ПОЭЗИЯ НАШИХ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ
3ve3da.jpg  [ХВВАУЛ-74] Харьковское Высшее Военное Авиационное ордена Красной Звезды Училище Лётчиков ВВС
им. дважды Героя Советского Союз
а С.И. Грицевца
homemail
< Ноябрь 2009 >
П В С Ч П С В
            1
2 3 4 5 6 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Сообщения чата
Сейчас 376 гостей и 2 пользователей онлайн
  • upatrumclem

ПОЭЗИЯ НАШИХ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
Творчество - Поэзия
 
amodel_72121.jpgЯ ЗНАЛ БЕЗБРЕЖНЫЕ ПРОСТОРЫ...

 
      Подполковник МАКСИМЕНКО Анатолий Иванович родился 29 октября 1935 года в г. Свердловске. После окончания Армавирского училища лётчиков ПВО летал на истребителях. С должности заместителя командира авиаэскадрильи поступил в Военно-Политическую академию им. В.И. Ленина, которую закончил в 1968 г.
      В нашем Харьковском ВВАУЛ служил с июня 1968 г. по июль 1974 г. в должности преподавателя истории кафедры общественных наук. На нашем первом курсе в 1970-1971 гг. преподавал Историю КПСС. Прекрасно преподавал, не уходил от наших острых вопросов, на его лекциях было очень интересно. Его любили как преподавателя, уважали как офицера.
      Как-то
перед окончанием занятий я заметил, что, когда по классам из динамиков разносилась морзянка (курсанты тренировались в приёме азбуки Морзе ежедневно), Анатолий Иванович стал принимать серии букв вместе с нами, украдкой. Для себя: а не забыл ли он, лётчик-перехватчик эти самые «ти-ти-та»?
       А один раз после окончания лекции прочёл нам своё авиационное стихотворение. Мы сидели, притихшие, это было необычно. И, когда наш преподаватель закончил читать крайнюю строку, через секунду наша аудитория взорвалась аплодисментами – стихи были превосходные: о небе, о профессии лётчика, о том, как мы завидуем ему, а он втайне завидует нам, потому как у нас всё впереди... Вы сейчас прочтёте это стихотворение, оно называется «Дорогу в небо начинающим!»
      ...Я шёл по следам нашего преподавателя, чтобы для сайта обнаружить и опубликовать стихи этого даровитого и талантливого человека. И когда я уже почти отчаялся что-либо найти, мне вдруг повезло. И я с удовольствием посвятил вечер чтению этих замечательных стихов. Стихи, которые сейчас предлагаю прочесть и вам.
      Анатолия Ивановича его коллеги помнят скромным, трудолюбивым офицером. Он был хороший семьянин. Вырастил двух сыновей. Из училища был переведен в Калининградское военное авиационно-техническое училище начальником Социально-экономического цик¬ла (СЭЦ).
      Его стихи публиковались в журналах «Советский воин», «Донбасс», в областных и армейских газетах.
      Но после тяжелой болезни 12 сентября 1977 года жизнь его оборвалась...
      На памятнике могилы подполковника Максименко А.И. высечены слова из его стихотворения «Сон»:
                                                     ...И что погасну незаметен,
                                                     Как искра около костра.
                                                     Я никому на этом свете
                                                     Уже не сделаю добра...


МАЙОР
 
Я знал безбрежные просторы.
Я сам за облаком парил.
Мне тоже нравились майоры –
Светлов и Сент-Экзюпери.
Дрожал во тьме упругий воздух,
И самолёт летел во тьму.
Мне пол-Земли и небо в звёздах
Принадлежали одному.
А я хотел еще в придачу
Найти страну такую, где
Укрылась тайна: что я значу
Перед лицом Земли людей?
Я, как в бою, от раны падал
И согласиться не хотел,
Что до придуманной Гренады
Железный конь не долетел.
...И, не дождавшийся ответа,
Сижу в избе со стариком,
И смотрит сын его с портрета,
Меж двух расшитых рушников.
Меня майором называет
Он, вспоминая о войне,
И по единой наливает,
А третью ставит в стороне.
И молвит: «Много знаменитых
В России лётчиков, а всё ж –
У Лёшки было восемь сбитых.
Он чем-то был с тобою схож...»
Не возгордившись, растревожусь,
Немой почувствую укор
За незаслуженную схожесть
С твоею памятью, майор.
Прости, майор, за то, что мало
Я понимал Россию ту,
Что мне авансом доверяла
Свою любовь и доброту.
Прости меня за безрассудство
Надежды, тлеющей в душе,
Взлететь, как ты, и не вернуться,
Как Антуан Мари-Роже.
Ещё звезда моя горит:
Подобно вам или Светлову,
Я стал майором. Это к слову.
А жить мне только предстоит!
@@@
 
СИНИХ ГОР НЕПРИСТУПНЫЕ КРУЧИ
 
Синих гор неприступные кручи,
И летящий на траверзе «Су»,
И пилот, мановением ручки
Оставляющий горы внизу.
Мне хотелось назвать эту ручку
Поэтическим словом «штурвал»,
И с подножья взобраться на кручу,
И пешком одолеть перевал.
Я сегодня достиг перевала,
Я простился с весною своей,
Где и лет за плечами так мало,
И так много хороших друзей.
Где летаете вы над страною.
И когда вы объявитесь впредь,
Присягавшие вместе со мною
За Россию в бою умереть?
Я на вас не в обиде, поверьте,
За ушедшие годы, когда
Ваше доброе слово в конверте
Находило меня не всегда.
Нам не время навек расставаться:
Эти горы и мне по плечу!
Ну, а если придется сорваться,
Напоследок запомнить хочу:
В синеве без конца и без края
Надо мной самолёт виражил,
И хотел бы я знать, умирая,
То, что друг мой меня пережил!
@@@
 
АЭРОДРОМ
 
Все мы здесь по-своему поэты,
С красотою этакой в родстве:
Старт зелёной россыпью ракеты
Выстрелил в сиреневый рассвет.
И форсажным рёвом перед валетом,
Обрывая утренние сны,
Кланяются небу самолёты
Важно и спокойно, как слоны.
Много «петель» сделал я и «бочек»,
Где качался вверх ногами свет,
В синеве небес – военный лётчик,
На земле – непризнанный поэт.
А пока идут мои герои рядом,
В правом пеленге за мной.
Завожу на роспуск тесным строем
С перехвата первое звено.
А заря алеет на востоке,
Где остались видимые всем
Самые значительные строки
Мною не написанных поэм.
@@@
 
РОКОЧЕТ МИГ У САМЫХ ЗВЁЗД
 
Рокочет МиГ у самых звёзд
Легла под крылья ноченька,
Оставив в шепоте берёз
Земное счастье лётчика.
Здесь, к людям зависти полна,
Нарядною невестою
Глядит застенчиво луна
В мою кабину тесную.
А я рисую виражи
Невидимыми струями.
А я люблю такую жизнь
С твоими поцелуями.
Мне счастье мерить суждено
Небесною безмерностью,
Твоею нежностью земной,
Твоею женской верностью.
С твоей любовью так легко,
Хорошая, красивая.
Из-под косынки облаков
Глядит луна ревнивая.
@@@
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ
 
И под крыльями ветер заплакал,
И уплыл, как вода за корму.
Форсажа громыхающий факел
Резанул над бетонкою тьму.
И мерцая в полуночном мире,
Покатилась по небу звезда...
Запотелиокошкивквартире,
А на улицу дверь заперта.
Под большой госпитальной луною
Потерял я от неба ключи.
Старый техник вздыхает со мною
И сочувственно долго молчит.
А потом вопреки медицине,
Дорогие мгновенья даря,
Для меня на запасной машине
Снимет белый чехол с фонаря.
Надеваю ремни парашюта.
Надо мной звездопад в вышине.
И, наверное, только минута
Остаётся до вылета мне.
Но прожектор ударит из мрака,
Ярко высветив землю вблизи.
И последний на траверзе знаков
Самолёт выпускает шасси.
Мы чехол на кабину натащим.
А потом – до последней строки –
Я друзьям, по домам уходящим,
Прочитаю вот эти стихи.
И, внимая хореям и ямбам,
Признает меня, за руку взяв,
Дорогой «полкового масштаба
Офицерский командный состав».
И недаром мне выдать охота
Сокровенного чувства порыв:
«Запланируй на завтра с разлёта –
Я хочу устранить перерыв!»
@@@
 
ДОРОГУ В НЕБО НАЧИНАЮЩИМ!
 
Вы только в лётчиков влюбленные –
Не в Авиацию полка,
Но Кожедубы и Леоновы
Из вас растут наверняка.
Ещё походите, порулите,
Свой приближая звёздный час, –
И авиацию полюбите,
Когда она полюбит вас.
Когда привидятся, приснятся ли
В раскатах дней, в тиши ночей
Вам все секреты Авиации,
В которой нету мелочей.
И через мелочи и частности
Он к вам придёт –
Ваш первый взлёт –
Как ощущение причастности
К тому, что в небе самолёт.
Приятно мне, когда над записью,
Науки мудрые уча,
Вы, не таясь, глядите с завистью
На мой значок, где два меча.
А я учиться вам советуя,
Хочу приблизить ваш успех,
Поскольку самое заветное
У нас одно, одно на всех!
И отдаленные туманности,
И стратосферы седина,
И всё, что мне досталось в малости,
А вам достанется сполна.
И я по-дружески, в открытую
Признаюсь вам наедине:
Я вам не менее завидую,
Чем вы завидуете мне!
@@@
 
В НОЧЬ НА ПЕРВОЕ АПРЕЛЯ
 
Снова я у любви в плену.
Без тебя теперь не уснуть.
Встану, в ночь окно распахну,
И глаза распахну в Весну.
За окном голубая, тьма,
Море бархатной тишины.
Здесь короткий тёплый март,
Как объятья чужой жены.
Ты, шепча, подошла к столу,
Ждёшь, пьянящая без вина.
Ну целуй же меня, целуй,
Будь со мной до утра, Весна!
А когда зазвенит капель,
Знаю, ты убежишь к нему
Под окошком стоит Апрель –
Твой ревнивый законный муж.
@@@
 
ВДАЛЕКЕ ОТ МЕДСАНБАТА
 
Вдалеке от медсанбата,
За околицей села,
Умиравшего солдата
Медсестра в снегу нашла.
Парню жить осталось мало,
И девчонка без любви
Умиравшему сказала:
«Я люблю тебя. Живи!»
А вокруг метель хохочет,
Чьи-то души унося.
Но над ним такие очи,
Что не жить для них нельзя.
Парень выжил.
Только сам уж
И не знает отчего.
А девчонка вышла замуж,
Да совсем не за него...
Вспыхнет звёздочка далече
И не гаснет до утра.
Нет войны, но разве легче
Умирать от старых ран?
Он не спит. И, как ни странно,
Вместе с ним и я не сплю.
Пусть вам кто-то без обмана
Скажет:
«Я тебя люблю!»
@@@
 
* * * *
Иногда и лучшим другом,
А не то, что всей страной,
Добрым словом по заслугам
Не пожалован иной.
Но, спеша на тризне общей
Не ударить в грязь лицом,
Даже если был усопший
Болтуном и подлецом.
Не тая обиды прошлой,
Говоря, прощаясь с ним,
Что и друг он был хороший,
И примерный семьянин.
Пусть обычай сохранится:
Грешен, может быть, и я.
И, бушуя, накренится
Сине море бытия,
И в лицо с размаху влепит
Неудач девятый вал.
Но, когда услышу лепет
Незаслуженных похвал,
Мне обида сердце тронет:
Будто в этой суете
Что-то доброе хоронят,
Прежде жившее во мне...
@@@
 
ЗА ВСЁ, ЧТО ЩЕДРО МНЕ ДАРИЛА
 
За всё, что щедро мне дарила
И в чём порой была скупа,
Достойна быть неповторимой
Моя крылатая судьба.
И, уходя под звёздный шорох,
Я вновь изведать не берусь
Восторг событий предрешённых
И мыслей высказанных грусть.
Мне лучше участи печальной
Хотя бы шаг за тот предел,
К чему в свой срок первоначальный
Я приобщиться не успел.
В глухую ночь, коня пришпоря,
Скакать дорогою степной,
Уплыть в бушующее море,
Ещё не понятое мной.
И до беспамятства влюбиться,
И повидать Париж и Рим,
И простодушно ошибиться,
Где раньше был неоспорим.
И только фланговая злость
Пусть так же светится вдали,
Чтоб навсегда со мной осталась
Моя шестая часть Земли!
@@@
 
ИКАРЫ
 
Оправдан был величьем цели
Людских дерзаний первый взлёт.
Достиг Икар никем доселе
Недосягаемых высот...
А где-то в маленьком посёлке,
Которого на карте нет,
Живут крылатые потомки
Героев греческих легенд.
Я без восторженности зряшной
Их давней дружбой дорожу.
Я им за чаркою домашней
Слова негромкие скажу.
Куда бы вас ни уносила
Мечта, зовущая вперёд, –
Да не иссякнет ваша сила,
И будет долог ваш полёт!
И, если кровью обагрится
На небе ваш прощальный след,
В последний миг, как говорится,
Не дай вам бог себя жалеть!
Они смеются, безупречны
В своей наивной доброте.
А завтра вылетят навстречу
Неувядающей мечте.
И будет выше их дорога
Высот мифической родни.
И над Россией неба много
Лишь потому, что есть они!
@@@
 
УЛИЦА КОСМОНАВТА ЛЕОНОВА
 
Такая синева над головой!
И гонит ветер вдоль меридиана
К проспекту Мира от Мастеровой
Обрывки прибалтийского тумана.
Такая осень – будто бы впервой
За столько лет отпущенная сразу.
Такая синева над головой,
Как будто смастерили по заказу.
Живут в Калининграде мастера,
Которые прошли огонь и воду.
Которые для мира и добра
Такую нынче делают погоду!
С тобою на свидание спешат,
Знакомый порт на западе России,
И помнят о тебе, Калининград,
Достойные тебя мастеровые.
По-нашенски Леонов мастерил,
И, чтобы город выглядел не хмуро,
Тебе ещё в июле подарил
Безоблачное небо Байконура.
И Стаффорду показывал с высот
Верша свою стыковку мировую,
Ту улицу, которая ведёт
С проспекта Мира на Мастеровую!
 
@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@
 
МЕЛОДИЯ КРЫЛА
Всю свою сознательную жизнь полковник БОБЕЙКО Лев Васильевич посвятил подготовке высококвалифициро­ванных лётных кадров для Военно-Воздушных Сил Советского Союза.
В 1948 году после окончания нашего училища был оставлен в учебном полку лётчиком-инструктором и по­следовательно прошёл все лётные должности до командира учебного авиационного полка. За годы лётной работы освоил 14 типов самолётов, налетал около 3500 часов, обучил и воспитал десятки лётчиков-истребителей, в том числе и будущих лётчиков-космо­навтов, Героев Советского Союза: Добровольского Г.Т., Леонова А.А., Малышева Ю.В..
Окончил службу в должности начальника Учебно-лётного отдела училища. Заочно окончил Харьковский Государственный Университет.
После увольнения в запас продолжает работать в учили­ще. Его общий трудовой стаж в училище около 50 лет.
Прекрасный семьянин. Вместе с женой Натальей (участ­ницей Великой Отечественной войны) они вырастили и воспитали двух сыновей-близнецов.
Есть у Льва Васильевича своё хобби – любовь к му­зыке, песне и стихам. Он играет на аккордеоне, и в дни торжеств и памятных дат училища – на сцене всегда Лев Васильевич со своим аккордеоном. Им написаны ряд песен, которые исполняются до сих пор.
Полковник в отставке Бобейко Л.В. более 20 лет возглавляет Совет ветера­нов училища и многие сослуживцы ощутили его доброжелатель­ное отношение. Пережив блокаду Ленинграда, Лев Васильевич проявил инициативу, создав в 1990 году в городе Харькове общество жителей блокадного Ленинграда.
Таков наш ветеран.
Пожалуйста, познакомьтесь с замечательной, не побоюсь сказать этого слова – профессиональной поэзией лётчика, ветерана Харьковского ВВАУЛ, замечательного человека...
 
                            Лев БОБЕЙКО
 
ЮРИЮ ГАГАРИНУ
 
Людей миллионная лава
По улицам шумным течёт.
Ему всенародная слава,  
Ему всенародный почёт.
 
Ну, как нам сейчас не гордиться,
Мы в космос свершили полёт,
Его принимает столица,
Ему рукоплещет народ.
 
Мы славим сегодня Героя,
К нам радость и гордость пришли,
Ведь всё человечество стоя
Встречает посланца Земли.
 
И катится шире и шире
Любви человеческой вал.
Я счастлив, что я в этом мире
Со всеми Героя встречал.
 
12 апреля 1961 г.
@@@
 
ВЕТЕРАНАМ
 
Когда рассвет июньский занимался
И тишина в прохладе расплылась кругом,
По всей стране сигнал беды раздался
Фашистская орда ворвалась в отчий дом.
 
И вы пред миром стали вдруг в ответе,
За всё, за то, что совершится в дни войны.
Вы все четыре года шли к Победе,
К дням 45-го, той памятной весны.
 
Победа наша возвестила громко,
Что мы могучая, великая страна.
И вечно будут жить в сердцах потомков
Отважных воинов святые имена.
@@@
 
* * * *
Весенний дождь опять стучит по крыше,
И оттого так грустно на душе.
Сижу в углу, забытой всеми нише,
И думаю, что жизнь прошла уже.
 
Давно ли было так, когда с рассветом,
Земную тишь взрывал я форсажем.
И радость бытия я видел в этом,
Так было ясно всё и хорошо.
 
Теперь остались небо и полёты,
За тою, трижды проклятой чертой,
Когда с тобой простились все пилоты,
И ты ушёл на старческий покой.
 
Не тешит путешествие по Риге,
Ни должность и ни мягкая кровать...
Ещё б разок загнуть крючок на МиГе,
А там уже и можно умирать.
@@@
 
РАЗДУМЬЕ НА АЭРОДРОМЕ
 
Другой сейчас взлетит с аэродрома,
Качнув земле приветливо крылом,
Оставит след раскатистого грома
И скроется в просторе голубом.
 
Взлетают молодые лейтенанты,
Теперь им в жизни – так уж суждено –
Свой пилотаж вязать в тугие банты,
И видеть то, что сказкой рождено.
 
А я теперь всё чаще вспоминаю
Наш школьный полевой аэродром.
Где «Лавочкины» яростно взлетают,
И в синем небе гул стоит кругом.
 
И мы, надев сержантские погоны,
С утра и до вечерней темноты,
«Бои» вели пока что только в зонах,
Не видя всей небесной красоты.
 
Взлетают молодые лейтенанты,
Теперь им в жизни – так уж суждено –
Свой пилотаж вязать в тугие банты,
И видеть то, что сказкой рождено.
@@@
 
МЕЛОДИЯ  КРЫЛА
 
1.
Я могу рассказать,
Что такое полёт;
И пером описать
Как турбина поёт.
Если вы полетать
Не смогли над землёй,
Вам тогда не понять
Наш задор молодой!
Я уже поседел,
Стали годы не те,
Но лишь в небо взлетёл –
Вся душа, как метель.
На полёты идёшь,
Солнце только встаёт,
День на день не похож,
Как полёт – на полёт.
Перехват, зона, бой,
Потолок, полигон,
Или слётанным строй,
Или просто разгон.
Ведь работы такой
Не сыскать на земле,
Когда вниз головой
Ты висишь на петле.
Свойство сильных натур
Суждено нам иметь,
Чтобы комплекс фигур
Заплести в круговерть.
С плоскостей, как спираль,
Срывов струек не счесть.
Тянешь на вертикаль
С перегрузкой за шесть...
Небо вовсе не пляж,
Где ты греешь живот...
Пилотаж, пилотаж –
Лётчик этим живёт.
А бывает и так,
Когда ночью во Мгле,
В дождевых облаках
Вдруг придавит к земле.
Стрелки все по нулям!
За приборы держись!
И крадёшься к огням,
Ухватившись за жизнь.
Нет претензий ко мне,
Посадил самолёт.
Пот по мокрой спине
Тонкой струйкой течёт.
Ночь ешё не ушла,
Не исчезла пока,
И опять, как стрела,
Я ушёл в облака.
А назавтра чуть свет,
Когда мир в тишине,
Я инверсии след
Прочерчу в вышине.
И пальбой громовой
На окрест прокричу,
Что в дали голубой
На сверхзвуке лечу.
Голубые края –
Перехваты, бои –
Это доля моя,
Это будни мои.
 
2.
Я боюсь, что весной
Подойдет та пора,
Когда власть надо мной
Обретут доктора.
И жестокой рукой
Запретят мне летать,
И пошлют на покой,
Что от них ещё ждать?
Не хочу эту блажь,
На покой не хочу.
Самый полный форсаж
Мне ещё по плечу.
На земле не сидел,
Высоту покорив,
В срок, как надо, взлетел,
Устранить перерыв.
Потолок и сверхзвук,
Самолёт, как игла.
Стратосфера вокруг
Чернотой залегла.
Где-то там, подо мной.
Облака-этажи,
Самолёт, как живой,
Мелкой дрожью дрожит.
Ты один на один
В этой бездне немой.
Только шорох турбин
Постоянно с тобой.
Страшной силы поток
Давит на самолёт,
Лезешь на потолок,
К высоте, что растёт.
Позади, под крылом,
Далеко от меня,
Шумный аэродром,
Боевые друзья.
Кто-то на тренаже
Повторяет полёт,
Кто-то на форсаже
Устремился на взлёт.
Позывной свой назвав,
Кто-то к бою готов,
Ну, а тот, отлетав,
Видит завтрашний клёв.
Снова взлёт, снова гром
От огня форсажей.
Дышит аэродром
Мощной грудью своей.
Я люблю этот мир,
Я люблю вас, друзья,
Необъятную ширь,
Голубые края:
Голубые края –
Перехваты, бои –
Это доля моя,
Это будни мои.
 
3.
В суете лётных дел,
Когда люди все спят,
Я привычно взлетел –
Предстоял перехват.
Промелькнули огни.
Проводил их с тоской,
И остались одни
Мы с приборной доской.
А вокруг темнота,
Ощущенья не те,
Обстановка не та,
Словно ты в пустоте.
Я с набором иду,
А минуты идут.
Штурмана цель найдут,
И меня наведут.
Довернули чуть-чуть,
Дали мне высоту.
Ну, а мне – не моргнуть,
Будто я на посту.
Вдруг, как выстрел пальнул:
«Ноль один, ваша цель!»
Рычажок повернул,
Засветился прицел.
«Есть в обзоре!» — доклад
На КП полетел.
Прошептал невпопад:
«Выручай, брат-прицел!»
РУД вперёд на упор
И азарт на душе.
Взгляд мельком на прибор –
На сверхзвуке уже.
В этот миг мой прицел
Всё в себя воплотил:
И как в классе сидел,
И как схемы чертил,
Как не сразу, не вдруг,
Штурмовал потолок,
Сколько пережил мук.
И как их превозмог,
Как судил обо всём,
Что мне видеть пришлось,
Всё, как в фокусе том,
Воедино сошлось.
«Есть захват!» — доложил,
Метки вижу уже.
Цель уходит, дрожит,
Но и я в вираже.
Метки ближе к черте
Подошли с двух сторон,
Вот условия те,
Когда пуск разрешён.
Напряжения груз,
Как клещами зажал,
Хрипло выкрикнул: «Пуск!»
И гашетку нажал.
Взгляд на миг перевёл
От прицела вперёд,
И с набором ушёл
В боевой разворот.
А внизу под крылом,
Как победный мотив,
Полыхнуло огнём,
Облака подсветив.
«Кто с мечом к нам придет...» —
Вдруг, припомнилось мне...
От него и умрёт
В этом страшном огне.
И врагу надо знать
Непременно о том,
Что его мы встречать
Будем мощным огнём.
КУР – на ноль и домой,
Со сниженьем пошёл,
Напряженье долой,
На душе хорошо.
Голубые края,
Перехваты, бои,
Это доля моя,
Это будни мои.
 
4.
И опять, как впотьмах,
На сниженье, во мгле,
В снеговых облаках
Снова жмёшься к земле.
А над «Дальним» мура.
Полосы не видать
Замело, как вчера,
Запуржило опять.
И земля, не понять,
Почему-то молчит
И как прежде, опять,
Слышу сердце стучит.
Увидал огонёк,
Довернуться успел,
Самому невдомёк,
Как на полосу сел.
Снова пот по спине
Тонкой струйкой ползёт.
И признать надо мне –
Не простым был полёт.
Прядка мокрых волос
Прилепилась к виску,
За кабиной мороз –
Настоящий трескун.
Словно столб ледяной,
Вижу, техник стоит.
А с меня, как в парной,
Пот клубами парит.
Голубые края,
Перехваты, бои,
Это доля моя,
Это будни мои.
 
5.
Не моя в том беда,
Что в жару и мороз,
Подниматься всегда
Мне с рассветом пришлось.
По колено в росе
Я рассветы встречал,
При угрозе-грозе
За покой отвечал.
В жизни лёгких дорог
Я себе не искал,
Всё в пути превозмог,
Классным лётчиком стал.
Я усвоил давно:
Дело тут не во мне.
Знаю только одно,
Что я нужен стране.
Да и я без неё
Дня прожить не могу,
Это счастье своё
Я в душе берегу.
Надо мной все года
Был простор голубой,
В жизни я не всегда
Был доволен судьбой.
Но с тех пор, как познать
Мне пришлось, что лечу,
Доли лучшей искать
Я себе не хочу.
Надо только уметь,
Не пугаясь преград,
По тревоге взлететь
На любой перехват.
Принять праведный бой
Вместе с вами, друзья...
Разве этой судьбой
Мне гордиться нельзя?
Потому; как в дозор,
Я с рассветом встаю,
Потому до сих пор
Я в крылатом строю.
Голубые края,
Перехваты, бои,
Это доля моя,
Это будни мои.
                            1972 г.
@@@
 
ДУМЫ ВЕТЕРАНА
Владимир Родионов, Лев Бобейко
 
Обида застилает очи
В дни злополучных перемен,
Все реже слышу слово «лётчик»,
Всё чаще слышу – «бизнесмен».
 
Вот-вот пойдут с аукциона
С ударом гонга-молотка
Орденоносные знамена
И вся недвижимость полка.
 
Во имя рынка, на забаву,
С бульдожьей хваткой наглецов,
Торгуют воинскою славой,
Торгуют памятью отцов.
 
Не понимают тугодумы
К чему раздробленно идут...
Всё чаще слышу слово «сумма»,
Всё реже слышу слово «труд».
 
Я много нынче не приемлю
И жизнь не так прожить хотел,
Я так страшусь за нашу землю.
За этот дикий беспредел.
 
За то, что всё перевернули,
За то, что в пропасть мы летим,
За то, что так народ надули,
А мы всё верим и молчим.
 
Забыто всё, что было свято,
В беде – от стара до мала,
А не пора ли нам, ребята,
Звонить во все колокола?
 
Собрать, как в Новгороде, вече,
Определиться – свой-чужой,
Умершим всем поставим свечи.
А нам опять – в СВЯЩЕННЫЙ бой?
 
Февраль 1993 г.
@@@
 
ПАМЯТЬ
 
Жена умерла неожиданно, вдруг,
И горю теперь моему нет предела,
На чёрной беде замыкается круг,
Во всём, за какое не взялся бы дело.
 
Остались в квартире с котом мы одни,
И он, бедолага, со мною страдает.
За днями бегут помутневшие дни.
А боль не уходит и не утихает.
 
Из жизни ушёл человек навсегда.
Кто вспомнит его, кроме нас, самых близких,
С кем ныне остались одна пустота,
Да эти кладбищенские обелиски?
 
И вдруг я вчера получаю письмо,
Там инициалы жены на конверте,
Письмо перевязано яркой тесьмой.
Меня обожгло, словно током поверьте.
 
«Причём тут письмо?» — задаю я вопрос,
Открыл тот конверт, почерк ровный, широкий.
Меня взволновали буквально до слёз
Все эти душевные, добрые строки.
 
Письмо ребятишки направили ей,
Да их педсовет, где народ просвещенный,
Из школы, в которой был создан музей –
Великой войне посвященный.
 
И в нём, среди многих портретов людей.
Висит фотография – рамка простая,
Жена моя там, все награды при ней.
Такая красивая и молодая!
 
Ведь это они в сорок третьем году
С бригадой Драгунского Днепр штурмовали,
И, выдюжив в этом кромешном аду,
На запад с боями фашистов прогнали.
 
Полвека прошло с той военной поры,
В музее портреты цветами убрали.
Их помнят всегда Васильков, Бровары,
Которых они тогда штурмами брали.
 
Но кое-кому так и хочется взять
И вырвать страницы истории нашей.
Аж руки зудят, ухватившись за впасть,
Все прошлое вымазать чёрною сажей.
 
А люди вот помнят о прошлой войне,
И знают, как эта Победа добыта.
В музее там лозунг висит на стене –
«Никто не забыт и ничто не забыто!»
 
Поздравив жену, пожелав много лет,
Здоровья и счастья, просили ответить,
Не зная о том, что в живых её нет,
Что славную дату не сможет отметить.
 
Спасибо за память, спасибо всем вам,
Кто прошлое помнит и не забывает.
Ведь это письмо, как лечебный бальзам,
Для тех, кто родных ветеранов теряет.
@@@

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ДОСУГЕ
(Юрию Игоревичу Фёдорову
от полковника в отставке Л.В. Бобейко
02. 12. 09 г.)


Наша жизнь – что полёт тот по кругу:
Взлёт, посадка, в средине – маршрут.
Я сказал как-то давнему другу:
«Там и тут всё минуты бегут».
На восьмой потянуло десяток,
Это вроде порядочный счёт.
Сколько выпало в жизни лопаток,
Ну а двигатель тянет ещё.
Есть и маршалы, и генералы –
Те, кого я когда-то учил.
Каждый год в дни торжеств мы бывало
Им от неба вручали ключи.
Знали мы – не уйти от неправды,
Знали – Родине будут нужны
Истребители, космонавты
И простые бойцы-летуны.
Выполняя полёт свой по жизни,
Размышляю о сути земной.
Мы сполна всё отдали Отчизне,
А теперь – на последней прямой.
От четвёртого вот разворота
До посадки – лишь двадцать секунд.
Мы стареем как все год от года
А секунды бегут и бегут.
@@@

ЮБИЛЯРУ
(В честь 60-летия
Роланду Григорьевичу Новику,
моему двоюродному брату)


Прошлым летом налегке,
Когда спал ещё народ,
Мы в росистом холодке
Шли с тобой на огород.
Говорил ты, чуть икнув,
«Прыть не та, не тот задор».
И в секунду, не моргнув,
Сиганул через забор.
Хоть тебе и шестьдесят,
Мы обое любим спорт.
Шлю в подарок дипломат
И стихи не первый сорт.
Поднимаю свой бокал:
«Будь таким, какой ты есть!»
Знаю – ты всегда считал:
Всех дороже – наша честь!
Не мирись со злом любым.
А иначе быть беде.
Жить нельзя сейчас иным –
Времена уже не те.
Вере – пламенный привет.
Выше нос, не унывай.
Жить обоим до ста лет
Вам хочу я пожелать!
    1996 г.
 
@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@
 
МЫ РОДИНЕ КЛЯТВУ ДАЁМ!
      Майор в отставке УСЫСКИН  Израиль Аронович родился в 1922 году. В рядах Вооруженных Сил прослужил 26 лет – с 1940 по 1966 год. Рядовым зенитчиком защищал Москву.
      В 1944-1948 годах учился и служил в Горьковском военном зенитно-артиллерийском училище и частях Московского военного округа. С 1950 по 1954 год учился и успешно закончил Ленинградский военно-педагогический институт. После окончания пять лет служил на разных должностях на о. Сахалин.
      В 1959 году по замене направлен в г. Харьков, и в должность преподавателя политической экономии. Прослужил в ХВАТУ-1 и в ХВВАУЛ до увольнения в запас, т.е. до 1967 года. После увольнения в запас десять лет трудился преподавателем политической экономии в училище.
      Был активным организатором вечеров отдыха курсантов, офицеров и их семей. Писал хорошие стихи, из которых иные потом стали песнями, часто выступал на вечерах.
      Умер в 1994 году.
 
                                               Израиль УСЫСКИН
НАДЕЖДЫ СБЫЛИСЬ
(20 лет спустя)
 
Посвящается встрече выпускников ХВВАУЛ
 
(Слова написаны на мотив песни
Александры Пахмутовой «Надежда»)
 
Вы в ХВВАУЛ мальчишками пришли,
С детства увлеченные мечтою,
Как бы оторваться от земли,
И подняться в небо голубое.
 
Здесь вы полюбили высоту,
Грозную, стремительную скорость,
Чтобы у Отчизны на посту
Стать её надеждой и опорой.
 
ПРИПЕВ:
Надежды, как в сказке сбылись,
Вы преград на пути не боялись,
За это на всю вашу жизнь
Вам крылья в награду достались.
 
Время мчится годы, торопя,
Все вы понемногу постарели,
Но сегодня, 20 лет спустя,
Вы в гнездо родное прилетели.
 
Знает рядовой и командарм
Напряженье ваших лётных буден.
Но каштан, растущий у казарм,
Бывшие курсанты не забудут.
 
ПРИПЕВ.
 
Пусть же помнит каждый из ребят
Небеса над Харьковской землею,
Те, что много лет назад
Стали вашей лётною судьбою!
 
Вспомнят о своих учителях,
Лётчиках и командирах строгих –
Тех, кто на земле и в небесах
Вас готовил в дальнюю дорогу.
 
ПРИПЕВ.
@@@
 
 
МЫ РОДИНЕ КЛЯТВУ ДАЁМ
 
Песня курсантов Харьковского высшего военного
авиационного училища лётчиков
имени дважды Героя Советского Союза С.И. Грицевца
 
Муз. А. Кочурко 
Сл. И. Усыскина
 
Училище, ты стало нашим домом.
Под гул турбин, под реактивный гром
Орлёнок на твоих аэродромах
Мужает и становится орлом.
 
ПРИПЕВ:
В твоих эскадрильях
Орлиные крылья
В упорном труде обретём.
Сражаться умело,
Отважно и смело
Мы Родине клятву даём.
 
Твои герои в небе над Мадридом
Фашистам сбитым начинали счёт.
В гранит и бронзу слава их отлита
И нас к грядущим подвигам зовёт.
 
ПРИПЕВ.
 
Вперёд, зовут серебряные трубы,
Планеты неизведанные ждут.
Наследники Ивана Кожедуба
Прокладывают в космосе маршрут.
 
ПРИПЕВ.
 
Небесные курсантские погоны
Носил любой из звёздных запевал.
С твоей бетонки Алексей Леонов
Свой путь в открытый космос начинал.
 
ПРИПЕВ.
 
От взлетной полосы до космодрома
Филипченко и Лазарев прошли.
И мы, быть может, трассой незнакомой
Направим к звёздам наши корабли.
 
ПРИПЕВ.
Клянёмся мы, герои, перед вами,
Что, славою бессмертной дорожа,
Мы понесём училищное знамя,
На вашу жизнь, равнение держа.
 
ПРИПЕВ.
И в ясный день, и в злую непогоду
Умением и мужеством своим
Всё то, что нашим создано народом,
Мы от врагов надёжно защитим.
 
ПРИПЕВ.
@@@
 
ПРОСЛАВЛЕННОЕ ХАРЬКОВСКОЕ ЛЁТНОЕ
 
Рождённое великим созиданьем,
Заводам став любимою сестрой,
Девятой школой лётчиков в Рогани
Ты начинала путь свой боевой.
 
Твоих питомцев небо испытало,
Они священный выполняли долг,
Пройдя огонь испанского закала
И пламя над рекою Халхин-Гол.
 
ПРИПЕВ:
Прославленное Харьковское лётное
О них святую память бережёт,
Поэтому его бетонка взлётная
Отважных в небо синее зовёт!
 
В суровый час военною порою,
Когда огонь ворвался в отчий дом,
И днём и ночью будущих героев
Учил сражаться твой аэродром.
 
И долго, долго жить в легендах будут
Бесстрашные, орлиные сердца.
Товарищей Ивана Кожедуба,
Наследников Сергея Грицевца.
 
ПРИПЕВ.
 
Промчались годы, и на космодроме
Увидел мир твоих выпускников.
Навек оставил в космосе Леонов
Следы своих размашистых шагов.
 
Нам тоже снятся звёздные орбиты,
Но небо ждёт защитников своих.
Отчизне нужен лётчик-истребитель.
Готовый встретить недругов любых.
 
ПРИПЕВ.
 
Настанет день, и на машинах грозных.
Сумеем мы летать и побеждать.
На наших крыльях огненные звёзды
И нам героев славу умножать.
 
Поэтому, когда снега растают,
Ищите нас в просторе голубом!
Орлёнок в небе крылья обретает
И только в нём становиться орлом!
 
ПРИПЕВ:
Пусть много лет твоя бетонка взлётная
Отважных в небо синее зовёт,
Прославленное Харьковское лётное
Училище военное моё!
@@@
 
СЕРГЕЙ ГРИЦЕВЕЦ
 
Нависла над миром угроза
И час испытаний настал –
От ярости злых бомбовозов
Ты гордый Мадрид защищал.
 
Надолго проклятым фашистам
Запомнился твой ястребок!
В боях над землею скалистой
Ты тридцать стервятников сжёг!
 
Над степью монгольскою тучи,
Ползёт самурайская рать.
И Родина лётчиков лучших
Шлёт братский народ защищать.
 
В свинцовой воде Халхин-Гола
Нашли самураи конец.
За честь и свободу монголов
Сражался Сергей Грицевец.
 
В горячие эти недели
Умножил ты славу свою,
Сумев у врага на прицеле
Спасти командира в бою.
 
За эти дела боевые,
За то, что всегда впереди,
Двух звёзд огоньки золотые
Горят у тебя на груди!
 
Сверяем с твоими делами
Биение наших сердец.
Недаром вручали, как знамя,
Нам имя твоё, Грицевец!
 
@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@




 

Комментарии  

 
+1 #4 v3let 15.01.2010 02:49
Спасибо, Сергей, за это уточнение. В тексте это уже исправлено. Если у Вас есть другие произведения Вашего отца, мы с удовольствием напечатаем их.
Цитировать
 
 
+2 #3 Сергей 22.11.2009 03:42
Уточняю. Анатолий Иванович Максименко родился 29 октября 1935 года.
Умер 12 сентября 1977 года.
Остальное верно. Всем спасибо за память моего отца.
Цитировать
 
 
+1 #2 v3let 08.11.2009 16:31
Да! Прекрасные! Прекрасные! Написаны от души. И Человеком, и Лётчиком - всё с большой буквы!
Цитировать
 
 
+2 #1 Хадеев Равиль 08.11.2009 08:25
Замечательные стихи.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Комментарий публикуется после одобрения его модераторами. Это необходимо для исключения оскорбительных для авторов комментариев.


Защитный код
Обновить


test
    © 2009-2017 гг.   Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов без согласия авторов и без ссылок на данный сайт ЗАПРЕЩАЕТСЯ и будет преследоваться по закону!

Создание сайта студия "Singular"

каркас для гамакагидролок