое стекло скоростного экспресса в мелкую пыль, пробивает приборную доску, сшибает кресло машиниста и влипает в заднюю стенку кабины. Оху*вшие англичане посылают отчёт об испытаниях вместе с химическим составом стекла, конструкцией окна в HАСА с просьбой дать объяснения и рекомендации.
      Ответ от HАСА уместился в одну строчку: «РАЗМОРОЗЬТЕ КУРИЦУ!!!»
<<♦><♦><♦>>

        Полетел курсант с инструктором на облёт зон. В каждой зоне инструктор делал несколько виражей, показывая наземные ориентиры. Наконец, инструктор решил, что курсант созрел для того, чтобы провести самолёт в следующую зону. Но чтобы сообщить об этом курсанту, он, видимо, выбрал телепатический способ связи. Послав мысленный сигнал, инструктор отпустил управление. И самолёт вполне сносно, а самое главное правильно пошёл сам в следующую зону. Курсант ручку управления не держит, сидит и смотрит вниз, считая, что покачивание самолёта производит инструктор, чтобы показать ориентиры. А инструктор сидит и смотрит, как курсант учится летать!
      Где-то на пятой минуте этого полёта всю идиллию испортил курсант осторожным вопросом:
      — Товарищ лейтенант, а кто самолётом управляет?
      На что получил ответ:
      — Ты, а что?..
<<♦><♦><♦>>

      На Тихом океане лётчики советских перехватчиков Су-15 прикалывались весьма своеобразно. Подловив момент, когда зазевавшийся F-16 из сопредельного государства окажется сзади-снизу, лётчик открывал клапаны и сливал за борт тонну керосина. В воздухе эта тонна принимала вид облака, пролетая через которое F-16 производил дикий взрыв. (Надо полагать, самолёт оставался цел.)
      Всем было жутко весело!
      Особенно пилотам F-16!
<<♦><♦><♦>>

      На одном аэродроме базировался полк МиГ-29 и полоса была длинной 2000 м. Последние 300 м полосы находились в то время на ремонте (сняты бетонные плиты и насыпаны кучи гавия). Для МиГ-29-х 300 метров особой роли не играют, поэтому наземные системы посадки (в частности ПРМГ) корректировать не стали, а подали только заявку в «ежемесячный журнал аэродромов».
      И вот как-то вечером, темно уже было, заходит на посадку Ан-12 (привёз какие-то запчасти). Причём заходит по стандартной глиссаде и между руководителем полётов и экипажем борта происходит следующий диалог:
      Высота 200 м:
      РП: — Ты журнал аэродромов читал?
      КВС: — Читал.
      Высота 100 м:
      РП: — А ты про наш аэродром-то читал?
      КВС: — Читал.
      Высота 20 м
      РП: — А ты знаешь, что у нас 300 м полосы на ремонте?
      КВС: — Еб!!!!!!!!.......................................
      И вот в этот момент я впервые увидел, как Ан-12 с углом под 45 градусов уходит вверх! Зрелище напоминало короткий старт американских транспортных С-130 «Голубых Ангелов» с пороховыми ускорителями! Вот только на Ан-12, наверное, никто не думал ни о зрелищах, ни о пороховых усорителях!..
<<♦><♦><♦>>

      Вела у нас теоретическую механику, замечательная во всех отношениях, молодая и весьма привлекательная женщина – Наталья Андреевна! В это же время был назначен начальником кафедры молодцеватый, уверенный в себе товарищ из гражданских (как звать не помню). В третьем взводе у нас в роте учился Вася Рогов – худощавый, конопатый пацан, очень непосредственный и  простой в общении!
      На экзамене по теоретической механике: человек шесть сидят, готовятся, принимающие – начальник кафедры и Наталья Андреевна. Дверь приоткрывается, в образовавшуюся щель засовывается голова Васи. Начальник кафедры спрашивает:
      — Тебе чего Рогов?.
      Васина голова отвечает:
      — Наталью Андреевну хочу!
      Начальник кафедры:
      — Я её тоже хочу, только вслух об этом не говорю!
      Голова Васи исчезает, Наталья Андреевна краснеет до самых кончиков ушей, сдающие экзамен, забыв о балках и консолях, бьются в истеричном хохоте.
<<♦><♦><♦>>

      Занятия по тактике. Инженерный и ЗОМП городок. Тактики и саперы вместе проводят занятия. Тактик обращается к саперу подполковнику Ананьеву:
      — Вот Маркс оставил после себя марксизм, Ленин – ленинизм. А что после себя оставишь ты, АНАНЬЕВ?
<<♦><♦><♦>>

      Иду утром от дома к метро. Вижу — прапорщик бойца воспитывает вербальным образом. Солдат стоит весь красный, вжав голову в плечи. Вроде обычная картинка, но... Ни одного матерного слова, а все очень культурно и с хорошим знанием зоологии.
      Набор эпитетов, которыми прапорщик обкладывал солдатика, поднял мне настроение на полдня и заставил испытать чувство гордости за неожиданно возросший уровень культуры в рядах вооруженных сил. Цитирую фразу (прапор наградил солдатика следующими эпитетами):
      — Ах ты, гамадрил лохматый! Удав ты узловатый!! Дятел курносый!!!
<<♦><♦><♦>>

       Дело было на комисии в военкомате. Студентов послали на медкомисию. И был среди них интересный парень Колян. Он был наслышан о медосмотре и решил как-нибудь приколоться. Раздобыл старую советскую куклу и выковырял у нее голубенький глазик и вставил его себе в... очко. На осмотре у хирурга нужно было снять штаны и раздвинуть ягодицы. Уж не знаю, что врачи ожидали там увидеть, но такого они явно не ждали. А врач была то-о-олстая тетя.
      И вот, когда она сказала: «Раздвинь ягодицы» и он их раздвинул, она что-то там увидела голубенькое, непонятное и вроде то, чего там по анатомии быть не должно, похожее на глаз человека, да ещё с ресничками. Полуприсев, она стала приближаться. А Колян этот и выпалил историческую фразу:
      — Ой, доктор, а я вас вижу!!
      Врач падает в обморок.
      Вся медкомиссия начинает спасать коллегу.
      Студента отправляют на консультацию к психиатру.
<<♦><♦><♦>>

      Один мой сослуживец рассказывал. Когда он служил на Дальнем Востоке, они встречи воинскими частями проводили с моряками. Он говорил:
      — Наверное, частые половые акты старят людей! Моряки – такие молодцы, так выглядят молодо! Конечно, по полгода в походе! А жёны их такие ста-а-арые!..
     Прислал подполковник ХАДЕЕВ Р.Г.
<<♦><♦><♦>>

         Экипаж просыпается. С бодунища... Стены какие-то серые, окон нет..
     — Штурман, где мы?
     — В вытрезвителе...
     — На хрен мне такая точность!! Город какой?!
     Из авиабаек
<<♦><♦><♦>>

      Как-то раз, во время занятия по тактике в классе вышки «Тактическая» на тактическом поле сидевший за последней партой сержант О. Занятнов, бывший в ту пору ЗКВ второго взвода восьмой роты, изморенный тяжёлым своим ратным трудом, нечаянно так заснул, склонив печально голову над столом. Бдительный преподаватель (к сожалению, не припоминаю кто из преподавателей вёл занятие) очень скоро заметил эту «наглость» и предпринял попытку пресечь такое безобразие:
      — Товарищ сержант! Вы что спите, товарищ сержант?!
      На что Олег преспокойно так отвечает:
      — Никак нет, товарищ полковник! Я моргаю!.. — И после непродолжительной паузы добавляет: — Медленно.
<<♦><♦><♦>>

      Летит наш самолёт домой. Ну, понятное дело, экипаж фруктов набрал, овощей разных, весь борт забит до отказа. Взлетают, значит. 500 метров до конца полосы – нет отрыва, 300 м – нет отрыва, 100 метров – отрыв. Командир поворачивается к штурману:
      — Я же говорил: ещё ведро черешни можно было взять!
<<♦><♦><♦>>

      DC-10, приземлившийся с превышением рекомендуемой скорости, никак не может затормозить и долго катится по полосе.
      Д: — Борт такой-то, в конце полосы произведите энергичный поворот направо. Это, конечно, если сможете. Если не сможете, выезжайте из аэропорта на дорогу, разворачивайтесь на перекрестке и возвращайтесь обратно в аэропорт.
<<♦><♦><♦>>

      Диспетчер: — Борт такой-то, вам нужно освещение полосы для посадки?
      Пилот: — Э-э... да ладно, обойдемся без него.
     
Диспетчер: — Это хорошо, а то у нас его нет...
<<♦><♦><♦>>

      Диспетчер (молодой-зеленый, с инструктором): — Борт ХХХ, займите эшелон 60.
      Никакой реакции.
      Диспетчер : — Борт ХХХ, займите эшелон 60.
      Тишина.
      Диспетчер (нервничая): — Борт ХХХ, ответьте диспетчеру!
      Инструктор – диспетчеру: — Даю наводку: может быть, у него радио не работает?
      Диспетчер : — Борт ХХХ, если вы меня слышите, щёлкните один раз тангентой. Если вы меня НЕ СЛЫШИТЕ щёлкните дважды!
      Пилот (щелкает тангентой): "клик-клик".
<<♦><♦><♦>>

       
Диспетчер: — Борт ХХХ, у вас пересекающийся борт в шести милях, направление на 10 часов.
       
Пилот: — Дайте другой ориентир, у меня электронные часы.
<<♦><♦><♦>>

      Немецкий пилот Люфтганзы в аэропорту Мюнхена запрашивает на немецком языке у наземного диспетчера ориентировочное время вылета.
     
Диспетчер (на английском): — Если хотите услышать ответ, вы должны спрашивать по-английски.
     
Пилот (на ломаном английском): — Я немец, пилотирую немецкий самолёт и нахожусь в Германии. С какой стати я должен говорить по-английски?
      Ему на безупречном английским отвечает анонимный пилот другого самолёта:
      — Потому что вы проиграли вторую мировую войну, ччччёрт вас подери!
<<♦><♦><♦>>

      Наземный диспетчер-женщина (на грани истерики):
      — Борт 2771, куда, чёрт побери, вы направляетесь? Я вам сказала повернуть на рулежную дорожку "C", вы повернули на "D"! Вы не отличаете C от D? Господи, вы мне всё в кучу смешали! Стойте, где стоите и не двигайтесь, пока я не скажу вам, что делать! Примерно через полчаса я начну давать вам инструкции по рулению, и я хочу, чтобы вы направлялись точно туда, куда я скажу, когда я скажу и как я скажу! Вам ясно, 2771?!
      После этой тирады в эфире по понятным причинам воцарилось тишина, которую через некоторое время нарушил голос какого-то пилота:
      — Скажите, не на вас ли я был когда-то женат?
<<♦><♦><♦>>

      Время к полудню, на земле скопилась куча самолётов, ожидающих разрешение на взлёт.
     
Пилот: — Вышка, это "Алиталия-1234", у вас есть для нас хорошие новости?
     
Диспетчер: — Да, Аталия-1234. У меня скоро день рождения...
<<♦><♦><♦>>

      Диспетчер – пилоту-американцу:
      — Снижайтесь до 6 тысяч футов, атмосферное давление на уровне аэропорта 1011 миллибар.
      — Вы не могли бы перевести в дюймы ртутного столба?
      — Окей, снижайтесь до 72 тысяч дюймов ртутного столба, давление 1011 миллибар!..
<<♦><♦><♦>>

      Гражданский самолёт, зафрахтованный министерством обороны, ждёт очереди на взлёт.
     
Диспетчер: — Борт ХХХ, назовите пункт вашего назначения!
     
Пилот: — Это секретная информация!
      Пауза.
     
Диспетчер: — Борт ХХХ, продолжайте ждать вашей очереди!
     
Пилот: — Э-э-э... А долго ещё ждать?
     
Диспетчер: — Это секретная информация!..
<<♦><♦><♦>>

     
Пилот: — Башня, сколько приблизительно времени ждать взлета?
     
Диспетчер (раздраженно): — Да вообще не надо ждать, взлёт разрешаю!
     
Пилот: — Взлёт?! Да тут передо мной девять бортов!
     
Диспетчер: — Ну наконец-то дошло до идиота, и хватит уже отнимать моё время!
      Диспетчера вполне справедливо отстранили от руководства полётами на 30 суток.
<<♦><♦><♦>>

     
Диспетчер: — 737, вы видите впереди вас аэробус?
      737: — Так точно, видим!
      Пилот аэробуса (шутит): — Башня, поправка: вы хотели сказать: "впереди вас красивый аэробус"!
     
Диспетчер: — 737, следуйте до полосы один-восемь за красивым аэробусом!
      737: — Э-э-э... гм... ну хорошо, следуем за этим страшнобусом до полосы один-восемь...
<<♦><♦><♦>>

      Женщина-пилот, на одном дыхании, без запятых:
      — Башня к взлету готова!
     
Диспетчер: — Надеюсь, что нет...
<<♦><♦><♦>>

      Два британских истребителя летят рядом. Пилот одного истребителя – пилоту другого:
      — Посмотри-ка, за мной тянется инверсионный след?
      — Никак нет, сэр!
      — Значит, приятель, ты горишь!..
<<♦><♦><♦>>

      Маленькая девочка подходит к самолётy, где в откpытой кабине сидят пилот со штypманом, и спpашивает:
      — Дяденьки, дяденьки, а вы лётчики?
      Пилот штypманy:
      — Слышь, штypман, мы лётчики?
      — Лётчики.
      — Да, девочка, мы лётчики.
      — Дяденьки лётчики, а сколько бyдет дважды два?
      — Слышь, штypман, сколько бyдет дважды два?
      Штypман, что-то считая на штypманской линейке, отвечает:
      — Пять.
      — Слышь, девочка, пять это бyдет.
      — Как пять, а нам yчительница говоpила, что четыpе.
      — Штypман, ты что совсем? Ей yчительница говоpила, что четыpе!
      — Hy так я ж с попpавкой на ветеp!
<<♦><♦><♦>>

      В американских ВВС пилоты и механики часто общаются через записи в бортжурнале. После полёта пилот записывает обнаруженные неисправности, механик реагирует на них и делает запись о проделанной работе. Иногда это выглядит примерно так:
      Замечание: Левое внутреннее колесо основного шасси почти требует замены.
      Отписка: Левое внутреннее колесо основного шасси почти заменено.
     
Замечание: Тестовый полёт прошёл о'кей, но автопилот работает с трудом.
     
Отписка: Hа этом самолёте автопилот не установлен.
     
Замечание: Дохлые жуки на лобовом стекле.
     
Отписка: Мы уже заказали свежих.
     
Замечание: В наушниках невероятные шумы!
     
Отписка: Шумы доведены до более вероятных.
     
Замечание: Стук в кокпите, как будто человечек молоточком.
     
Отписка: Молоточек у человечка отняли.
     
Замечание: Кокпит грязный, для свиней не годится!
     
Отписка: Кокпит вымыт, для свиней годится.
     
Замечание: Hа приборной доске замечены три таракана.
     
Отписка: Один убит, один ранен, одному удалось уйти.
<<♦><♦><♦>>

      — Кто такой первый пилот? — Первый пилот – это голова экипажа!
      — Кто такой штурман? — Штурман – это глаза экипажа!
      — Кто такой бортинженер? — Бортинженер – это руки экипажа!
      — А кто такой второй пилот? — Второй пилот это... ну... член экипажа.
<<♦><♦><♦>>

      Просыпается пассажир в самолёте от топота. Открывает глаза и видит, как весь экипаж бежит к хвостовому люку лайнера, надевая на ходу на плечи парашюты.
      — Что случилось? — ошарашенно справшивает пассажир.
      — Да так ... — отвечает, пробегая, штурман, — Неприятности на работе...
<<♦><♦><♦>>

      — У нас тоже всё получится. Я ведь в молодости работал лётчиком-испытателем.
      — И что же вы испытывали, командир?
      — В основном материальные трудности!
<<♦><♦><♦>>

     — Так, вроде подлетаем. Выпустить шасси!
     — Ага, его выпустишь, а оно как бросится! Командир, может сделаем вынужденную посадку?
     — Ладно. Как сядем в посадку, мальчики – направо, девочки – налево!
<<♦><♦><♦>>

      Показательные выступления парашютистов местного аэроклуба на каком-то крупном авиационном празднике. Техник команды Петрович, проводив в старенький Ан-2 крайнюю партию спортсменов в ярких комбинезонах, решил, что можно, наконец, расслабиться. Он зашёл в ветхий сарайчик 2х2, расположенный на краю лётного поля, в котором складировалось всякое ненужное барахло, аккуратно прикрыл дверь, достал из заначки пузырь портвейна и, вытерев руки о свой ярко-жёлтый, как и у всей команды, комбинезон, принялся строгать помидоры.
       Ну, идёт авиационный праздник. Зрители, собравшиеся на лётном поле, с удовольствием наблюдают за трюками авиаторов, заедая зрелище шашлыками, запивая прохладительными и прочими напитками. Последним номером показательной программы спортсменов был трюк под названием "Спасение в воздухе". Суть заключалась в следующем: из самолёта выбрасывается чучело в комбинезоне, имитирующее то ли выпавшего по дороге пассажира, то ли парашютиста с неисправным парашютом. Следом прыгает спортсмен, догоняет чучело в воздухе, обнимает, раскрывает свой парашют и оба приземляются под бурные аплодисменты зрителей. Так было задумано.
      Наконец, настала очередь последнего номера. Со стороны зрителей это выглядело так! От самолёта отделяется человек БЕЗ ПАРАШЮТА и летит к земле, следом выпрыгивает другой спортсмен и несётся следом за ним. Толпа замирает с открытыми ртами и холодеющими сердцами. Второй парашютист мастерски настигает первого и хватает его за руку. В это время, то ли из-за порыва ветра, то ли ещё по какой причине, но тут чучело выскальзывает из рук спортсмена. И чучело, отдалённо напоминающее человека без парашюта, камнем летит к земле. Всё, времени больше нет! Спортсмен, помахав на прощание рукой чучелуу, раскрывает свой парашют.
      Народ, не подозревающий о подвохе, цепенеет от ужаса. Тело первого несётся к земле и на огромной скорости врезается в ветхий сарай на окраине аэродрома! Тучи пыли, обломков шифера и ветхих досок взметнулись на месте сарая. Скорая помощь, включив сирену, мчится к месту трагедии, не очень-то уже рассчитывая кому-нибудь помочь. Следом бегут люди. Перед большой кучой досок все в нерешительности останавливаются.
      И тут внезапно доски начинают шевелиться и из-под них выползает ошалелый Петрович  в своём ярко-жёлтом, залитом портвейном и заляпанном помидорами, напоминающих пятна крови, лётном комбинезоне. Дико озирается и изрыгая проклятия машет кулаком удаляющемуся самолёту:
      — Спасатели х*евы! Не можешь поймать – не смеши людей! Больше я у вас, сволочей, не работаю!!!
      Говорят, что после этих слов, вся бригада скорой помощи тут же рухнула в обморок. Пришлось вызывать вторую...
<<♦><♦><♦>>

      Вышла книга «Как правильно сложить парашют». Издание 2-е, исправленое.

<<♦><♦><♦>>

      Объяление в аэропорту г. Нарьян-Мара (70-е годы):
      — Пассажиры с незабинтованными рогами к посадке в самолёт не допускаются.
<<♦><♦><♦>>

      Вылетает экипаж транспортного самолёта АН-26. Занимают свой эшелон. Облачность низкая. Эшелон скребёт точно под облаками. Летят.
      Вдруг навстречу летит... ТРАКТОР! Ребята просто в ауте.
      В эфир: — Трактор, вас вижу, расходимся левыми бортами.
      С земли указание: — Сменить эшелон!
      Поднимаются выше, над облаками.
      И видят: МИ-10 на подвеске трактор транспортирует.
<<♦><♦><♦>>

      Этот случай имел место на Воронежском авиазаводе.
     Некто N. работал слесарем в цехе сборки фюзеляжа. После работы его бригада отправлялась в душ. Для N. эта процедура была просто наказанием. Обладая мужским достоинством очень выдающихся размеров (не менее 25 см в длину и сантиметров семь в диаметре), он подвергался постоянным розыгрышам и насмешкам со стороны коллег. Поэтому он обычно последний заходил в душевую.
      Пока скромный труженик со своими нескромными сантиметрами занимался водными процедурами, в головах представителей гегемона созрел коварный план. Они анонимно позвонили начальнику военизированной охраны завода и сообщили, что N. якобы украл из комплектовочной кладовой шланг и собирается вынести его через проходную не абы где-нибудь, а именно в штанах.
      Бдительный начальник незамедлительно отдал распоряжение дежурившей охраннице о задержании нарушителя трудовой дисциплины. Молоденькая и ретивая ВОХРушка издали заметила нарушителя и застопорила вертушку турникета, едва N. к нему подошёл.
      — Что вы несёте? — спросила она, принимая от него пропуск и хитро улыбаясь.
      — Ничего не несу! — простодушно ответил он.
      Но её цепкий взгляд сразу разглядел его оттопырившуюся штанину.
      — А это что?! — закричала она и в то же мгновение её рука схватилась за отчётливо выступающий предмет.
      Но, едва взявшись за него рукой, её женское сознание безошибочно определило тип этого «шланга». За спиной слесаря раздался дружный хохот бригады. Лицо ВОХРушки мгновенно вспыхнуло пунцовой краской. Она разжала руку и машинально отпустила вертушку турникета.
      И N., матерясь, пронёс свой «шланг» через КПП...

<<♦><♦><♦>>

      Идёт по полю экипаж после рейса, а впереди них стюардесса в службу вышагивает...
      Командир ВС посмотрел на девицу и говорит:
      — Какие у неё шасси!
      Штурман:
      — Это что! Какие подвесные баки!!
      Идут дальше...
      Спрашивают у бортинженера:
      — А ты что молчишь?!
      БИ:
      — Так, это ваше дело – разговаривать. Моё – расчехлить и опробовать на всех режимах!..

<<♦><♦><♦>>

      ЧВВАУЛ, 1979 г. Заходят на посадку на спарке после доразведки погоды командир аэ с замполитом. РП запрашивает:
      — 496, доложите орнитологическую обстановку.
      И тут в эфире голос курсанта:
      — Да летают тут два дятла на третьем развороте!..
<<♦><♦><♦>>

      ХВВАУЛ, 80-е годы, Л-39, техниками на них прапорщики. Один из проверяющих, чтобы не тащиться из Кручи (был такой аэродром в Полтавской области), до Харькова автобусом или паровозом, из Гребёнки придумал себе какую-то причину и летит на Элке до Чугуева. Технарь – грубый толстопузый прапорюга, весьма недовольный дополнительной заправкой, да и жди ещё его возвращения, – при обвязке пилота бубнит:
      — Вы дывыться, товаришу полковнику, триперу з Харькова мэни в самолёти не прывезить!
      Проверяющий сперва офигел, потом, вспомнив, что он всё-таки в армии и полковник, а перед ним прапорщик, орёт:
      — Ваша фамилия, товарищ прапорщик!
      На что получает уникальный по тактичности ответ:
       — Прилетишь – узнаешь, а не прилетишь, на х*й она тебе будет нужна!
      Проверяющий остался в полку, столица ХВВАУЛ в этот день его не видела, а прапор с нагоняем был "понижен" в оружейники – самое бездельное братство в учебных полках любого
ВВАУЛ.
<<♦><♦><♦>>

      ХВВАУЛ, начало 1960х годов. Полевой аэродром Граково. Курсант самостоятельно выполняет зону на сложный пилотаж на Як-11. А надо сказать, Як-11 был очень строг в пилотировании на больших углах атаки – если углы превышены, стоит далее ошибиться и срыв в штопор без предупреждения обеспечен. А из штопора выходил сей самолёт неохотно.
      И вот все зоны заняты, РП разрешает курсанту пилотаж над точкой. После двух комплексов курсант допускает ошибку на развороте: превышает углы атаки, ручку не отпускает, тянет дальше и, как следствие, срывает масалёт в штопер.
      Весь аэродром, разинув рот, видит, как Як штопорит к земле. Аэродромный люд понимает: высоты уже нет даже на то, чтобы прыгать. Замерли... РП вякнул в эфир то, что подумали все:
      — Пииииииизд*ц!..
      Курсант должен был разбиться, но боролся до конца и... у самой земли вывел самолёт из штопора! Пошёл в набор. Все облегчённо вздохнули! А курсант нажимает кнопку передатчика и говорит:
      — Х*й вам! А не п*здец!
            Прислал подполковник Хадеев Р.Г.
 
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок

Купить женское демисезонное пальто по материалам http://palto-shop.ru .;Монталь груша читайте здесь .