3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Октябрь 2009 >
П В С Ч П С В
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сообщения чата
Сейчас 218 гостей и 1 пользователь онлайн
  • admin

ВЕДУЩИЕ АВИАЦИОННЫЕ ПЕСНИ PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 64
ХудшийЛучший 
Поэзия
Автор: admin   

СБОРНИК ПАМЯТНЫХ АВИАЦИОННЫХ ПЕСЕН

 

98637.jpg
 
АВИАЦИОННЫЙ МАРШ
Слова Павла Германа, музыка Юлии Хайт

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,
Преодолеть пространство и простор.
Нам разум дал стальные руки-крылья,
А вместо сердца – пламенный мотор.

Припев:

Всё выше, выше и выше! 
Стремим мы полёт наших птиц.
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.

Бросая ввысь свой аппарат послушный
Или творя невиданный полёт,
Мы сознаём, как крепнет флот воздушный,
Наш первый в мире пролетарский флот.

Припев.
Наш острый взгляд пронзает каждый атом,
Наш каждый нерв решимостью одет.
И верьте нам: на всякий ультиматум
Воздушный флот сумеет дать ответ.

Припев.

1922 г.

* * * 

МЫ, ДРУЗЬЯ, – ПЕРЕЛЁТНЫЕ ПТИЦЫ
Слова С. Фогельсона, музыка В. Соловьева-Седого
Из худ. худ. к/ф-ма-ма «Небесный тихоход»

Мы, друзья, – перелётные птицы,
Только быт наш одним нехорош:
На земле не успеешь жениться,
А на небе жены не найдёшь!

Припев:

Потому, потому что мы пилоты,
Небо наш, небо наш любимый дом.
Первым делом, первым делом – самолёты,
Ну, а девушки, а девушки – потом.

Нежный образ в душе ты голубишь,
Хочешь сердце навеки отдать.
Нынче встретишь, увидишь, полюбишь,
А назавтра приказ – улетать.

Припев.

Чтоб с тоскою в пути не встречаться,
Вспоминая про ласковый взгляд,
Мы решили, друзья, не влюбляться
Даже в самых красивых девчат.

Припев.

1944 г.

* * *
 
ПОРА В ПУТЬ-ДОРОГУ
Слова С. Фогельсона, музыка В. Соловьева-Седого
Из худ. к/ф-ма «Небесный тихоход»
 
Дождливым вечером, вечером, вечером,
Когда пилотам, скажем прямо, делать нечего,
Мы приземлимся за столом,
Поговорим о том, о сём
И нашу песенку любимую споём:

Припев:
Пора в путь-дорогу,
Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идём,
Над милым порогом
Качну серебряным тебе крылом...
Пускай судьба забросит нас далеко, пускай!
Ты к сердцу только никого не допускай!
Следить буду строго,
Мне сверху видно всё, ты так и знай!
 
Нам нынче весело, весело, весело,
Чего ж ты, милая, сегодня нос повесила?
Мы выпьем раз и выпьем два
За наши славные «У-2»,
Но так, чтоб завтра не болела голова.

Припев.

Мы парни бравые, бравые, бравые,
А чтоб не сглазили подруги нас кудрявые,
Мы перед вылетом ещё
Их поцелуем горячо
И трижды плюнем через левое плечо!

Припев.

1944 г.

* * *
 
ЛЮБИМЫЙ ГОРОД
Слова Е. Долматовского, музыка Н. Богословского
Из худ. к/ф-ма «Истребители»

В далёкий край товарищ улетает,
Родные ветры вслед за ним летят.
Любимый город в светлой дымке тает,
Знакомый дом, зелёный сад и нежный взгляд.
 
Пройдёт товарищ все бои и войны,
Не зная сна, не зная тишины.
Любимый город может спать спокойно,
И видеть сны, и зеленеть среди весны.

Когда ж домой товарищ мой вернётся,
За ним родные ветры прилетят.
Любимый город другу улыбнётся:
Знакомый дом, зелёный сад, весёлый взгляд.

1939 г.

* * *
 
НЕ УЛЕТАЙ!
Слова Е. Аграновича, музыка Н. Богословского
Из худ. к/ф-ма «Леон Гаррос ищет друга»

Смотри, пилот, какое небо хмурое,
Огнём сверкает тёмной тучи край.
Суровый день грозит дождём и бурею –
Не улетай, родной, не улетай!

Закрыла солнце белая метелица,
Хоть все огни на старте зажигай.
Густой туман, туман по полю стелется –
Не улетай, родной, не улетай!

Но быстро тучи за море уносятся,
Синеет небо, зеленеет май.
Теперь сама в полёт машина просится...
Не улетай, родной, не улетай!

* * *
  
НЕБО
Слова В. Карпова
Из худ. к/ф-ма «Дни лётные»

Небо! Ты радость и ты наша беда,
Небо! Полёта счастье, но иногда
В небе ломаются крылья,
И сыновей прячет Земля навсегда...

Припев:
В небе, в небе над головой
Вьется белая нить.
Слышу, слышу я голос твой:
«Без высоты, без красоты нам не прожить...»
 
Небо – ты близко и ты так далеко,
Небо – ты низко и ты так высоко,
Прячешь загадок немало,
И раскрывать тайны твои нелегко.

Припев.

Небо! Ты блещешь у меня на крыле,
Звёздами путь мой устилаешь во мгле.
Небо! Ты только не знаешь,
Как тяжело, если не ждут на Земле!..

Припев.

Небо! Глазами провожаемый клин!  
Небо! Мальчишек превращаешь в мужчин!
Небо! Бескрайнее небо!..
Но навсегда в гуле турбин – я твой сын!

Припев.

1967 г.

* * *
 
ОБНИМАЯ НЕБО
Слова Н. Добронравова, музыка А. Пахмутовой

Обнимая небо 
Крепкими руками,
Лётчик набирает высоту...
Тот, кто прямо с детства дружит с небесами,
Не предаст во век свою первую мечту!
 
Припев:
Если б ты знала, если б ты знала,
Как тоскуют руки по штурвалу!
Лишь одна у лётчика мечта –
Высота, высота!
Самая высокая мечта – высота!  

Не штурвал, а небо крепкими руками
Обниму движением одним...
Ввысь летя ракетой, падая как камень,
От машины в воздухе я неотделим.
Припев.

Обниму тебя я крепкими руками,
О тебе я в небе тосковал...
Я тебя осыплю звёздными стихами –
В небе для тебя одной я их собирал...

Припев.

* * *
 
ОГРОМНОЕ НЕБО
Слова Р. Рождественского, музыка О. Фельцмана

Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя:
В одной эскадрилье служили друзья.
И было на службе и в сердце у них
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо одно на двоих.

Летали, дружили в небесной дали,
Рукою до звёзд дотянуться могли.
Беда подступила, как слёзы к глазам –
Однажды в полёте, однажды в полёте,
Однажды в полёте мотор отказал.

И надо бы прыгать – не вышел полёт,
Но рухнет на город пустой самолёт.
Пройдёт, не оставив живого следа
И тысячи жизней, и тысячи жизней,
И тысячи жизней прервутся тогда!

Мелькают кварталы и прыгать нельзя
«Дотянем до леса,— решили друзья. —  
Подальше от города смерть унесём.
Пускай мы погибнем, пускай мы погибнем,
Пускай мы погибнем, но город спасём!»

Стрела самолёта рванулась с небес
И вздрогнул от взрыва берёзовый лес...
Не скоро поляны травой зарастут...  
А город подумал, а город подумал,
А город подумал ученья идут.

В могиле лежат посреди тишины
Отличные парни отличной страны.  
Светло и торжественно смотрит на них...  
Огромное небо, огромное небо,
Огромное небо одно на двоих...
 
* * *
 
ТАМ, ЗА ОБЛАКАМИ
Слова Р. Рождественского, музыка М. Фрадкина
Из худ. к/ф-ма «За облаками – небо»
 
В небе колышется дождь молодой,
Ветры летят по равнинам бессонным...
Знать бы, что меня ждёт за далёкой чертой,
Там, за горизонтом, там, за горизонтом,
Там, там-та-рам, там-та-рам...

Шёл я к высокому небу не зря,
Спал, укрываясь большими снегами,
Hо зато я узнал, что такое заря –
Там, за облаками, там, за облаками,
Там, там-та-рам, там-та-рам...

Верю, что, все неудачи стерпя,
Жизнь отдавая друзьям и дорогам,
Я узнаю любовь, повстречаю тебя
Там, за поворотом, там, за поворотом,
Там, там-та-рам, там-та-рам...

Если со мною случится беда,
Грустную землю не меряй шагами.
Знай, что сердце мое ты отыщешь всегда
Там, за облаками, там, за облаками,
Там, там-та-рам, там-та-рам...

1972 г.

* * *
 
НА ВЗЛЁТ
Слова С. Гребенникова и Н. Добронравова, музыка А. Пахмутовой

Раздается команда на взлёт,
Как пароль заоблачных высот, —
И в небо наши уходят дороги
От земных незаметных ворот...

Припев:
Небо голубое,
Ставшее для лётчика судьбой,
Небо доброе и злое,
Голубое,
Грозовое,
Стало ты моей судьбою, —
Я и бог твой, и подданный твой!

Были бури, и грозы, и лёд,
Но звала команда нас на взлёт,
А мы бывали в таких переделках, —
Лишь летавший всё это поймёт...
 
Припев.
 
Год пройдет, а быть может, не год –
Прозвучит в эфире «Вам на взлёт!",
И всей своей боевой эскадрильей
Мы уйдём в межпланетный полёт...
 
Припев.

По команде знакомой опять
Звёздный мир мы выйдем штурмовать...
Лётчик может не быть космонавтом, –
Космонавту нельзя не летать!
 
Припев.

* * *
 
ТУМАН, ТУМАН
Слова К. Рыжкова, музыка А. Колкера
Из худ. к/ф-ма «Хроника пикирующего бомбардировщика»
 
Туман, туман,
Слепая пелена...
И всего в двух шагах
За туманами война.
И гремят бои без нас,
Но за нами нет вины:
Мы к земле прикованы туманом,
Воздушные рабочие войны.

Туман, туман
На прошлом, на былом...
Далеко-далеко
За туманами наш дом.
А в землянке фронтовой
Нам про детство снятся сны.
Видно, всё мы рано повзрослели –
Воздушные рабочие войны.

Туман, туман
Окутал землю вновь...
Далеко-далеко
За туманами любовь.
Долго нас невестам ждать
С чужедальней стороны.
Мы не все вернёмся из полёта –
Воздушные рабочие войны.

1968 г.

* * *
 
ПЕСНЯ ЛЁТЧИКА
Слова и музыка В. Высоцкого

Их восемь – нас двое, расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Серёжа, держись! Нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять.
 
Я этот небесный квадрат не покину –
Мне цифры сейчас не важны:
Сегодня мой друг защищает мне спину,
А значит – и шансы равны!
 
Мне в хвост вышел «мессер», но вот задымил он,
Надсадно завыли винты, –
Им даже не надо крестов на могилы –
Сойдут и на крыльях кресты!
 
Я – «Первый», я – «Первый», – они под тобою!
Я вышел им наперерез!
Сбей пламя, уйди в облака – я прикрою!
В бою не бывает чудес!
 
— Сергей, ты горишь! Уповай, человече,
Теперь на надёжность строп!
Нет, поздно – и мне вышел «мессер» навстречу,
Прощай, я приму его в лоб!..
 
Я знаю – другие сведут с ними счёты,
Но, по облакам скользя,
Взлетят наши души, как два самолёта, –
Ведь им друг без друга нельзя.
 
Архангел нам скажет: «В раю будет туго!»
Но только ворота – щёлк,
Мы бога попросим: «Впишите нас с другом
В какой-нибудь ангельский полк!»
 
И я попрошу бога, духа и сына,
Чтоб выполнил волю мою:
Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
Как в этом последнем бою!
 
Мы крылья и стрелы попросим у бога, –
Ведь нужен им ангел-ас, –
А если у них истребителей много,
Пусть примут в хранители нас!
 
Хранить – это дело почётное тоже,
Удачу нести на крыле
Таким, как при жизни мы были с Серёжей,
И в воздухе и на земле.
 
1968 г.  

* * *

ПЕСНЯ О ПОГИБШЕМ ЛЁТЧИКЕ
Слова и музыка В. Высоцкого
Посвящается дважды Герою Советского Союза
Николаю Скоморохову и его погибшему другу Николаю Горбунову
 
Всю войну под завязку я всё к дому тянулся,
И хотя горячился – воевал делово, –
Ну а он торопился, как-то раз, не пригнулся –
И в войне взад-вперёд обернулся
За два года – всего ничего.
 
Не слыхать его пульса
С сорок третьей весны.  
Ну а я окунулся
В довоенные сны.
 
И гляжу я, дурея,
И дышу тяжело:
Он был лучше, добрее,
Добрее, добрее, –
Ну а мне – повезло!  
 
Я за пазухой не жил, не пил с господом чая,
Я ни в тыл не просился, ни судьбе под подол.  
Но мне женщины, молча, намекали, встречая:
Если б ты там на веки остался – может мой бы обратно пришёл?!
 
Для меня – не загадка
Их печальный вопрос, –
Мне ведь тоже несладко,
Что у них не сбылось.
 
Мне ответ подвернулся:
«Извините, что цел!
Я случайно вернулся,
Вернулся, вернулся, –
Ну а ваш – не сумел».
 
Он кричал напоследок, в самолёте сгорая:
«Ты живи! Ты дотянешь!» — доносилось сквозь гул.
Мы летали под богом возле самого рая,
Он поднялся чуть выше и сел там, ну а я – до земли дотянул.
 
Встретил лётчика сухо
Райский аэродром.
Он садился на брюхо,
Но не ползал на нём.
 
Он уснул – не проснулся,
Он запел – не допел.
Так что я вот вернулся,
Глядите – вернулся, –
Ну а он – не успел!
 
Я кругом и навечно виноват перед теми,
С кем сегодня встречаться я почёл бы за честь.
Но хотя мы живыми до конца долетели –
Жжёт нас память и мучает совесть, у кого, у кого она есть.
 
Кто-то скупо и чётко
Отсчитал нам часы
Нашей жизни короткой,
Как бетон полосы.
 
И на ней – кто разбился,
Кто взлетел навсегда...
Ну а я приземлился,
А я приземлился, –
Вот какая беда...
 
1975 г.

* * *

ПЕСНЯ САМОЛЁТА-ИСТРЕБИТЕЛЯ
Слова и музыка В. Высоцкого

Я – «Як», истребитель, – мотор мой звенит,
Небо – моя обитель.  
А тот, который во мне сидит,
Считает, что он – истребитель.
 
В этом бою мною «Юнкерс» сбит –
Я сделал с ним, что хотел.
А тот, который во мне сидит,
Изрядно мне надоел!
 
Я в прошлом бою навылет прошит,
Меня механик заштопал.
А тот, который во мне сидит,
Опять заставляет – в штопор!
 
Из бомбардировщика бомба несёт
Смерть аэродрому.
А кажется – стабилизатор поет:
«Мир вашему дому!»
 
Вот сзади заходит ко мне «Мессершмитт».
Уйду – я устал от ран!..
Но тот, который во мне сидит,
Я вижу, решил – на таран!
 
Что делает он?! Вот сейчас будет взрыв!..
Но мне не гореть на песке.
Запреты и скорости все перекрыв,
Я выхожу из пике!
 
Я – главный, а сзади... Ну, чтоб я сгорел! –
Где же он, мой ведомый?
Вот он задымился, кивнул и запел:
«Мир вашему дому!»
 
И тот, который в моём черепке,
Остался один, и влип.
Меня в заблужденье он ввёл – и в пике
Прямо из мёртвой петли.
 
Он рвёт на себя – и нагрузки вдвойне, –
Эх, тоже мне – лётчик-ас!..
Но снова приходится слушаться мне, –
Но это – в последний раз!
 
Я больше не буду покорным, клянусь!
Уж лучше лежать на земле...
Но что ж он не слышит, как бесится пульс:
Бензин – моя кровь – на нуле!
 
Терпенью машины бывает предел,
И время его истекло.
И тот, который во мне сидел,
Вдруг ткнулся лицом в стекло.
 
Убит! Наконец-то лечу налегке,
Последние силы жгу...
Но что это, что?! Я – в глубоком пике, –
И выйти никак не могу!
 
Досадно, что сам я не много успел,
Но пусть повезёт другому!
Выходит, и я напоследок спел:
«Мир вашему дому!»
 
1968 г.

* * *
 
СЕРЁГА САНИН
Слова и музыка Ю. Визбора

С моим Серёгой мы шагаем по Петровке,
По самой бровке, по самой бровке.
Жуём мороженое мы без остановки –
В тайге мороженого нам не подают.
 
Припев:
То взлёт, то посадка, то снег, то дожди,
Сырая палатка, и писем не жди.
Идёт молчаливо в распадок рассвет.
Уходишь – счастливо! Приходишь – привет!
 
Идёт на взлёт по полосе мой друг Серёга,
Мой друг Серёга, Серёга Санин.
Серёге Санину легко под небесами,
Другого парня в пекло не пошлют.
 
Припев.

Два дня искали мы в тайге капот и крылья,
Два дня искали мы Серёгу.
А он чуть-чуть не долетел, совсем немного
Не дотянул он до посадочных огней.
 
Припев.
 
1965 г.

* * *

СЛОВО «ВЗЛЕТАЙТЕ!» ЛЕТИТ В ЭФИР…
 
Слово «Взлетайте!» летит в эфир.
Грохот турбин отразил бетон
Даже орлы так не видят мир,
Нам полюбился небес закон.
 
Припев:
 
Небо ты манишь синевой.
Связан навеки я с тобой.
Трудно бывает иногда,
Но неразлучны мы всегда!
 
Над горизонтом горит рассвет.
Снова комэск шлемофон берёт.  
Смотрит, прищурясь, на солнца свет
И говорит как всегда: «Вперёд!»
 
Припев.
 
Тяжесть свинцовая давит вниз.
Всё вперемешку – земля небосвод.
Мы с самолётом своим срослись.
Кто истребитель, тот нас поймёт.
 
Припев.
 
Ветер встревоженный лижет борт.
Вихрем, срываясь, с крыла летит.
Парни лихие идут на взлёт,
Небо зовёт нас с бетонных плит.
 
Припев.

* * *

МИШКА
На мелодию изв. песни Леонида Утёсова «Мишка»
 
Пролетая где-нибудь на «МиГе»,
Выполняя высший пилотаж
Мишка, ты чего-нибудь добьешься…
Если богу душу не отдашь!
 
Мишка, Мишка, где твоя улыбка?
Почему ты сумрачен и зол?
Самая нелепая ошибка, Мишка,
Что из авиации ушёл!

Этот сборник песен прислал на сайт М.Н. Огерь

* * *

ОРЛЯТА УЧАТСЯ ЛЕТАТЬ
Слова Н. Добронравова, музыка А. Пахмутовой

Орлята учатся летать.
Им салютует шум прибоя,
В глазах их небо голубое...
Ничем орлят не испугать.
Орлята учатся летать.

Орлята учатся летать.
То прямо к солнцу в пламень алый,
То камнем падая на скалы
И начиная жизнь опять,
Орлята учатся летать.

Припев:
Не просто спорить с высотой,
Еще труднее быть непримиримым...
Но жизнь не зря зовут борьбой,
И рано нам трубить отбой! Бой! Бой!

Орлята учатся летать.
А где-то в гнёздах шепчут птицы,
Что так недолго и разбиться,
Что вряд ли стоит рисковать...
Орлята учатся летать.

Орлята учатся летать.
Вдали почти неразличимы,
Года, как горные вершины,
А их не так-то просто взять...
Орлята учатся летать.

Припев.

Орлята учатся летать...
Гудят встревоженные горны,
Что завтра злее будут штормы.
Ну что же... Нам не привыкать!
Орлята учатся летать.

Орлята учатся летать.
Они сумеют встретить горе,
Поднять на сильных крыльях зори,
Не умирать, а побеждать.
Орлята учатся летать.
Орлята учатся летать!

Припев.

* * *

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ
Слова и музыка Вл.  Высоцкого


Их восемь, нас двое –
Расклад перед боем не наш,
Но мы будем играть!
Серёжа, держись!
Нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять!
Я этот небесный квадрат не покину,
Мне цифры сейчас не важны!
Сегодня мой друг защищает мне спину,
А значит и шансы равны!
Мне в хвост вышел «мессер»,
Но вот задымил он,
Надсадно завыли винты.
Им даже не надо крестов на могилы
Сойдут и на крыльях кресты!
«Я – первый! Я – первый!
Они под тобою! Я вышел им наперерез!
Сбей пламя, уйди в облака – я прикрою!»
В бою не бывает чудес!
Сергей! Ты горишь,
Уповай, человече,
Теперь на надёжность строп!
Нет, поздно! И мне вышел «мессер» навстречу!
«Прощай! Я приму его в лоб!»
Я знаю: другие сведут с ними счёты,
И, по облакам скользя,
Взлетят наши души как два самолёта,
Ведь им друг без друга нельзя!
Архангел нам скажет: «В раю будет туго!»
Но только ворота – щёлк!
Мы бога попросим: «Впишите нас с другом
В какой-нибудь ангельский полк!»
И я попрошу бога-духа и сына,
Чтоб выполнил волю мою.
Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
Как в этом последнем бою!
Мы крылья и стрелы попросим у бога,
Ведь нужен им ангел-ас!
А если у них истребителей много,
Пусть впишут в хранители нас!
Хранить – это дело почётное тоже,
Удачу хранить на крыле.
Таким, как при жизни, мы были с Серёжей
И в воздухе, и на земле!
Таким, как при жизни, мы были с Серёжей
И в воздухе, и на земле!

* * *

ВЕК У ЛЁТЧИКА НЕДОЛОГ
Слова Дмитрия Смирнова, музыка Вадима Захарова


Век у лётчика недолог...
Хоть от страха мера эта.
Но кому-то надо часто
Нас пораньше забирать!
Кто-то жизнью должен снова,
Как разменною монетой
Заплатить за это счастье –
Выше птиц уметь летать!
Вот опять одни из лучших
Навсегда от нас уходят,
В этом мире нас бросая,
Как беспомощных детей.
И теперь на нас их души
С высоты незримой смотрят,
Нашей совести вверяя
Память гибели своей.
Молча, пьём на кухне водку.
Что-то стало комом в горле.
От бессилья плачет сердце
Ну хоть что-то изменить.
Но не нам судить кого-то,
Ведь на всё есть божья воля.
Да от этого не легче,
Им бы жить ещё да жить!
Дай вам бог покой в том мире,
Что и нас возьмёт когда-то,
Если есть он в самом деле,
Где продолжен ваш полёт.
Вы для нас всегда живые,
Будем помнить вас, ребята,
Может, помощь ваша в небе
Нам когда-нибудь придёт.
Век у лётчика недолог...
Кровь полна адреналина.
Лётный труд нелёгким хлебом
В нашей облачной судьбе
Выжмет всё, пока ты молод.
А на пенсии – кручина.
Ведь душа, больная небом,
Затоскует на земле.
Но не будет это с вами,
Чьи останки пали в море,
Вам на пенсии не спится,
Старость быструю кляня.
Где-то там, за облаками,
Как тогда вы снова в сборе,
На стальной промчитесь птице,
Нашу память бередя...
Жизнь свой бег не замедляет.
Суета и люди те же.
Оттрещат зимой морозы,
А весна прогонит холод.
Только мир уже не станет
Никогда таким, как прежде,
Ведь не сохнут вдовьи слёзы...
Век у лётчика недолог...

* * *

ПИЛОТАЖ
Мелодия на песню «16 тонн»


Самолёт Л-29, модель «Дельфин».
Сижу в кабине, и я один!
Кожа перчаток ласкает РУД.
А в зоне работать сорок минут!
К чёрту задание, к дьяволу план!
Небо – стихия, а я – хулиган!
И если не вернусь, пусть меня простят!
А для начала – крен шестьдесят!
Легла машина в крутой вираж,
Она исполнит любую блажь.
Какой тут может быть разговор?
РУД – до упора и в набор!
Падает скорость, растёт высота.
Воет турбина. Эх, красота!
Штопор не светит, хочется жить,
Надо на крыло поскорее ложить!
Аксельрометр – мой прокурор
Красною стрелкой читал приговор.
Очень жестокая эта месть.
Мир помутнел – перегрузка шесть!
Это – как сказка для малых детей,
Это – как пьянка для взрослых людей.
Это вообще не похоже ни на что,
Это вообще чёрт знает что!

* * *

ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА

Взлётная полоса –
Это начало дня.
Звёздные голоса
В небо зовут меня.
Ветер шумит в ушах,
Солнце слепит глаза.
Вот она, в двух шагах, –
Взлётная полоса.

Припев:
Сделай вперёд рывок
И за друзей держись.
Взлётною полосой
Перед тобой вся жизнь!

Взлётная полоса
Есть у любой мечты.
В это поверил я,
В это поверь и ты.
Взлётная полоса
Есть у судьбы любой,
Счастье нашёл – держи
И не играй с судьбой.

Припев.

Ты береги леса,
Ты береги поля.
Будет опорой нам
Наша с тобой земля.
Ветер шумит в ушах,
Солнце слепит глаза.
Вот она, в двух шагах, –
Взлётная полоса!

* * *

ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ЭСКАДРИЛЬЕ «НОРМАНДИЯ»
Слова Е. Долматовского, музыка М. Фрадкина


Я волнуюсь, заслышав французскую речь,
Вспоминаю далёкие годы.
Я с французом дружил, не забыть наших встреч
Там, где Неман несёт свои воды.
Там французские лётчики в дождь и туман
По врагу наносили удары,
А советские парни в рядах партизан
Воевали в долине Луары.

Припев:
В небесах мы летали одних,
Мы теряли друзей боевых,
Ну а тем, кому выпало жить,
Надо помнить о них и дружить.

Что ты делаешь нынче, французский собрат,
Где ты ходишь теперь, где летаешь?
Не тебя ль окликал я: «Бонжур, комарад!»
Отвечал ты мне: «Здравствуй, товарищ!»
Мы из фляги одной согревались зимой,
Охраняли друг друга в полёте,
А потом ты в Париж возвратился домой
На подаренном мной самолёте.

Припев.

Я приеду в Париж, все дома обойду,
Под землею весь город объеду.
Из «Нормандии» лётчика там я найду,
Мы продолжим былую беседу.
Мы за правое дело дрались, камарад,
Нам война ненавистна иная.
Не поддайся обману, французский собрат,
Верность клятве своей сохраняя.

Припев.

* * *

ЗОВЁТ НАС НЕБО ПОСТОЯННО
Слова Ю. Визбора, музыка В. Берковского


Зовёт нас небо постоянно
И защитить себя зовёт.
И вот летит – хоть деревянный,
Но всё-таки военный самолёт.
От пуль он защищён не слишком,
Построен не на долгий век.
Его пилот – совсем мальчишка,
Но всё-таки военный человек.

Припев:
Пусть лётная трудна работа,
Опасность подступает – пусть!
Но жизнь – важнейший из полётов,
И нужно верный выбрать путь.
Лети, пилот, минуя смерти,
Минуя чёрный дым стрельбы,
Ведь пять печатей на конверте –
Полётный курс твоей судьбы.

И юность гордо пролетает
Над чёрной пропастью войны,
Но подвиг времени не знает,
Пред ним все возрасты равны.
И в опечатанном конверте
Письмо в бессмертие несёт
Через огонь железной смерти
Тот деревянный самолёт.

Припев.

1978 г.

* * *

ХОРОШО, ЧТО ЗА РЁВОМ НЕ СЛЫШАЛОСЬ ЗВУКА
Слова и музыка В. Высоцкого


Хорошо, что за рёвом не слышалось звука,
Что с позором своим был один на один:
Я замешкался возле открытого люка –
И забыл пристегнуть карабин.
Мне инструктор помог – и коленом пинок –
Перейти эту слабости грань:
За обычное наше: «Смелее, сынок!»
Принял я его сочную брань.

Припев:
И оборвали крик мой,
И обожгли мне щёки
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И звук обратно в печень мне
Вогнали вновь на вздохе
Весёлые, беспечные
Воздушные потоки.

Я попал к ним в умелые, цепкие руки:
Мнут, швыряют меня – что хотят, то творят!
И с готовностью я сумасшедшие трюки
Выполняю, шутя, всё подряд.
Есть ли в этом паденье какой-то резон,
Я узнаю потом, а пока –
То валился в лицо мне земной горизонт,
То шарахались вниз облака.

Припев.

Но рванул я кольцо на одном вдохновенье,
Как рубаху от ворота или чеку.
Это было в случайном свободном паденье –
Восемнадцать недолгих секунд.
А теперь – некрасив я, горбат с двух сторон,
В каждом горбе – спасительный шёлк.
Я на цель устремлён и влюблён, и влюблён
В затяжной, неслучайный прыжок!

Припев.

Беспримерный прыжок из глубин стратосферы –
По сигналу «Пошёл!» я шагнул в никуда, –
За невидимой тенью безликой химеры,
За свободным паденьем – айда!
Я пробьюсь сквозь воздушную ватную тьму,
Хоть условья паденья не те.
Но и падать свободно нельзя – потому,
Что мы падаем не в пустоте.

Припев.

Ветер в уши сочится и шепчет скабрёзно:
«Не тяни за кольцо – скоро лёгкость придёт...»
До земли триста метров – сейчас будет поздно!
Ветер врёт, обязательно врёт!
Стропы врут меня вверх, выстрел купола – стоп!
И – как не было этих минут.
Нет свободных падений с высот, но зато –
Есть свобода раскрыть парашют!

Припев.

1973 г.

* * *

КАК НАС ЮРА В ПОЛЁТ ПРОВОЖАЛ
Слова Н. Добронравова, музыка А. Пахмутовой


Звёзды в степи
Вновь зацветут незнакомым огнём…
Где-то вдали
В чутком молчании спит космодром.
Новые люди придут,
Только друга не вернём…
Звёзды под утро цветут
Незнакомым огнём.

Припев:
Мы снова вспомним о нём,
О ласковом друге своём…
Вспомним звёздный причал
И учебный штурвал,
Как нас Юра в полёт провожал.

Вспомним о нём,
Жить рядом с ним нам с тобой повезло…
Вспомним о нём,
Нам он оставил любовь и тепло.
Всё он оставил живым,
Кроме права делать зло.
Вот мы о нём говорим,
И на сердце светло.

Припев.

Станет светлей,
Где-то чуть слышно вздохнут камыши…
Новых друзей
Ты поскорей заводить не спеши.
Знал не вернувшийся друг
Эту преданность души…
В смутном предчувствии вьюг
Всё шумят камыши…

Припев.

Звёзды в степи
Вновь зацветут незнакомым огнём…
Вся наша жизнь –
Как бесконечная память о нём.
Будут улыбки побед,
Только друга не вернём.
Брезжит в тумане рассвет,
Словно память о нём.

Припев.

* * *

КАПИТАН ВВС ДОНЦОВ
Слова и музыка Ю. Визбора


А наземный пост с хрипотцой донёс,
Что у «тридцать второй» машины при взлёте
С левым шасси какой-то вопрос,
И оно бесполезно висит в полёте.

Припев:
А человек, сидящий верхом на турбине,
Капитан ВВС Донцов,
Он – памятник ныне, он – память отныне,
И орден, в конце концов.

И ночных полётов руководитель
Стал кричать в синеву:
«Войдите в вираж! В пике войдите!
Но помнить – внизу живут!»

Припев.

А «тридцать второй» кричит: «На брюхо
Сажусь, и делу – хана!
А пенсию – официантке Валюхе,
Она мне вроде жена...»

Припев.

И красные строчки – посадочный знак,
И красный удар – в бетон!
Прекрасные ветры в открытый колпак,
И кто-то целует потом...

Припев:
А человек, сидевший верхом на турбине,
Капитан ВВС Донцов,
Майор он отныне, инструктор отныне,
Женат он, в конце концов.

1967

* * *

ПРОЩАЙТЕ, БОЕВЫЕ ОРЛЫ

Как тёмною ночью под русской луной
Раскинулось лётное поле.
Покой нарушая, на птице стальной
Их землю покинуло двое.

Сидит за штурвалом пилот молодой,
Он грозной машиною правит.
А штурман по карте маршруты ведёт,
Радист РСБ проверяет...

И все они мыслью объяты одной:
Скорей бы достичь своей цели.
Но что-то невесел стрелок молодой,
Сидит и грустит у турели.

Видно, родных он покинул давно,
Увидит ли мать-старушку?
А сам среди ночи летит под луной
И шкасик обнял, как игрушку.

Под ними мелькают огни городов,
Зенитки под ними сверкают.
Но вдруг в шлемофоне услышали зов:
«Спасайся! Рули отказали!»

Он понял опасность, но поздно уже,
Не выпрыгнул штурман с пилотом,
Машина зарылась в крутом вираже
И скрыла всех трёх под капотом.

Прощайте, друзья, боевые орлы!
Мы вас этой песней помянем,
За ваше за дело поднимем стволы
И в цель одну все их направим.

* * *

МЫ УЧИМ ЛЕТАТЬ САМОЛЁТЫ
Слова Н. Добронравова, музыка А. Пахмутовой
(Посвящается Мосолову Г.К.)


Припев:
Мы учим летать самолёты,
Мы учим их страх побеждать.
Такая у нас работа –
Учить самолёты летать.

Все мы немножко мечтатели –
Скорей романтики,
Чем математики.
Просто мы все – испытатели,
Мы изыскатели небесных трасс.

Припев.

Вот и одни мы за тучами…
Машина первая всегда чуть нервная.
К небу она не приучена,
И мне поручено ей крылья дать.

Припев.

Каждый полёт – расставание.
Ты не прощаешься…
Шутить пытаешься…
Сотни часов ожидания –
Как испытания твоей любви.

Припев.

Слов о геройстве не надо нам –
Мы не приказами
К друзьям привязаны.
Счастьем побед и утратами
Мы крепко связаны между собой.

Припев.

* * *

НА ЧЕСТНОМ СЛОВЕ И НА ОДНОМ КРЫЛЕ
Jimmy McHugh, Harold Adamson, 1943 г.
Русский текст С. Болотина, Т. Сикорской, 1943-1945 гг.


Был озабочен очень
Воздушный наш народ –
К нам не вернулся ночью
С бомбежки самолёт,
Радисты скребли в эфире,
Волну, ловя едва,
И вот без пяти четыре
Услышали слова:

«Мы летим, ковыляя во мгле,
Мы идём на последнем крыле,
Бак пробит, хвост горит,
И машина летит
На честном слове и на одном крыле.

Ну, дела! Ночь была!
И объекты разбомбили мы дотла!

Мы ушли, ковыляя во мгле,
Мы к родной подлетаем земле,
Вся команда цела,
И машина пришла
На честном слове и на одном крыле».

* * *

НОЧНОЙ ПОЛЁТ
Слова и музыка Ю. Визбора


Пошёл на взлёт наш самолёт,
Прижал к земле тоскливый вереск.
Махнул рукой второй пилот
На этот неуютный берег.

Припев:
Ночной полёт – тяжёлая работа,
Ночной полёт – не видно ничего,
Ночной полёт – не время для полёта,
Ночной полёт – полночный разговор.

А на земле не то чтоб лес,
А просто редкие берёзы.
Лежат на штурманском столе
Ещё не пройденные грозы.

Припев.

Летим всю ночь по курсу «ноль»
Давным-давно нам надоело
Смотреть на жизнь через окно
И делать дело между делом.

Припев.

А я не сплю. Благодарю
Свою судьбу за эту муку,
За то, что жизнь я подарю
Ночным полётам и разлукам.

Припев.

1964

* * *

МОРСКИМ ЛЁТЧИКАМ
Слова Д. Седых, музыка Ю. Слонова


Над морской лазурью кружит самолёт,
То взовьётся в небо, то к волнам прильнёт,
И поёт-рокочет в синеве мотор,
Как прибой на взморье у скалистых гор.
Как прибой на взморье у скалистых гор.

Полюбилось море, стало дорогим
Морякам крылатым – лётчикам морским.
В океане неба, в пене облаков
Мчатся корабли крылатых моряков.
Мчатся корабли крылатых моряков.

Не пройти внезапно никаким врагам,
Не подкрасться тайно к нашим берегам.
От морских пилотов на любых морях
Не укроется нигде коварный враг.
Не укроется нигде коварный враг.

А пока что мирно кружит самолёт,
Побеждать на море учится пилот.
Смело каждый из крылатых моряков
За свою Отчизну постоять готов.
За свою Отчизну постоять готов.
За свою Отчизну постоять готов.

* * *

МОЙ САМОЛЁТ
Слова и музыка А. Дольского


Август в звёздные метели
Гонит нас из дома.
Самолёт мой – крест нательный
У аэродрома.
Не к полётной красоте ли
Вскинут взгляд любого?
Самолёт мой – крест нательный
Неба голубого.

Злится ветер – князь удельный
В гати бездорожной.
Самолёт мой – крест нательный
На любви безбожной.
Цвет неяркий, акварельный
Под стрелой крылатой.
Самолёт мой – крест нательный
На любви проклятой.

Я сойти давно хочу, да
Мал пейзаж окрестный.
Распят я. И нету чуда,
Что летает крест мой.
В даль уходит беспредельно
В горизонт неявный.
Самолёт мой – крест нательный
На тебе. И я в нём.

* * *

ТЫСЯЧА СТО

Не дотянем мы до полночи,
Нас накрыл зенитный шквал.
Смысла нет взывать о помощи,
Жжёт руки штурвал.
Режет небо луч прожектора,
Рядом чёрные кресты.
Обгораем в этом пекле мы,
А штурман просит высоты.

Припев:
Тысяча сто,
Смерть в лицо нам дышит
Тысяча сто...

Наш стрелок был сущим дьяволом,
Он не думал умирать.
Чёрный крест заходит справа нам,
Но некому стрелять.
То ли пламя, то ли ненависть
Ослепляет тех, кто жив.
Нам такой конец неведомость,
А штурман твердит, как мотив:

Припев.

На земле стальное крошево –
Здесь вершится правый суд,
Чтобы все оставить прошлому
Нам хватит двух минут.
Мы летим к земле как молния,
Поминая всех святых.
Жаль, что в будущем безмолвии
Нет этой высоты:

Припев.

* * *

МОЙ «ФАНТОМ»

Я бегу по выжженной земле,
Гермошлем захлопнув на ходу.
Мой «Фантом» стрелою белой
На распластанном крыле
С ревом набирает высоту.

Как обычно, в баре я сижу,
Виски пью, на девочек гляжу,
Прилетает телеграмма –
Вызывает фронт Вьетнама,
Значит завтра снова я лечу.

Пролетаю свой родимый штат.
Здесь остались мать, жена и брат,
А увижусь ли я с ними,
Не увижусь ли я с ними,
Знает только желтый мой собрат.

Вот я по чужой земле иду,
Гермошлем захлопнув на ходу.
Мой «Фантом», как пуля быстрый,
В небе голубом и чистом
С ревом набирает высоту.

Вижу голубеющую даль,
Нарушать такую просто жаль,
Жаль, что ты её не видишь,
Путь наш труден и далек,
Мой «Фантом» несётся на восток.

Делаю я левый разворот,
Я теперь – палач, а не пилот,
Нагибаюсь над прицелом
И ракеты мчатся к цели,
Впереди ещё один заход.

Вижу в небе яркую звезду,
А за нею дыма полосу.
Вижу я, как Гарри с Бобом
Понеслись на встречу с Богом,
Вижу МиГ-17 на носу.

С рёвом приближается земля,
Мой «Фантом» не слушает руля,
Катапульта – вот спасенье,
Но на стропах невезенье,
Прямо в джунгли приземляюсь я.

Только приземлился, в тот же миг
Из кустов раздался дикий крик:
«Эй, вы, подлые пираты,
Наступает час расплаты».
Я лежу ничком, к земле приник.

Вот иду по проклятой земле,
Больше орденов мне не видать.
Мой «Фантом» как зверь убитый
На земле лежит разбитый.
Больше мне на нем не полетать.

Только на допросе я спросил:
«Кто тот летчик, что меня подбил?»
И ответил мне раскосый,
Что командовал допросом:
«Сбил тебя наш летчик Ли Си Цин».

Только всё наврали вы мне зря –
Чётко в гермошлеме слышал я:
«Вася, бей, а я прикрою!
Чёрт с тобой, я сам накрою!»
Сбил меня советский командир.

Где-то там, вдали родной Техас.
Дома ждут меня отец и мать.
Мой «Фантом» взорвался быстро
В небе голубом и чистом.
Мне теперь их больше не видать.

* * *

ЧЁРНЫЙ МЕССЕР
Слова Б. Окуджавы, музыка А. Лебедева.

Вот уже который месяц и уже который год
Прилетает «чёрный мессер» – спать спокойно не даёт.
Он в окно моё влетает, он по комнате кружит.
Он как старый шмель рыдает,
Он как старый шмель рыдает –
Мухой пойманной жужжит.

Грустный лётчик, как курортник, его тёмные очки
Прикрывают, как намордник, его томные зрачки.
Каждый вечер, каждый вечер у меня штурвал в руке,
Я лечу ему навстречу,
Я лечу ему навстречу
В довоенном «ястребке».

Каждый вечер в лунном свете торжествует мощь моя.
Я, наверное, бессмертен – он сдаётся, а не я.
Он пробоинами мечен, он сгорает – подожжён.
Но приходит новый вечер,
Но приходит новый вечер –
И опять кружится он.

Вот уже который месяц и уже который год
Прилетает «чёрный мессер» – спать спокойно не даёт.
И опять я вылетаю, побеждаю и опять
Вылетаю, побеждаю,
Вылетаю, побеждаю –
Сколько можно побеждать?!..

* * *

ОПТИМИСТИЧНАЯ

Мне мама говорила: «Ты дурак!
И в жизни ничего не понимаешь!
Ну что ж ты не поймешь еще никак, чудак,
Что в авиации ты жизнь свою ломаешь».

Припев:
А мы толкаем сессию за сессией,
Чтоб овладеть опасною профессией,
Чтоб где-нибудь, когда-нибудь и как-нибудь
Нам в пятом океане утонуть.

А ВВАУЛ – родная наша школа,
Здесь корифеев светлые умы.
Здесь принимают только лиц мужского пола,
Которыми являемся и мы.

Припев.

Мы принимаем экстренные меры,
Чтоб в отпуск поскорее улизнуть.
Но в отпуск едут только инженеры и начштабы,
А летчики опять пересдают.

Припев.

А в увольненье в воскресенье, в теплый вечер,
Мы на Бродвей идем, где фонари.
И девушку свою обняв за плечи,
Мы трогательно нежно говорим:

Припев.

* * *

О КУРСАНТАХ, О ПИЛОТАХ

Эта песня о курсантах, о пилотах,
Эта песня о безграмотных полётах.
Эту песню написал мой друг на старте
И товарищам курсантам передал.

Экипажам, не теряя ни минуты,
Моментально заправляем парашюты.
Вот движок запущен, рЕмни пристёгнуты,
И от мира ты отрезан фонарём.

Вот стоишь на полосе и просишь взлета,
За тобой ревет с десяток самолётов.
Так стоишь, пока тебе не крикнет кто-то,
Что твой пылесос давно пора на слом.

Ну а если все же цел твой самолёт,
И получил ты разрешение на взлет,
То очень много, парень, шансов есть,
Взлететь нормально, хреново сесть!

Набираем высоту, уходим в зону,
Лезет изо рта обед казенный.
А из зоны прилетаешь весь зеленый
И облевана приборная доска.

Ну а если хочешь все же стать пилотом –
Обольешься ты не раз холодным потом.
Ну уж если ты поладишь с самолётом –
О судьбе жалеть не станешь никогда.

Эта песня о курсантах, о пилотах,
Эта песня о безграмотных полётах.
Эту песню написал мой друг на старте
И товарищам курсантам передал.

* * *

ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО МИНУТ

Через несколько минут
Мне предстоит подняться в небо,
Турбины бешено взревут,
Форсажным воем подавясь.

И я крылатою звездой
Уйду в распахнутую небыль,
Могучей птицею стальной
В простор широкий вознесясь.

Возле взлетной полосы
Я соберу цветов букеты,
Ромашек горький аромат
Напомнит грусть прошедших дней.

Пройдут года и образ твой
Сотрет изменчивое небо,
И взгляд твоих прекрасных глаз
Погаснет в памяти моей.

Через несколько минут…

* * *

КОВАРНОЕ НЕБО

Небо, сколько коварства в тебе!
Сколько злобы в твоей синеве!
Ты от крови давно б стало алым,
Но ты кровь возвращаешь земле.

Сколько было уж скорбных утрат.
Сколько ты погубило ребят.
Синевой в высоту заманило
И, играясь, швырнуло назад.

Ты как кладезь без края и дна,
Сколько смерти, твоя ведь вина!
Ты как молот кровавый и лютый –
Лучших мелешь в своих жерновах!

Шёл обычный учебный полёт,
С ревом врезался в синь самолёт.
Ты не знал, что рычаг управленья
Смерть холодная в руки берет.

От удара земли смертный стон –
Двух сердец прервался унисон.
Двух парней прекратилось дыханье,
Неужели всё это не сон?!

Небо, сколько коварства в тебе!
Сколько злобы в твоей синеве!
Ты от крови давно б стало алым,
Но ты кровь возвращаешь земле.

* * *

ЖУРАВЛИ

Журавли летят над полосой,
Будто бы заходят на посадку.
А по взлетной хлещет дождь косой,
В небе журавлям сейчас несладко.

Им синоптик сводок не дает,
Путь проложен предками навеки.
Только провожают их в полёт
Вымокшие люди – человеки.

Тот, кто знает, как оно – летать,
И взлетать стремительно и гордо,
И как надо небо побеждать,
А на землю падать – больно.

Улетают к югу журавли,
Клин как стрелка компаса – на цели.
Машут им пилотками с земли
Чтоб они счастливо долетели.

Журавли летят над полосой
Будто бы заходят на посадку...

* * *

ЗАТЯЖНОЙ ПРЫЖОК

Взревели моторы, готовые к старту,
И ветер ударил в траву.
Минута – другая и крылья стальные
Поднимут ребят в синеву.

Припев:
Долго придется нам падать
В этот прыжок затяжной.
Облачко белого шелка
Чайкой вспорхнет за спиной.
Долго придется нам падать
В этот прыжок затяжной.
Облачко белого шелка
Чайкой вспорхнет за спиной.

Дверь бортмеханик слегка приоткроет,
Ринется в дверь ураган.
Взвоет сирена и десять курсантов
Уйдут в голубой океан.

Припев.

Нас вихри упрямые в штопор кидали
И били упруго в лицо.
За стрелкой секундной глаза наблюдали,
А руки сжимали кольцо.

Припев.

Долго придется нам падать
В этот прыжок затяжной.
Облачко белого шелка
Чайкой вспорхнет за спиной.

* * *

ГУСАРСКАЯ
На мотив песни из худ. к/ф-ма «Гусарская баллада»


СкучнО бы было без романтиков,
Без тех, кто в небо, нос задрав, глядят с земли.
Увидев самолёт на фантиках,
Искать романтику к нам в ВВС пришли.

Но ведь романтика – пустая
И улетит, как будто дым от сигарет.
Теперь судьбе ты не хозяин,
И не на год, и не на два – на много лет.

Карман пустой, а голова
Туманней чем в июне над Кубанью зори.
Испить бы крепкого вина
И по колено будет нам любое море.

И в жизни ты увидишь смысл,
А коль уснешь, то, как убитый, без кошмаров.
И любят женщины еще
С небес слетающих как ангелов гусаров.

Года гусар прошли давно,
Коней в копчёном виде на закуску съели.
А сабли видят лишь в кино,
Гусары в самолёты пересели.

Споём за дружеским столом,
О дамах сердца вспомним и своих заботах.
Бокал поднимем за друзей,
А, коль пьяны уже в дугу, – за самолёты.

* * *

ПЕССИМИСТИЧНАЯ

Мы все сюда пришли с десятилетки
В ушах ещё звенел прощальный бал.
Родители шептали: «Тише, детки!»,
Но нас тот не поймёт, кто не летал.

Невеста стала ждать тебя недолго,
Любовь сменила на стальную «Волгу».
Стал жизнь ты потихоньку понимать
И начал, как перчатки, их менять.

Нам опостылели зеленые мундиры
И, как ослы, тупые командиры.
«Гражданка» мне шептала в те минуты:
«Тебе открыты двери института».

А ты искал, боролся, не сдавался,
Как зверь в порыве бешеном бросался.
Лечил вином расшатанные нервы,
А ночью «по системе» шёл до стервы.

Ты вспомни наши первые полёты,
Стрелой взмывали в небо самолёты.
И как шасси убрать мы забывали,
Инструктора нас матом покрывали.

Ему приказ был – прыгать, он не стал,
Под ним спокойно мирный город спал.
Ты вспомни столб огня и серой пыли,
Ты вспомни, как мы друга хоронили.

Теперь на нас не те уже погоны,
И маршал говорит, что мы учёны.
Осталась юность где-то за стеною,
Промчалась мимо розовой мечтою.

Прощай, моя родимая обитель,
Я завтра буду лётчик – истребитель.
Прощай, моя родимая сторонка,
Горят обломки МиГа и воронка.

* * *

Отчизне своей беззаветно верны,
Несём мы в грядущее веру.
Летят мастера голубой целины,
Взмывая свечой в стратосферу.

Припев:
И вот уж за МиГами в небе дымки,
Взлетают то прямо, то косо.
Как будто душистого сена валки
В жаркие дни сенокоса.

В учебные зоны, на перехват,
Поправив ремень парашюта,
Друзья мои верные к солнцу летят
По самым высоким маршрутам.

Припев.

* * *

РАССКАЗАТЬ БЫ ТЕБЕ

Может, ты меня ждёшь, ну, а, может быть, нет.
Что ж тебя не виню, ведь не всем ждать под силу.
И за окнами снова забрезжит рассвет,
Когда в небо свою подниму я машину.

Рассказать бы тебе, как летаем мы здесь,
Рассказать бы тебе, как вас видеть охота.
Рассказать бы тебе, сколько в небе чудес,
Как в кабине сидишь в ожидании взлета.

Рассказать бы тебе, как седеют виски,
Как на юном лице проступают морщины.
Как мальчонка бежит, плача, сжав кулаки,
Когда с неба домой не приходят мужчины.

Рассказать бы тебе, что такое беда,
Рассказать бы тебе, что такое потеря.
Рассказать бы тебе, как уходят друзья,
Только кто не летал, в это вряд ли поверит.

Рассказать бы тебе…

* * *

ДОЖДЬ

Сидит и с ночи до утра бумажки оформляет,
Штабной бюрократический упрямый аппарат.
А нынче день такой, что даже птицы не летают,
И помэрпэ в тренажный гонит каждого подряд.

А самолёты на заправочной стоят, как на параде,
И хочется сменить класс предполётной на купе.
Сидишь и некого спросить, сидишь чего же ради?
А дождь стучит, а дождь стучит по крыше СКП.

Кто спит, согнувшись у стены, кто книжку оформляет,
А мы с тобой решаем проблемы чёрных дыр.
Кто в ядерной войне безвинный первый пострадает,
Но снова на разведку запускает командир.

А самолёты на заправочной стоят, как на параде,
И хочется сменить класс предполётной на купе.
Сидишь и некого спросить, сидишь чего же ради?
А дождь стучит, а дождь стучит по крыше СКП.

Ты спишь и видишь, как тебе красавица махает
Под белыми берёзами сиреневым платком.
Ты с нею наслаждаешься пока не помахает
Комэска перед носом здоровенным кулаком.

А самолёты на заправочной стоят, как на параде,
И хочется сменить класс предполётной на купе.
Сидишь и некого спросить, сидишь чего же ради?
А дождь стучит, а дождь стучит по крыше СКП.

Комэска, что же ты, пойми, ведь мы же люди всё же,
В тренажном самолёте я сделал всё, что смог.
Я знаю, надоели наши сумрачные рожи,
Не гневайся комэска, если гневается Бог!

А самолёты на заправочной стоят, как на параде,
И хочется сменить класс предполётной на купе.
Сидишь и некого спросить, сидишь чего же ради?
А дождь стучит, а дождь стучит по крыше СКП.

Четыре пары сапогов, четыре долгих года,
Оттопали с тобою мы и вот, финал таков:
Избитая романтика, унылая природа,
Но наберут в училище ещё раз дураков.

А самолёты на заправочной стоят, как на параде,
И хочется сменить класс предполётной на купе.
Сидишь и некого спросить, сидишь чего же ради?
А дождь стучит, а дождь стучит по крыше СКП.

* * *

ПЕСНЯ ТЕХНИКА

Ну, вот настало время ада, я в страхе выбился из сил,
Идёт пилот – в душе досада, на сердце горестный осадок,
Рапортовать пилоту надо, а что и как – я позабыл.
Ну, вспомни всё, что задавали, я намекнуть ему сумел,
О том, что шины накачали, о том, что кнопки все в «нейтрале»,
И вчерась на ём летали, и ничего, удачно сел.
Он всё окинул цепким взглядом, с тоской взглянул на синь небес,
Перекрестился он три раза – не доверяет мне, зараза,
Вздохнул – и всё-таки полез.

Вот лётчик шлангу в рот пихает, видать, нужна на вираже,
Какой-то клавиш нажимает, там всё мигает и моргает,
Он стеклобудку закрывает, видать, не нужен я уже.
Ну, раз не нужен – что слоняться, чего без дела мельтешить,
Пора за пивом прогуляться, а можно б к Машке на матрацы,
Да муж грозился порешить.

Вот лётчик мне два пальца тычет, видать хотит сообразить,
А я ему – мол, не привычен, я свято чту святой обычай,
Мол, третий нужен, бухарь бычий, да и вообще, не время пить!
Вот лётчик выпустил закрылки, кого-то яростно кляня,
Тогда я понял – ему, милке, сейчас почти не до бутылки,
И что плевал он на курилки, глядит он чёртом на меня.
А тут мой шеф прибёг с приветом, на меня злобы не тая,
С лица стирая пот беретом, меня с разгона пнул штиблетом,
Вот так закончилась на этом аудиенция моя.

* * *

ГРУСТНАЯ ПЕСНЯ ТЕХНИКА

В свои свиные тапочки вложу я две картоночки,
А то мозоли жизни не дают.
И по родной гудроночке, по клетчатой бетоночке,
Пойду туда, куда меня пошлют.

Меня голубоглазого, разгульного детинушку,
Послали, куда – стыдно говорить.
И вот я горблю спинушку, влача свою судьбинушку,
Душа горит и страстно просит пить.

А в небе птички – сволочи, щебечут, радость живчиком,
Несут яички, свили по гнезду.
Я со свирепым личиком метну по ним кирпичиком,
И хоть на птичках душу отведу.

Нет в жизни моей радости, ни чёрточки, ни рисочки,
Хожу я словно тень, соплю, хриплю.
Потом нарву редисочки, намою её в мисочке,
Зайду за капонир и уколюсь.

Пусть барин мне лысеющий с баварским дипломатиком
Прикажет мне служить и козырять,
Пусть кроет меня матиком, пусть смотрит супостатиком,
Мне кроме гаек нечего терять.

В кармане шиш сверну ему, насупившись в стороночке,
Дождусь пока он примет валидол.
И по родной гудроночке, по клетчатой бетоночке,
Опять пойду за насыпь на укол.

* * *

ВОЕННАЯ

Жил, так же как и ты, обычный парень,
Любил он синь небес, предутренний туман.
И вечером сидел, куря, на Бамбатаре,
Шутил, косясь на свой аэроплан.

О ручках – вираж поговорим отдельно,
Поймёшь, пилот, их суть – не кинешься в бега.
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага.

И, в небо уходя, крутил он петли,
Затягивал их так в просторах высоты,
Что падали с небес, ломая ветви,
Фашистские паучие кресты.

Люфтваффе надо бить настойчиво и дельно,
Не дав им заглянуть на наши берега.
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага.

Он весел был и смел и весело смеялся,
Как будто бы и нет войны над головой.
Его душа для всех была открыта,
Особенно для девушки одной.

Он в письмах ей писал: «Любимая Елена!
К Победе долог путь, но стают все снега.
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага».

Шальной неравный бой ему достался,
Один против пяти, до смеха ли сейчас ?
Но он был как всегда, он улыбался,
Ловя в прицел рихтгофенский каркас.

Сейчас я объясню тебе членораздельно:
Не вздумай отвернуть – наткнёшься на рога.
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага.

Обидно, что мотор закашлял дымом,
Досадно, что погиб, и больно, что беда.
И вспыхнула огнём на небе синем
Его пятиконечная звезда.

Вонзая самолёт в фашистские цистерны,
Хрипел он: «Смерть моя с фашизмом параллельна!».
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага.

Тяжёлый мрачный взрыв потряс планету,
Огня и пыли столб поднялся в высоту.
И хоть и на земле, но затянул он эту
Последнюю смертельную петлю.

Прошли года, и вот пилот, его ровесник,
Его глазами снова смотрит в небеса.
Смертельная петля воистину смертельна,
Когда её потуже затянуть на глотке у врага.

* * *

КАК ЖИВУТ ПИЛОТЫ В ЛАГЕРЯХ

«Гоп со смыком» – песня устарела.
И теперь, друзья, спою вам смело
Песню новую, такую, прямо скажем, боевую,
Как живут пилоты в лагерях.

Сели в самолёты и сидим.
Карты развернули и глядим.
Вот с КП взвилась стрелою и рассыпалась звездою
Белая ракета, знак: «Летим!».

Первым оторвался командир,
Я его глазами проводил.
По газьям рукой ударил, землю под собой оставил,
И вираж глубокий заложил.

Топаем по курсу вчетвером,
Командир махает нам крылом:
«Вы, ребята, дело знайте, за горбами наблюдайте,
И смотреть друг другу за хвостом».

Вот уж появилась цель вдали,
Зенитчики тут песню завели.
Мы летим всё ниже, ниже, их огонь всё ближе, ближе,
От огня нам, видно, не уйти.

Ну и, наконец, воздушный бой.
Что тут началось, о Боже ж мой!
Кто в бою том не бывал, тот, конечно, не слыхал,
Что такое дым, огонь и вой.

И теперь, друзья, где б не летали,
Всюду эту песню распевали.
Сунешь газу по защёлку и горланишь без умолку,
Веселись и пой, пока живой!

* * *

ПРЫЖКИ

Запоют вновь турбины победную песню,
И, звеня, унесут самолёт в небеса.
Нынче нам предстоит с небом новая встреча,
Нынче нам предстоит сделать шаг в облака.

Вновь раздастся команда: «Пошёл!».
Вновь завоет сирена, откроется дверь.
И уйдут в голубой простор
Пятьдесят молодых парней.

Мы навстречу ветрам устремимся вперёд
И покинем летящий стрелой самолёт.
Купол белый в объятия небо возьмёт
И, качая слегка, нас к земле понесёт.

Пусть земля нам готовит суровую встречу,
Ты ударом встречаешь своих сыновей,
Изменивших тебе и поднявшихся в небо,
На просторы ветров, в синеву журавлей.

Вновь раздастся команда: «Пошёл!».
Вновь завоет сирена, откроется дверь.
И уйдут в голубой простор
Пятьдесят молодых парней.

Мы навстречу ветрам устремимся вперёд
И покинем летящий стрелой самолёт.
Купол белый в объятия небо возьмёт
И, качая слегка, нас к земле понесёт

* * *

ПОРА!

Ночь уходит, как тает над пустыней мираж.
До прощанья остались минуты.
И огромной ракетой голубой карандаш
Снова вычертит наши маршруты.

Мы идём в неизвестность, в необъятную высь,
От весны и весенней капели.
Это правда, что люди на земле родились,
Но нельзя вечно жить в колыбели.

Алым цветом окрасила заря облака,
Степь укутана белым туманом.
Мы уходим, вернемся ли – не знаем пока,
Только знаем – в дорогу пора нам.

И останется там, за горизонтом, земля,
Как краюха крестьянского хлеба.
Чтобы снова и снова стартовать кораблям
В раскалённое алое небо.

Ночь уходит, как тает над пустыней мираж.
До прощанья остались минуты.
И огромной ракетой голубой карандаш
Снова вычертит наши маршруты.

* * *

КОЖАНЫЕ КУРТКИ

Кожаные куртки, брошенные в угол,
Тряпкой занавешено грязное окно.
Бродят за ангарами северные вьюги,
В старенькой гостинице уютно и тепло.

Командир со штурманом мотив затянут старый,
Голову рукою подопрёт второй пилот.
Подтянувши струны старенькой гитары,
Бортмеханик тихо им песню подпоёт.

Эту песню старую позабыть пора бы,
Как моторы, наглухо сердца зачехлены.
Снова с моря тянет ветрами, туманами,
Снова ночь нелётная даже для луны.

Лётчики – романтики, воздушные бродяги,
Ваша жизнь – мальчишеские школьные года.
Прочь тоску гоните вы, выпитые фляги,
Ты, метеосводка, нам счастье нагадай.

Солнце не закатное, тёплый ветер с веста,
И штурвал послушный в стосковавшихся руках.
Ждите нас, невстреченные школьницы – невесты,
В маленьких асфальтовых южных городах.

Кожаные куртки, брошенные в угол…

* * *

ЖИЗНЬ ПИЛОТА

Машины стальные и с шумом, и с рёвом
Стартуют с короткой полоски бетона.
И с каждой секундой ясней и ясней:
Взлетаем моложе – садимся взрослей.

Припев:
У всех у геройских лишь разница в том,
Кого – у кремлёвской, а кого – за бугром.

И мчимся куда-то, и мчимся за чем-то,
Мы стиснуты сталью, ремнями зажаты.
Крылом разрывая небесную тишь,
Порою не знаешь, куда прилетишь.

Припев.

Вздохнуть бы всей грудью, напиться б, наверно,
Заоблачной выси, дооблачной пены.
Но всё пролетает, едва уловимо,
Как жизнь у пилота – всё мимо да мимо.

Припев.

Взревели турбины, мечту приближая,
Форсаж, полосатки коснувшись бетона,
Уносит меня высоко в поднебесье,
А ты остаёшься, как лучшая песня.

Припев.

* * *

А НАМ ВСЁ РАВНО!
На мотив песни «Про зайцев» из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»


В небольшом погребке вкусно пахнут пельмени,
И от звона бокалов трещит голова.
Запивая вином робкий трепет сомненья,
Мы друг другу напеваем странные слова.

Припев:
А нам все равно, а нам все равно,
Через год-другой молодость пройдет.
Странным будет тот, кто совсем не пьёт,
Прямо скажем тот – просто идиот!

А дубы – патрули стали возле «Рубина»,
И от красных повязок уж город пестрит.
Третий курс все бредет по тропе Хо Ши Мина
И один курсант другому нежно говорит:

Припев.

А в казарме стоит человек очень странный:
Трубкой вытянул губы, глазенки горят.
Он читает устав толпе полупьяной,
А вокруг него смеются, а вокруг галдят:

Припев.

* * *

МЫ ВЗЛЕТАЕМ НА РАССВЕТЕ

Мы взлетаем на рассвете, с перевала дует ветер,
Рёв моторов поднимая до небес.
Только пыль встаёт за нами, с нами Бог и с нами Знамя,
Под крылом – четыре блока эс-пять-эс.

Командир у нас хреновый, несмотря на то, что новый,
Ну а нам на всё на это наплевать.
Было б выпить, что покрепче, и не больше, и не меньше,
Всё равно, с какой заразой воевать.

Ну а если кто-то помер – без него играют в покер,
Здесь ребята не жалеют ни о чём.
Есть у каждого в резерве деньги, слава и консервы,
И могила, занесённая песком.

Говорят, я – славный малый, может, стану генералом,
Ну а если я не выйду из огня,
От несчастия такого ты найдёшь себе другого
И скорее позабудешь про меня.

Мы взлетаем на рассвете, с перевала дует ветер,
Рёв моторов поднимая до небес.
Только пыль встаёт за нами, с нами Бог и с нами Знамя,
Под крылом – четыре блока эс-пять-эс.

* * *

ГДЕ-ТО ДАЛЕКО

Где-то далеко за синими морями,
За пустыней жгучей, за пустыней злой,
Белая берёзка нежными ветвями
Ветер обнимает полевой.

Где-то далеко шумит вода под ветром,
Родничок журчит прозрачною водой.
А над нами ветер тучи пыли гонит,
Вихри поднимая над землёй.

Нам бы пробежаться по росистым травам,
Аромат вдохнуть их терпкий и густой.
К родничку припасть горячими губами
И воды б напиться ключевой.

Как ты далеко, родимая Россия,
Предо мною светлый ясный образ твой.
Белая берёзка нежными ветвями
Ветер обнимает полевой.

Живём на матушке – земле,
Когда кончаются полёты.
А в наших снах, как в облаках,
Летят бесшумно самолёты.

* * *

ТАМАДА

Сидим за дружеским столом –
Бывает праздник у пилота,
И медлит с тостом тамада,
Когда опаздывает кто-то.

Припев:
Пожелай, пожелай, тамада,
Чтоб любимая нас не забыла.
Чтобы в памяти чьей-то всегда
Наше место не занято было.
И чтобы нас ожидала земля,
И чтоб небо нас тоже любило.

И мой товарищ тамада
Свой тост за лётчиков предложит.
И вспомнит тех, кто не пришёл
И никогда придти не сможет.
Живём на матушке – земле
Мы от посадки и до взлёта.
И снова ждёт аэродром
И продолжается работа.

Припев.

* * *

НЕПОГОДА

Нудный дождик шуршит по пригорку,
Моросит, моросит, моросит.
Отражаясь от мокрой бетонки,
Отсыревшее небо висит.

У высотки – дымок сигаретный,
Время есть покурить, посидеть.
Облака зацепились за сосны
И не могут никак улететь.

За облаками нет ни грусти, ни печали,
За облаками забываешь про дела.
Мы на земле всегда немножечко скучали,
Когда погода вдруг нелётная была.

За облаками небо вечно – голубое,
За облаками небо яркое до слёз.
И, возвращаясь из полёта, ты с собою
В глазах кусочек неба синего принёс.

Байки лётные не переслушать,
Хочешь – верь, а не хочешь – не верь.
Но простые пилотские души
Это мало волнует, поверь.

Мы за правду душою и телом,
Лишь для смеха немного соврав,
И к тому же не словом, а делом,
Проверяется лётный состав.

За облаками нет ни грусти, ни печали,
За облаками забываешь про дела.
Мы на земле всегда немножечко скучали,
Когда погода вдруг нелётная была.

За облаками небо вечно – голубое,
За облаками небо яркое до слёз.
И, возвращаясь из полёта, ты с собою
В глазах кусочек неба синего принёс.

Вот и кончился отдых короткий
И дождя надоевшего нет.
Лишь остался дымок у высотки
Недовыкуренных сигарет.

Снова пламя бетон опалило,
Отрывая от грешной земли.
Нас уносит нечистая сила,
Растворяя в небесной дали.

Нас уносит нечистая сила,
Растворяя в небесной дали…

* * *

БОЕВОЕ ДЕЖУРСТВО

Мерцает телевизора экран
И, чуть небрежно, в креслах развалясь,
Сидят ребята лет по двадцать пять,
Шутя о чём-то, громко вслух смеясь.

И кажется, друзья здесь собрались,
Чтоб вечер долгий вместе скоротать.
Но слышен громкой связи лёгкий шум,
Напоминая – здесь не место отдыхать.

И вместо праздничных костюмов натянув
Высотные костюмы ВКК,
И ожиданьем нервы обнажив,
Всё ждут, а вдруг взорвётся тишина.

Табло, багровый свет, удар в глаза,
Сирена, будто по сердцу бичом.
Визжит турбина, раздирая ночь,
Форсаж горячий обожжёт бетон.

Мерцает телевизора экран
И, чуть небрежно, в креслах развалясь…

* * *

СУДЬБА

Теперь нам, старый друг, давно за тридцать пять,
И на висках инверсии следы.
Где только не носила нас судьба –
Судьба военных лётчиков страны.

И нет уж той страны, которой мы
Юнцами присягали жизнь отдать,
Но долгу оставались мы верны –
Не в наших правилах, дружище, предавать.

Нас тасовали как колоду карт,
Бросали в бой, давали ордена.
И под крылом горел Афганистан,
Мелькали горы, джунгли, океан.

Турбины выли, пожирая облака,
Мы прыгали из гибнущих машин.
Кто не успел – остался в небе навсегда
И никогда не выйдет больше из кабин.

Крутился, кувыркался горизонт,
Прибоя пеною вскипали небеса.
Со звуком мы гонялись взапуски,
Ждала родная дома полоса.

И враг боялся даже подойти
К границам нашей дорогой страны.
Всё в одночасье рухнуло, и вот
Мы оказались больше не нужны.

Мы сами выбрали, дружище, путь с тобой,
Привёдший нас к обрыву в никуда.
Нас предали уже в который раз,
Ну что же, стиснем зубы, от винта!

России, не хозяевам верны,
Что как клопы жиреют на крови.
Опять дежурство, ночь, за стенами мороз,
Спят истребители, заждались нас они.

* * *

ПОЭЗИЯ ПОЛЁТА
Слова Михаила Энгель, музыка Вадима Захарова


Пусть говорят – профессия опасная
И лучше тем, кто ходит по земле,
А я люблю смотреть, смотреть, как звёзды гаснут
На самолётном стонущем крыле.

Припев:
За горизонт лечу встречать рассветы,
Любуясь вновь заоблачной зарёй.
Пускай мне позавидуют поэты,
Когда я поднимаюсь над землёй.

А небо дарит яркие мгновения
И для того на свете стоит жить,
Чтоб вновь преодолеть земное притяженье
И снова радость взлёта ощутить.

Припев.

Мой труд порой блеснёт росинкой пота
Там где свинцово дышат облака.
Но всё ж моя поэзия – поэзия полёта,
И новый вылет – новая строка.

Припев.

* * *

Я – ЛЁТЧИК!
Автор музыки и слов Николай АНИСИМОВ


Я – лётчик!
Красивая форма, лампас голубой
И даже завидует кто-то порой.
Я – лётчик!
И звук от турбин на земле – лучший звук,
А мой самолёт – это мой верный друг!
Я – лётчик!
Мне хочется в небе бездонном летать,
За это готов я полжизни отдать!
Я – лётчик!
Не чёрту, а небу я душу продал,
Мне кажется я от рожденья летал.
Я – лётчик!
Я так это небо безумно люблю,
И мне без него не прожить даже хмурый денёчек.
Покойного Нестерова выгну петлю, сверну от души,
Там вираж, бочка, горка...
Я – лётчик!
Пускай перегрузка придавит – стерплю,
Но небо родное предать я вовек не посмею!
И землю я тоже, конечно, люблю,
Но только когда не по ней, а над нею!
Я – лётчик!
Темнеет в глазах на крутом вираже
И давит на сердце мне несколько «g»...
Я – лётчик!
Комбез весь в поту, можно просто отжать.
И кто вам сказал, что несложно летать?
Я – лётчик!
Под крыльями смерть в оправе стальной,
Она поднимается в небо со мной.
Я – лётчик!
И чтобы земля вновь не стала гореть –
Снова и снова я должен лететь.
Я – лётчик!
Я так это небо безумно люблю,
И мне без него не прожить даже хмурый денёчек!
Покойного Нестерова выгну петлю, сверну от души,
Там вираж, бочка, горка...
Я – лётчик!
Пускай перегрузка придавит – стерплю,
Но небо родное предать я во век не посмею.
И землю я тоже, конечно, люблю,
Но только когда не по ней, а над нею.
Я – лётчик!
По нити глиссады иду я домой,
А хочется жить где-то здесь, над землёй.
Я – лётчик!
Квартиры своей у меня просто нет,
Общага – мой дом, общий душ, туалет.
Я – лётчик!
И снится мне каждую ночь напролёт,
Что топливо есть и поднялся на лёт.
Я – лётчик!
К земле меня часто хотят привязать,
Но лётчик обязан, он должен летать.
Я – лётчик!
Я так это небо безумно люблю,
И мне без него не прожить даже хмурый денёчек.
Покойного Нестерова выгну петлю, сверну от души
Там вираж, бочка, горка.
Я – лётчик!
Пускай перегрузка придавит – стерплю,
Но небо родное предать я во век не посмею.
И землю я тоже, конечно, люблю,
Но только когда не по ней, а над нею.
Но только когда не по ней, а над нею.
Но только когда не по ней, а над нею.
Я – лётчик!

* * *

НАШИМ ЖЁНАМ

Поздняя ночь, звёзды горят,
Спит гарнизон, в норме наряд.
Аэродром только не спит –
Кто-то сейчас где-то летит.

Дети давно сладко сопят.
А возле них жёны не спят.
Слушают гул, смотрят в окно,
Сколько ж еще ждать суждено.

Голоса вашего тихие звуки,
Волосы ваши и нежные руки,
Губы, глаза с паутинкой морщин,
Всё это нужно для ваших мужчин.

Ваше терпенье, любовь и забота –
Это спокойная наша работа,
И не кляните судьбу за невзгоды –
Вы на земле из особой породы.

Час пролетел, ужин остыл,
Месяц – чудак в небе застыл.
Где-то во сне сын прошептал –
Видно с отцом где-то летал.

Нет ничего хуже, чем ждать,
Боль, что в душе не передать.
Видно у вас доля одна –
Горькую чашу выпить до дна.

Стирка, уборка, готовка, уроки,
Ну и ещё вереница мороки.
Как бы рубли растянуть подлиннее,
А голова всё белей и белее.

Низкий поклон вам, любимые наши,
Светы, Галины, Алёны, Наташи,
Ольги, Ирины, Людмилы, Любаши,
Нади, Марины, Татьяны и Маши.

* * *

ОТДЫХ

Который день на базе отдыхаем,
Который день не слышим рёв турбин.
Ну, а когда пилоты не летают,
То выполняет планы магазин.

А в синем небе след инверсии растаял,
То ГэВээФа звуки спать нам не дают.
Тогда зелё – зелёный змий летает,
Когда летать пилотам не дают.

Ну, а когда немножко захмелеем,
За тех мы выпьем, кто сейчас в ЗэШа,
Потом ещё полулитру одолеем,
Споём и эту песню не спеша.

Который день на базе отдыхаем,
Который день не слышим рёв турбин.
Ну, а когда пилоты не летают,
То выполняет планы магазин.

* * *

ПРОЩАЙТЕ, ИСТРЕБИТЕЛИ!

Пришла пора, довольно грёз, и принято решение,
Сменить придётся мне всерьёз мне в жизни направление,
Не всё сказал, но ухожу – заставили правители,
Но зла на них я не держу, прощайте, истребители.

Прощайте, истребители, летать вам сотню лет!
В России есть блюстители, а вот законов – нет…

Я часто буду вспоминать и потолки, и скорости,
Тот мир, где мы смогли узнать и радости, и горести,
Где, поднимаясь в облака, в волшебный мир врываешься,
Где красота пьянит слегка, где заново рождаешься.

Прощайте, истребители, летать вам сотню лет!
Мы чтим людей за кители, а вот за душу – нет…

Прощай, дружище – самолёт, не оправдал доверия,
Не по своей вине в полёт себе захлопнул двери я,
И если честью дорожу, имею точку зрения,
Спины не гну – прямым хожу, так то ж – не преступление.

Прощайте, истребители, летать вам сотню лет!
Мы все по жизни зрители, а вот актёров – нет…

* * *

ВЫЛЕТНЫЕ

На старте задымились вылетные,
Все стихло в ожидании команд.
Еще одна затяжка – и на вылет,
Так дай же накуриться, лейтенант!

Ты дай нам наглядеться в бездну неба
На шапки чуть заметных облаков,
Почувствовать, как пахнет звездным небом
Разбросанная радуга цветов.

Фонарь закроет техник перед взлетом,
Протрет чуть запыленное стекло,
И со стоянки с дружеской заботой
До полосы проводит за крыло.

Инструктор не докурит папиросу,
Комэск не оторвет от неба глаз:
Сегодня свои первые полёты
Им пережить придется еще раз,

А мы вернёмся в теплые объятья
И ощутим пожатья сильных рук.
И выкурим еще одну на счастье
За небо, за привычных ждать подруг.

На старте задымились вылетные,
Все стихло в ожидании команд.
Еще одна затяжка – и на вылет,
Ты пожелай нам счастья, лейтенант!

* * *

СИНЯЯ ПЕСНЯ
ВИА «Надежда»


Дороги наши над землей,
Дороги наши над землей,
Нам в небе всё знакомо.
И провожают нас с тобой,
И провожают нас с тобой
Огни аэродрома.
Под нами мчатся в синеве,
Под нами мчатся в синеве
Леса, поля и степи.
Мечтаем в небе о земле,
Мечтаем в небе о земле,
А на земле о небе.
Мечтаем в небе о земле,
Мечтаем в небе о земле,
А на земле – о небе.

Мы неразлучны с синевой,
Мы неразлучны с синевой,
Мы ходим в форме синей.
Мы любим цвет волны морской,
Мы любим цвет волны морской
И цвет весёлых ливней.
Нас синева воздушных трасс,
Нас синева воздушных трасс
В полёте окружает.
И синева любимых глаз,
И синева любимых глаз
Нас на земле встречает.
И синева любимых глаз,
И синева любимых глаз
Нас на земле встречает.

Мы неразлучны с синевой,
Мы неразлучны с синевой,
Ведь мы с тобой пилоты.
Над голубой своей землей,
Над голубой своей землей
Мы водим самолёты.

Под нами мчатся в синеве,
Под нами мчатся в синеве
Леса, поля и степи.
Мечтаем в небе о земле,
Мечтаем в небе о земле,
А на земле – о небе.
Мечтаем в небе о земле,
Мечтаем в небе о земле,
А на земле –о небе.

* * *

КРЫЛАТЫЕ ПАРНИ РОССИИ
слова В. Гольцова, музыка Е.Э. Жарковского


Спокойно грохочут турбины,
Бежит под крылом полоса.
Тяжелые наши машины
Стартуют легко в небеса.

Припев:
Мы летим далеко-далЕко,
Дорогой, открытой ветрам,
Даль небес высока-высОка,
Даль небес глубока-глубОка,
А земля широка-ширОка,
И кто-то завидует нам.

И солнце нам светит, и звёзды,
По курсу то снег, то дожди,
А небо тревожно и грозно,
Когда ураган впереди.

Припев.

И как бы ни злилась стихия,
Она не свернет нас с пути.
Крылатые парни России
Сумеют до цели дойти.

Припев.

1970-е годы

* * *

КРЫЛАТЫЙ ТРАНСПОРТ
Слова С. Волкова, музыка Л.В. Афанасьева


Голубой горизонт – это вечная музыка трасс.
Впереди где-то фронт снежных бурь и песчаных дождей.
Но преграды не в счёт, если в небе воздушные асы,
Если сердце поёт о просторе небесных морей.

Припев:
Крылатый транспорт просит взлёт,
Земля, до скорого свиданья.
Пилот – без неба не пилот,
Прости меня за расставанья.
Готовы мы на взлёт – опять идти в полёт.
Опять в полёт идет на взлёт крылатый флот.

Нас и ночью и днем вдаль зовет неземная работа,
Но о доме своем мы грустим высоко над землей.
Ведь родная земля – это наша любовь и забота,
А крыло корабля сокращает разлуку с тобой.

Припев.

1970-е годы

* * *

КРЫЛАТЫЙ ЧЕЛОВЕК
Слова Ю.С. Энтина,
музыка Б. Савельева


Горизонты тем видны,
Кто в пути, в пути всегда.
Людям крылья не даны,
Только это не беда.

Припев:
Если в солнце ты влюблен и мечтою окрылен,
Начинай стремительно разбег.
Если твой полёт высок, высота стучит в висок,
Значит, ты крылатый человек.

Ввысь давно рвалась мечта,
И легендой сквозь века,
В голубое небо мчась,
Пел от радости Икар.

Припев.

Для крылатых нет границ,
И запомнить должен ты:
Крылья ввысь уносят птиц,
Ввысь людей несут мечты.

Припев.

У надежных ребят под крылом география мира.
Мы шутя, говорят, стерли грань часовых поясов.
Четко выверен курс краснозвездных и «Анов», и «Илов»,
Бьётся точно наш пульс вместе с пульсом московских часов.

Припев.

1970-е годы

* * *

НЕЛЁТНАЯ ПОГОДА
Слова К.Я. Ваншенкина,
музыка Я.А. Френкеля


Вот опять нелетная погода,
Вот опять нашла на солнце тень.
Кажется, что ждем уже полгода, –
Так он долог, мутный этот день.
Поезда ушли по расписанью,
И над ними редкий вьется дым...
Под Москвой, Казанью и Рязанью –
На аэродромах мы сидим.

Припев: Льет дождик с небосвода,
Грохочут желоба,
Нелетная погода,
Нелегкая судьба.

Вы, наверно, ждать меня устали
Там, где светит месяц голубой,
И стоят безоблачные дали
Над спокойной вашей головой.
Только не судите слишком строго,
Что опять я к вам не попаду –
Мне до дома вашего дорога,
Будто на соседнюю звезду.

Припев.

Но взревут моторы однотонно,
Разгоняя волнами траву,
И с аэродромного бетона
Мы рванемся прямо в синеву.
Мы рванемся, где-то оставляя
Ваши медленные поезда...
А пока – все дождь и дождь без края,
Мелкая холодная вода.

Припев.

* * *

ПИЛОТ НЕ МОЖЕТ НЕ ЛЕТАТЬ
Слова М.Л. Матусовского,
музыка В.Е. Баснера

Из худ. к/ф-ма «Разрешите взлёт»

Опять с рассветом засияло,
Сверкнуло солнце на крыле.
Ты извини меня, что мало,
С тобой встречаюсь на земле

Припев:
Опять приходится прощаться
И небо нас зовет опять.
Земля не может,
Не может не вращаться
Пилот не может,
Не может не летать.

Мотор решительно и смело
В прозрачном воздухе поет.
Конечно он не «Каравелла»,
Но в общем тоже самолёт

Припев.

Мелькают крыши городские,
Селенья шлют приветы мне.
Я остаюсь в часы такие
Со всей землей наедине

Припев.

За то и любит небо лётчик,
Что здесь с мечтою спорит явь.
Ты у меня возьми, что хочешь,
Но только крылья мне оставь.

Припев.

* * *

ЧТО ПИЛОТУ НУЖНО
слова И.Д. Шаферана,
музыка Я.А. Френкеля


Снова пилоты готовятся к рейсу,
В тесный усевшись кружок,
В небе пока не проложены рельсы,
Это уж точно известно, дружок.

Припев:
А что пилоту нужно?
Пилоту нужно мало,
Поверьте, очень мало:
Чтоб полный был порядок.
Пилот нужно только,
Чтоб точно совпадало
Количество взлётов –
С количеством посадок.

Кажется, что нам пройти эту трассу,
Были здесь тысячу раз.
Но не бывает на трассе ни разу
Легкой безоблачной жизни для нас.

Припев.

Час или два отдохнем мы с дороги
В дальнем аэропорту.
Штурман погоду возьмет, и в итоге
Вновь самолёт наберет высоту.

Припев.

* * *

ПАХНУТ ВАСИЛЬКИ АЭРОДРОМОМ
Слова Лаубе,
музыка Свешникова


В васильковом поле день рабочий начат,
Расчехляет техник самолёт…
Как всегда, родная, пожелай удачи,
Ухожу в очередной полёт.
Промелькнет бетонная дорожка,
И обнимет небо синевой.
Знаю, ты тревожишься немножко,
Слыша гул турбин над головой.
В чистом небе солнце яркое сверкает,
Выгибает радуга дугу…
Служба у пилота трудная, мужская:
Я родное небо берегу.
Высоту привычно набираю,
Оставляя землю вдалеке…
Знаю я, ты ждешь меня, родная,
В нашем энском летном городке.
Выполню задачу, опущусь на землю,
Вновь цветы увижу и траву.
И на летном поле для подруги верной
Я букетик васильков нарву.
Распахнется дверь родного дома,
Ты прижмешь к груди букетик мой…
Пахнут васильки аэродромом,
Синие, как небо над землей.

* * *

АВИАЦИЯ ГРАЖДАНСКАЯ
Слова И.Д. Шаферана,
музыка Е.Н. Птичкина


Летим не пассажирами на «Илах» и на «Ту»,
С мальчишества любили мы простор и высоту
И что нам тучи черные и холод и туман,
Дороги немощеные – воздушный океан.

Припев:
Когда в просторы неба уходят самолёты,
Земля на них глядит с особой ласкою.
В отдельности, ребята, мы попросту пилоты,
А вместе – авиация гражданская/

Своей мечты достигли мы на самой высоте.
Мы завтракаем в Киеве, обедаем в Чите.
Легли пути воздушные во все концы земли,
И держыт курс послушные стальные корабли.

Припев.

Работу поспокойнее могли найти не раз,
Но так уж мы устроены, что небо тянет нас.
И снова тучи черные и холод и туман,
Дороги немощеные – воздушный океан.

Припев.

* * *

КРЫЛАТЫЕ ДЕВЧАТА
Слова В. Соколова,
музыка М. Мишунова


Одни девчата были в экипажах,
Пришли стране на помощь в трудный час.
Потом о вас историки расскажут,
И песни сложит Родина о вас.

Припев:
Враги «ночными ведьмами» вас звали
За дерзкие налеты по ночам.
В военном небе смело вы летали,
Крылатые девчата, слава вам.

Вам было на войне вдвойне непросто,
Когда водили в бой штурмовики.
Всплакнули только раз, отрезав косы,
Перед отправкой в летные полки.

Припев.

Хотелось, чтобы счастье улыбнулось
Для всех девчат, войну отвоевав,
Но сколько вас из боя не вернулись,
Любви и материнства не узнав.

Припев.

1970-е годы

* * *

ТОВАРИЩ ПОЛКОВНИК
Посвящается Сергею Алексеевичу Серебрянникову
Музыка и исполнитель Алексей Краев, слова В.Н. Ушакова

 
Товарищ полковник, и ты отлетался,
Две красных ракеты стрельни с КДП.
Инструкции верен, последний остался,
Товарищ, полковник, покиньте «ВП».
И призрачный свет тех прощальных ракет
Пустую стоянку внизу озарит,
Где мощь грохотала, где доблесть взлетала,
Во тьме только ветер тоскливо гудит.
Товарищ полковник, такая нам доля
Мы будто своё пережили дитя.
Теперь лишь в застолье, во сне и застолье
Летят наши «Коршуны», видишь, летят.
И лица друзей там, ушедших до срока,
Любовь и опора той прежней страны
Слепая судьба к ним была так жестока,
Ель стонет над ними среди тишины.
Полковник запаса, ты будешь отныне,
Но с этой закваской запас не для нас.
Полковник по жизни, пусть сердце не стынет,
И будешь, как в небе, ты признанный ас.
Товарищ полковник, окончена служба.
Но много ресурса ещё у тебя.
А крыльями станут пусть память и дружба.
Товарищ полковник, штурвал на себя!
И ветрам навстречу, а как же иначе?
Взлетишь ты, и в СМУ тебе солнце блеснёт.
Товарищ полковник, здоровья удачи,
Не правда, не кончен ещё твой полёт.
И ветрам навстречу, а как же иначе?
Взлетишь ты, и пусть тебе солнце блеснёт!
Товарищ полковник! Здоровья, удачи,
И долог пусть будет еще твой полёт.
Сергей Александрович! Здоровья, удачи,
И долог пусть будет ещё твой полёт.

* * *

БАТЯ
Слова и музыка В. Клименкова


Давай-ка, батя, выпьем водки,
У нас ещё чуть-чуть осталось.
Пусть клён качается над нами,
А мы нальём и повторим:
Давай-ка, батя, выпьем водки
И захмелеем где-то малость,
Ну, а потом спокойно сядем
И просто, батя, помолчим.

Ты извини, что я так редко
Тебя с годами навещаю.
Ты извини, что наши встречи
Всё время как-то на бегу.
А клён-то каждый раз весною
Листвой зелёной расцветает,
Как в детстве запахи сирени,
И вишня тоже вся в цвету.

Батя, вот и свиделись, батя.
Извини, что так поздно,
Жаль, что раньше не смог.
Батя, вот и свиделись, батя,
А в ответ только ветер:
«Что же, здравствуй, сынок».

Давай-ка, батя снова вспомним
Твоих друзей из эскадрильи,
Тех, кто однажды не вернулся,
Не дотянув чуть-чуть домой.
А сколько лет той лётной куртке,
Что вместе мы с тобой носили,
Из жёсткой тёмно-бурой кожи,
Ты так и не купил другой...

Давай-ка, батя, выпьем водки,
За то твоё лихое время,
За то твоё большое небо,
В котором ты, как птица, жил.
За жизнь нелёгкую такую,
За ваше, батя, поколение,
За то, как ты горел и верил,
Надеялся и как любил.

* * *

ПРОТИВОЛОДОЧНИКИ
Музыка А. Краева, слова В.Н. Ушакова


Подводная лодка – шестнадцать ракет,
Как меч, занесённый над нами,
Взлетаем, уходим уже столько лет,
Мы службу несём над волнами.
Подводная лодка к району идёт,
Там наши дома на прицеле.
«Винты на упор, движки на взлёт», –
Мы раньше должны быть у цели!
Подводная лодка получит приказ,
И сто городов не проснутся.
Там в море зависеть всё будет от нас,
Там права нам нет промахнуться!
Подводная лодка подводной навек –
Коль Родина скажет – будет.
Как мал человек, как велик человек,
Собой мир, закрыв от орудий!
Как море спокойно, как солнце встаёт,
Так было всегда, и так будет,
«Подводная лодка в район не пройдёт», –
Вот всё, что мы, сев, скажем людям.
А если не сядем, уйдём навсегда,
Как водится, нас помяните.
Сорвались мы, значит, как с неба звезда.
Смотри! Вон их сколько в зените!
Сорвались мы, значит, как с неба звезда,
Плотнее шеренги сомкните...

* * *

СЕРЁГА МЕЛЬНИКОВ
(лётчик-испытатель ОКБ «Су»
авиакорабельного комплекса,
Герой России)


Своею взлётною дорогой,
Толкнув железный пароход,
Взлетает Мельников Серёга
И самолёт его «Сухой».

Повыше вверх, поближе к краю,
Где, кроме неба, никого,
И солнце близкое играет
На мокром блистере его.

Баяна кнопочки потрогав,
И отыскавши нужный тон,
Выводит на небо Серёга
«Сухого» двадцать восемь тонн.

И он пронзит любые дали
И разрешит любой вопрос.
И долетит он, и завалит,
И третий свой поймает трос.

Желан он очень для любой серьёзной нации,
Что по земле шагает собственной дорогой,
Иметь немного в корабельной авиации
И мужиков таких, как Мельников Серёга.

Иметь немного в корабельной авиации
И мужиков таких, как Мельников Серёга.

* * *

ЕСТЬ ТАКОЕ НЕБО НАДО МНОЮ


В ясном небе солнышко сияет,
Чижики весёлые летают.
Есть такое небо надо мною,
Надо мной и всей моей страною.
Да! Есть такое небо надо мною,
Надо мной и всей моей страною.

А мы, ребята из Ростова
Который год живём на всём готовом,
Испытываем нервы самолётам,
Чтоб стать, каким ни есть, но всё ж пилотом!
Да! Испытываем нервы самолётам,
Чтоб стать, каким ни есть, но всё ж пилотом!

А там, говорят, за океаном,
Там, за нулевым меридианом
Парни из Техаса, Оклахомы
Мучают крылатые «Фантомы».
Да! Там парни из Техаса, Оклахомы
Мучают крылатые «Фантомы».

И что же мы с тобой не поделили?
Так водку вместе вроде бы не пили!
У тебя жена и два мальчонки,
А меня в России ждут девчонки!
Да! Так, у тебя жена и два мальчонки,
А меня в России ждут девчонки!

Пойдёт интеллигентная работа
И в воздухе не видно глаз пилота.
Всё рано, кто – Эдвард или Лёня
Торчишь в прицеле, словно на ладони!
Да! Там всё рано, кто – Эдвард или Лёня
Торчишь в прицеле, словно на ладони!

Зачем тебе сибирские морозы? (Зачем?)
И наши белоствольные берёзы? (Зимой, сука!)
Зачем тебе Вьетнам и сионисты?
Ты лучше приезжай-ка к нам туристом! (О’кей!)
Зачем тебе Вьетнам и сионисты?
Ты лучше приезжай-ка к нам туристом!

* * *

Дождь, дождь, дождь
По кабине стучит ручейками.
Грусть, грусть, грусть
Грусть моя вместе с Вами.
Взлет, взлет, взлет
И уходят ребята, качнув плоскостями.
Матери письма последние
Не дописав

Дым, дым, дым
За подбитым тобой «Мессершмитом».
Бой, бой, бой
Ты из боя приходишь подбитым.
Дни, дни, дни
Вы как быстрые «ЛаГГи» промчались над нами,
Но нам не забыть
Те прошедшие, лётные дни.

Снег, снег, снег
Заметает пути и дороги
Снег, снег, снег
Навевает тоску, навевает тревогу
Снег, снег, снег
Как пушистым ковром
Заметает их лица
Тех, кто до взлетно-посадочной не долетел.

* * *

«СТРИЖИ»
Посвящение


Нас сравнивают с птицами… Пустое!..
Нам просто жить без неба не по вкусу.
Мы на земле на временном постое,
А птиц мы любим… Только не по курсу!
Мы выпали из лётных наставлений
И может, улыбнёмся их листая.
В театре пилотажных представлений
Мы вместе, словно маленькая стая
И верим, что вернёмся, улетая.

ПРИПЕВ:
Вращаем небо мы, в строю застыв
Нам разрешают делать всё по краю
А срыв потока – это лишь потока срыв
Нам не сорваться, главное, летая
Мы – гвардии летающая стая!

Каскад фигур и перегрузки душат
И, в общем, тяжело, но не смертельно.
Зато приятный женский голос в уши
Настойчиво твердит, что всё предельно.
Пусть даже СМУ, но мы ждём с небом встречи
Ведь в небе всё по-честному – не врут!
Здесь крылья – как друзей надёжных плечи
А в двух руках – две ручки – РУС и РУД
И двигатели голос не сорвут!

ПРИПЕВ.

Нас в разных странах ждут аэродромы
На полную везде работать будем
И после, как всегда, вернёмся к дому
А тех, кто не вернулся – не забудем.
Гвардейский полк – навеки наша память
Иван Никитич Кожедуб – он с нами вечно!
Дай Бог успеть нам в небе след оставить,
Ведь лётный век до боли скоротечен…
И «роспуском» мы крикнем вам: «До встречи!»

ПРИПЕВ.

* * *

ТАЕТ ПОД КРЫЛОМ МОРСКАЯ ГЛАДЬ
слова и музыка И. Матковского
(Звучала в документальном фильме «Форсаж».
Сейчас это неофициальный гимн палубной авиации)


Тает под крылом морская гладь,
От воды туманы отрывая,
И прибавив мне седую прядь,
От меня корабль укрывает.

Знаю – где-то в море полоса,
У неё стальные есть троса,
У неё крутой и резкий нрав,
Там решится прав ты иль неправ.

Работа как у снайпера моя
С задачей как его – не промахнуться.
Моя мишень – на теле корабля,
И к ней я гаком должен прикоснуться.

Как магнитом манит полоса,
Там на ней натянуты троса,
РВП молчит – хороший знак,
Значит, куда надо ляжет гак.

От напряженья мокрая спина:
Как ювелир точу свою глиссаду.
Корабль с нетерпеньем ждет меня,
Не торопите, непременно сяду!

Как магнитом манит полоса,
Словно нервы подняты троса,
Ветер слева будет мне уроком:
Я на срез выскакиваю боком.

Корабль металлом рухнул на меня,
Посадку подтверждая с упоеньем,
Но лишь зацеп – венец всему и вся –
В душе моей родит успокоенье.

Подо мной играет полоса,
Позади остались все троса,
Лишь один за мною увязался,
Только б он теперь не оборвался!

И вот уже посадка позади:
Я в нужном месте палубы коснулся.
А в тех моих, что будут впереди,
Мне пожелайте, чтоб не промахнулся.

Как и прежде манит полоса,
Поперек натянуты троса,
РВП молчит – хороший знак,
Значит, куда надо ляжет гак.

* * *

НА ПЕРЕЛЁТ!
Слова и музыка Владимира Юринова


На перелёт! На перелёт! Кто б мог вчера ещё подумать,
Что так с погодой повезёт, что повернётся так фортуна.
Закисли в четырёх стенах, заплесневели от рутины,
И потому поют турбины чуть на приподнятых тонах.

На перелёт, на перелёт уходит полк, восстав от спячки.
На лужах тает тонкий лёд,- денёк действительно горячий.
С окон, как с лиц, течёт вода, и, как поджарые борзые,
За спаркой рулят боевые, носами хищно поводя.

Снег сдут с земли до неглижа, горячий след курится паром,
И стёкла жалобно дрожат с пятиминутным интервалом.
А тем, кто грустно смотрит вслед с любовью, с болью, с сожаленьем
Подскажет верно направленье инверсионный тонкий след.

На перелёт. На перелёт! Забыты споры и сомненья.
И подобрав тугой живот, уходит борт сопровожденья.
Застыло время, лишь хвостом виляет флюгера жестянка,
И опустевшая стоянка – как разорённое гнездо.

* * *

ТЕНЬ НА ОБЛАКАХ
Слова и музыка Владимира Юринова


Кто видел свою тень на облаках,
Тот навсегда причастен к тайнам неба.
Пасутся в пышных, облачных лугах
Отары самолётов гладкотелых.
Им нравится купаться в синеве,
В делах людских они не понимают.
И от тоски безмолвно умирают,
Коль долго остаются на земле.

ПРИПЕВ:
Таков закон воздушных трасс, –
Поднявшись в высь, мы смотрим вниз.
И день за днём тревожит нас
Стальных турбин горячий свист.

Кто видел свою тень на облаках,
Причастен к тайнам радиоэфира.
В банальных пятизначных номерах
Людские судьбы носятся над миром.
Доверчивый и чуткий микрофон
Воспринимает все слова на веру.
Но вряд ли дозовётся «Селигера»
Извечно недовольный «Саксофон»!

ПРИПЕВ.

Кто видел свою тень на облаках,
Причастен к странной гильдии пилотов,
Где на полётах «травят о бабцах»,
А крепко выпив, спорят о полётах.
Здесь, в мире керосина и машин,
Слова о дружбе – не пустые звуки,
Её легко в протянутые руки
Передают, как «1001».

ПРИПЕВ.

* * *

ПЕСЕНКА ПРО ИНСТРУКТОРА
Автор Вадим Захаров


Я вошёл в кабину, сел, кресло подогнал.
Пристегнул ремни, напялил гарнитуру.
Вот опять передо мной торчит штурвал,
И сидит инструктор мой какой-то хмурый.

Дают добро, и я без лишних слов,
Рулю и вот мой самолёт на старте.
К полёту я морально не готов,
Ну да ладно, бог с ним – «Контроль по карте».

А инструктор до сих пор слова не сказал,
Смотрит так и всё молчит, что-то с ним творится.
Плавно-плавно на себя я беру штурвал,
Ничего, сейчас он у меня разговорится!

А самолёт, как очень вредный бык
Всё норовит, то вверх, то вниз, то вбок.
Ну вот он, наконец-то, первый втык,
За то, что скорость выдержать не смог.

Я потом ещё чего-то сделать позабыл!
А инструктор оживился, веселее стал!
Он мне столько разных слов наговорил,
О которых раньше я не подозревал.

Он говорил про это и про то,
И даже чью-то маму вспоминал,
И всё не мог понять – ну кто же, кто?
Меня к нему на голову послал.

Дальше – больше и с меня пот течёт рекой,
И уже не слышно, что в эфире говорят.
Ну, кто же мог подумать, что болтливый он такой!
Напросился я, а вот теперь и сам не рад.

Но, а его уж не остановить!
И громкость не убавить – вот беда!
Я думаю о том, как до земли дожить,
Сейчас всё остальное – ерунда.

Слава богу, наконец-то завершён полёт.
А меня хоть выжимай – до того я мокрый.
А инструктор мой охрип и больше не орёт,
А он когда молчит, всегда такой родной и добрый.

Шатаясь, из кабины выхожу,
Прости меня инструктор дорогой.
Я отдохну, в салоне посижу,
Пускай тебя послушает другой!

* * *

ШТОПОР
Автор Вадим Захаров


Педаль до упора, штурвал на себя и вдруг что-то...
Меня опрокинет, закружит, потянет к земле...
Сочувствую всем, кто ни разу не пробовал штопор,
Считаю, что им не достался счастливый билет!

Ни с чем несравнимое то ощущенье паденья,
Которое мы испытали неведомо им.
Они не видали ни разу земли приближенье,
Вися на ремнях привязных над стеклом лобовым!

Вот дух захватило, и в тело влилось напряженье...
Секунды, виток, и машину пора выводить...
Земли приближенье длится всего лишь мгновенья...
Но именно эти мгновенья трудно забыть!

Я не собираюсь кого-то вводить в заблужденье –
С такой красотою порою соседствует страх...
Но тот, кто заметил, что радость полёта в паденье,
Наверное в чем-то по-своему тоже был прав!

И тот, кто попробовал раз, непременно замечу
Захочет еще повторенья такой красоты...
И снова земля, закружась, понесется навстречу,
И только для вывода был бы запас высоты!

Пусть кто-нибудь спросит: «Ну что там красивого, что там?»
Пока не попробуешь сам, не получишь ответ...
Сочувствую тем, кто ни разу не пробовал штопор,
Считаю, что им не достался счастливый билет!

* * *

САМАЯ КРАСИВАЯ РАБОТА
Автор песни Вадим Захаров


Кто позвал тебя за горизонт?
Кто тебе сказал, что тебе так надо?
И какой бесспорный был резон
Рваться в небеса через все преграды?
Просто, даже в слове «ВЫСОТА»
Слышится романтика полёта.
Самая красивая работа
Связана с желанием летать.

Оглянись назад без суеты.
Вряд ли сможешь ты сам себе ответить строго,
Кто из вас дорогу выбрал: ты
Или же тебя выбрала дорога?
Вечно в этом слове «ВЫСОТА»
Будет недосказанное что-то.
Самая красивая работа
Связана с желанием летать.

* * *

СПИСАННЫЙ САМОЛЁТ
Автор Вадим Захаров


Он стоит в стороне от других самолётов:
Не подвозят давно пассажиров к нему
И своё отлетав, и своё отработав,
Он не нужен теперь никому, никому...

Неподвижны винты и безлюдны салоны,
И хоть вид его горд, в формах сила и стать,
Но уже никогда не бежать по бетону,
Но уже никогда над Землёй не взлетать...

А ведь было же время – и пели турбины!
Были взлёты, посадки и Жизнь,
Но потом –
Командиры ушли на другие машины.
Командиры ушли. И забыли о нём...

Это всем суждено – хоть, конечно, печально,
Только время приходит – и кончен полёт.
А ему всё равно часто сняться ночами
И бескрайний простор, и стремительный взлёт.

Небо – что за болезнь, и за что его любят –
Не всегда и не все объяснить мне могли,
Но тоскуют о нём самолёты как люди,
Если стало сильней притяженье Земли...

* * *

БАЛЛАДА ОБ ИКАРАХ
Автор К. Андрианов


На снимках музейных остались немногие лица
И время для нас сохранило не все имена
Тех первых, которые в небо стремились как птицы...
А слава, не знаю, была ли она им нужна.

Их было немало – Икаров, что в небо поднялись!
На крыльях-фанерках... К надежде, да светлой мечте...
Но слабые крылья в то время так часто ломались,
И кто-то уже никогда не пытался взлететь...

В них мало кто верил, и денег совсем не платили
Тем, кто за один только взлёт отдавал весь свой век.
Но кто-то опять и опять расправлял свои крылья,
И кто-то опять и опять начинал свой разбег...

Конечно он знал – может взлёт обернуться паденьем,
Но снова взлетал, и не мог высоте изменить.
И может быть кто-то потом говорил с сожаленьем:
«Ну вот, долетался бедняга, а мог бы пожить...»

Не нужно жалеть, тех кто прожил красиво, хоть мало!
Достойны они отношенья иного к себе.
Короткая жизнь, что бессмертной легендою стала
Должно быть еще не в одной отразится судьбе...

На снимках музейных остались немногие лица,
И время для нас сохранило не все имена
Тех первых, которые в небо поднялись как птицы.
Жизнь стала легендой, а слава была не нужна.

* * *

ЛЕТИ, ВЕРТОЛЁТЧИК!
Автор В. Верстаков


Беснуются лопасти над головой,
Дрожит рукоять управленья.
Заходишь от солнца и то, что живой,
Сверяешь с наземною тенью.
Берёшь на себя, всё берёшь на себя,
За все отвечаешь исходы.
Железная птица, покорно трубя,
Соскальзывает с небосвода.

Пробита обшивка, пробито стекло,
Передняя стойка погнута.
Но ты приземлился – тебе повезло.
Тебе и в пехоте кому-то.
Он ранен – тебя посылали к нему.
Ты сел под обстрелом на скалы.
Железная птица в сигнальном дыму
С гранитным слилась пьедесталом.

Погрузка закончена, двинут «шаг-газ».
С трудом отрываешь машину.
Ты в небе, ты выжил и ты его спас –
Бойца с безымянной вершины.
Набрал высоту, оглянулся в отсек.
Борттехник кивнул: «Всё в порядке»
Лети, вертолётчик, живи, человек,
Счастливой, ребята, посадки!

Берём на себя, всё берём на себя,
За все отвечаем исходы.
Железная птица, покорно трубя,
Летит посреди небосвода.

* * *

ЗВУЧАТ ТРЕВОЖНО ПОЗЫВНЫЕ РАЦИИ
Музыка Л. Афанасьева Стихи И. Шаферана


Звучат тревожно позывные рации –
Стоянку покидает вертолёт.
И лётчики особой авиации
Уходят в непредвиденный полёт.

ПРИПЕВ:
Если люди в беде на земле, на воде,
И беда все дороги закрыла
Мы на помощь с небес и на горы и в лес
К ним придём на своих винтокрылых.

В таёжный край, пески пустыни знойные,
Куда приказ Отчизны нас пошлёт
Строителей и славных наших воинов
Доставит непременно вертолёт.

ПРИПЕВ.

А если так случится – писем строчки ты
Не будешь получать из дальних мест,
Родная, не гневись – у вертолётчика
И почты, может, не было окрест.

ПРИПЕВ.

* * *

СОННАЯ ПЕСНЯ
Автор Вадим Захаров


Свет в окошках погас
Всех как ветром сдуло.
Спит БАИ, спит ИАС
АТБ уснуло.

Лишь луна над землей,
Этой ночи внемлет.
На посту часовой
Тоже мирно дремлет.

Спит ТЗ, спит АПА,
Спит с водой машина.
И храпит до утра
Бочка с керосином.

Спят заглушки, чехлы,
Ведра и стремянки.
Молоток, две пилы
И с тосолом банки.

Ночь. Луна. Тишина
Спит, не шелохнется.
Только нам не до сна,
Учим «Руководство»

* * *

Песня из книги Геннадия Семенихина
«Космонавты живут на Земле»


Эта песня про дни наши быстрые,
Про отчаянных наших парней.
Космос помнит ракетные выстрелы
И маршруты всех кораблей.

ПРИПЕВ:
Не всегда все свершается гладко,
Не всегда возвращаются в срок,
Но орбита будет в порядке,
Если мужества есть огонек.

Все казалось однажды погубленным,
Наступал последний закат,
Непрославленный, недолюбленный,
Умирал во мгле космонавт.

Метеором корабль его раненый
Неподвластен движенью руки,
И склонились над ним марсиане,
Крутолобые чудаки.

Отпевать его чинно хотели,
В марсианскую почву зарыть,
Чтобы больше земляне не смели
Марс таинственный навестить.

Но в скафандре своем белоснежном,
Нет, не сдался смертям космонавт,
И опять по просторам безбрежным
Разнеслось слово громкое «старт».

Далеко в голубом ореоле
Ожидала героя Земля,
Сквозь огромное звездное море
Устремился он к звездам Кремля,

Чтобы снова пить воздух полуденный,
Чтобы девичьи плечи обнять,
Непрославленный, недолюбленный,
Нет, не умер во мгле космонавт!

ПРИПЕВ.

* * *

ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ
Автор Шукевич

Взревел мотор, дрожит капот,
А самолёт вот-вот сорвется с места.
РП даёт над точкой взлёт,
И тем, кто в небе, скоро станет тесно.
Разбег, отрыв! Кромсает воздух винт,
Землёй в наборе только можно любоваться.
Вот тысяча сто,- забудь прекрасный вид!
Начало комплекса и надо постараться.

Это не лихость, не забава, а кураж!
В глазах темно, и в горле привкус неприятный.
Наперекор стихиям крутим пилотаж,
Немного сложный, много высший и обратный.

Разгон. Отмашки. Ставлю вертикаль.
Вращенье. Поворот, я над крестом.
К земле лечу, словно себя не жаль,
В неуправляемом вращенье штопорном.
Сквозь пелену увидел край земли,
Ногами к верху вдоль «стрелы» несусь,
Обратная петля, на плечи жмут ремни,
Но, все же стиснув зубы, я держусь.

Это не лихость, не забава, а кураж!
В глазах темно, и в горле привкус неприятный.
На перегрузки плюнь – мы крутим пилотаж,
Немного сложный, много высший и обратный.

Опять фиксации, вращенья на угле,
С последних сил потвёрже остановка.
На пилотаж летать – летать не на метле!
Помимо прочего нужна и тренировка.
Ну вот уже дал сок, спина в поту,
Все силы выложил на комплекс без остатка,
Теперь добавлю к сухости во рту,
Финальные отмашки и посадку.

Это не лихость, не забава, а кураж!
В глазах темно, и в горле привкус неприятный.
Не ради славы, для души наш пилотаж,
Немного сложный, много высший и обратный

* * *

КОГДА ВЫ ПЕСНИ НА ЗЕМЛЕ ПОЁТЕ
Музыка Евгения Крылатова, слова Евгения Евтушенко


Когда вы песни на земле поёте
Тихонечко вам небо подпоёт
Погибшие за Родину в полёте
Мы вечно продолжаем наш полёт

Мы вальс и метели безмолвные
Мы ветер и крик журавлей..
Погибшие в небе за Родину
Становятся небом над ней

Мы дышим согревая птичьи гнезда
Баюкаем детей в полночный час
Вам кажется, что с неба светят звезды
А это мы с небес глядим на вас..

Мы вальс и метели безмолвные
Мы ветер и крик журавлей..
Погибшие в небе за Родину
Становятся небом над ней

Мы стали небом стали облаками
И видя сверху наш двадцатый век
К вам тихо прикасаемся руками
И думаете вы что это снег..

Мы дышим согревая птичьи гнезда
Баюкаем детей в полночный час
Вам кажется, что с неба светят звезды
А это мы с небес глядим на вас..

Мы вальс и метели безмолвные
Мы ветер и крик журавлей..
Погибшие в небе за Родину
Становятся небом над ней.

* * *

ЛЕГЕНДА О ДЕДАЛЕ И ИКАРЕ

Согласно всем легендам
Случилось это в старину,
Когда сидел Дедал с Икаром
На древнем острове в плену.

Когда враги кругом шныряют
Нужны тут хитрости и обман.
И вот отец и сын решают
Бежать чрез пятый океан.

Икар на скалах птичьи перья
Для крыльев будущих собрал,
Дедал же, как гласит поверье
Пчелиным воском их склепал.

Проходит времени немного -
Готовы крылья для двоих.
И вот небесная дорога
Открыла свой простор для них.

Махая мягкими крылами
Они в неведомый полёт
Над островами и морями
Неслись все выше и вперед

Еще тогда расправив крылья
Икар впервые напевал:
«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью...»
Мотив тот позже маршем стал.

Полёт Дедала и Икара
Открыл небесное чутье
И авиации начало, и происшествиям ее

Икар забыл про дисциплину
Нарушил грубо НПП
А это и в делах старинных
Вело к воздушному ЧП.

Он от маршрута отклонился
И близко к солнцу виражил.
Тут воск на крыльях растворился
И вниз пилот заштопорил.

И, не имея парашюта
На скалы острые упал,
Тут за какую-то минуту
Настал трагический финал.

От губ отплюнув воск и пот
Сказал Икар, смыкая веки:
«Предвижу: в этом роде войск
Бардак отныне и навеки!»

И с той поры его проклятье
Как неизбежное заклятье
Над авиацией висит
И всем делам ее вредит:

То техник после полбутылки
Забыл заправить самолёт;
То вместо выпуска закрылков
Вдруг летчик шасси уберет;

То бочку крутит над домами;
То пролетает под мостом;
То падают машины сами
И пассажиров бьют притом.

Давайте выпьем же горилки
За то, чтоб век наш устранил
Все катастрофы, предпосылки,
И чтоб порядок в небе был.

И чтоб никто не заикался
Об этом неотъемном зле,
И чтобы каждый взлёт кончался
Посадкой мягкой на земле!

* * *

ПЕРВЫЙ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ
Автор неизвестен


Последний раз инструктор мне по ж*пе надавал,
Я п*здюлей таких уже давно не получал.
Сказал сквозь зубы мне: «М*удак, х*ёво посадил!»
Вздохнул, подумал он, потом к полёту допустил!

Я ж теперь разбегусь, как хочу!
Как ракета, я в небо взлечу!
Разрисую его, распашу!
Я на нём «Всем вам х*й!» напишу!

И вот на взлётной полосе я резко торможу.
РП кричит: «Давай, взлетай! Я, парень, накажу!»
Куда взлетать, почто взлетать – я ж первый раз лечу!
РП: «Ах, ёб твою, — кричит, — я, парень не шучу!»

Всё же боязно в небо взлетать!
Что с тобою случится – как знать!
Вдруг на взлёте откажет движок,
Твои кости сотрёт в порошок!

Но вот я подпрыгнул, как козёл, и начал свой разбег,
Лишь только мне РП сказал, что заеб*л я всех,
Что ждут меня уж шесть бортов, им тоже надо вверх!
И я взлетел, я осознал – я ж тоже человек!

Я взлетел, мне теперь по х*ю!
Я хозяин в небесном краю!
И машина послушна рулям,
Только знай, ударяй по газам!

Но вот приближается земля, краснеют колпаки.
Машину надо посадить, но чтой-то не с руки!
И вот п*здык, х*рак, х*як – смотрю во все глаза,
Поставил РУД на малый газ, нажал на тормоза.

Что поделать – окончен полёт!
На ЦЗ зарулил самолёт.
Солнце светит и сердце поёт!
В ВВС народился пилот!

Что поделать – окончен полёт!
На ЦЗ зарулил самолёт.
Солнце светит и сердце поёт!
В ВВС народился ПИЛОТ!

* * *

ГОЛУБЫЕ ПОГОНЫ
Автор неизвестен

Наливайте бокалы золотистого рома
Кто ещё на гражданке и призыва не ждёт.
Выпивайте за наши голубые погоны,
За летящий по небу золотой самолёт
 
Голубые погоны – крошка синего неба,
Голубые погоны – как частица земли,
Голубые погоны, к нам пришедшие с детства,
Голубые погоны – это глазки твои.
 
Их не дарят на память, не дают понапрасну,
Это гордость курсанта, это грустные дни.
Голубые погоны – это бой и победа.
Голубые погоны – это ласки твои.
 
Далеко до гражданки, до милого дома,
Там, где мать и девчонка – те, которые ждут.
И пускай только в письмах мы целуем вас скромно,
Но я верю, что скоро вас опять обниму!

 

Комментарии  

 
+1 #37 Юрий Фёдоров 21.04.2014 17:06
И вам спасибо. Просто времени на всё катастрофически не хватает.
Цитировать
 
 
+2 #36 Captain 21.04.2014 17:04
Юрий ,да этих ссылок по интернету целое море разливаное! Набивай в поисковике и выбирай источник закачки. Просто смысл я вижу в том чтоб был сайт где можно найти авиационную авторскую песню , к примеру! И я знаю что на этом сайте все есть и мне не надо лазить по многим сайтам ,а все найду в одном месте. Вот тогда и все остальные будут присылать сюда ссылки и не нужно будет ничего закачивать. А видеофайлы с красивым пилотажем не нужны. Они отвлекают от смысла песни и гармонии стихов и музыки. Спасибо.
Цитировать
 
 
+1 #35 admin 21.04.2014 16:36
Да, конечно, было бы неплохо. Но где брать ссылки, если многие песни нам просто присылают по почте. И мы с благодарностью принимаем такую помощь! А ещё нужно бы проигрыватель здесь, на сайте, установить и закачать все эти песни! А ещё лучше, чтобы песни сопровождали видеофайлы с красивым пилотажем! Но сайт не безграничен по объёму. Хостинг больших объёмов дорого стоит. А сайт содержится на личные деньги. Да и стихи и песни здесь не самое главное! Всё равно спасибо за ваши предложения! Ваше мнение нам было интересно!
Цитировать
 
 
+3 #34 Captain 20.04.2014 21:17
Это страничка его авторского сайта и там внизу есть ссылки на главную страницу и творческую. У меня самого есть его диск /иранская история/ заслушанная до дыр откуда и эта песня.
И кстати хорошо было бы ,если бы вы с текстом давали ссылку на аудио файл. Спасибо.
Цитировать
 
 
+3 #33 Юрий Фёдоров 20.04.2014 20:53
Уважаемый Captain!
Мы зашли по вашей ссылке, но кроме стихотворения, не обнаружили указания на авторство. Мы очень щепетильны в таких вопросах. И всегда благодарны нашим читателям за любую поправку, указания на наши ошибки! Поэтому пока ничего не исправляем...
Цитировать
 
 
+3 #32 Captain 20.04.2014 19:26
Здравствуйте. Хороший добрый сайт. Взял себе в закладки. Нашел одну неточность. Песня /век у лётчика не долог/ её автор Дмитрий Смирнов. Вот ссылка http://smirnovlastlife.pp.net.ua/Stihi/Smirnov_D_Vek_u_lyotchika_ne_dolog....html
Хотелось бы еще здесь увидеть тексты песен Николая Анисимова, особенно последние. Спасибо.
Цитировать
 
 
+3 #31 admin 14.06.2012 20:59
Уважаемый В.Н. Ушаков! Ваше стихотворение скопировал. Лучше присылать их на почту (адреса - в разделе ПОМОЩЬ). Заведём отдельную страничку. Расскажите кратко о себе, пришлите, пожалуйста, фото. Ваши стихи созвучны стихотворениям полковника Александра Добринского. Он на днях выпустил первую книжку своих стихов! Найдите его страницу у нас на сайте! Это будет интересное чтение!
Цитировать
 
 
+2 #30 admin 14.06.2012 20:54
Мы стараемся! :lol: :lol: :D
Цитировать
 
 
+3 #29 Ушаков В.Н. 14.06.2012 20:20
Да, действительно, в вашей редакции всё правильно. Я имел ввиду ошибки при исполнении песен.
Цитировать
 
 
+1 #28 admin 14.06.2012 19:43
Уважаемый В.Н. Ушаков! Те ошибки, на которые вы указываете, в наших текстах отсутствуют: и движки написаны (а не моторы), и не К НАМ, а К НИМ стоит. Единственное, что добавили об авторстве слов во 2ю песню.
Свои стихи присылайте! Думаю, читателям интересна будет изящная поэзия. Ну, и, конечно, ждём рассказ о вашей службе, жизни. Чтобы читатели смогли познакомиться с вами поближе!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок