Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
ЧАСТЬ III. МИРГОРОД
tu_16k.jpg

Эпизод \\\\[134й]////
АЭРОДРОМ «РУБЕЖ»


•>> Приветульки, Миргород!
•>> Арбуз, будь он не ладен!
•>> Лейтенант Тресков
•>> Ст. лейтенант Трошин
(продолжение)
•>> Осмотрительность
•>>
«Это не Рио-де-Жанейро!»



18 сентября 1972 г. (понедельник)
(продолжение)
 
— При неудаче всё кажется глупо.
Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ, «Преступление и наказание»

      ...После посадки в Миргороде, выкатываемся на лётное поле. Глаза разбежались от обилия авиатехники. Справа и слева от РД в «карманах» стояли стратегические бомбардировщики Ту-16. Они напоминали хищных птиц, которые, втянув шею, приготовились к решающему прыжку на свою жертву. И тут же наше внимание было привлечено взлётом пары МиГов – это самолёты нашего Купянского полка улетали на базовый аэродром. Взлёт МиГов – это и красота, и стремительность, и скорость! Курсанты четвёртого курса уже отлетали здесь всю программу и теперь направлялись в Рогань для подготовки и сдачи Государственных экзаменов перед выпуском из училища. А когда-то они, как и мы сейчас, были курсантами второго курса. И летали на Элах…
      Разгрузили вертушку. Начали погрузку в машину. У Щербакова в руках тот самый арбуз, который принадлежит Трескову. У старшего лейтенанта Клюшникова, инструктора из 3го звена, загорелись глаза. Разинув пасть на чужой каравай, он приказывает Щербакову:
      — Иди сюда!
      Спасая чужую «фрукту», Евгений передаёт арбуз Серпову.
      — Нет-нет, вместе с ним!
      Щербаков пытался объяснить, что арбуз принадлежит Трескову. Клюшников не слушает.
      — Серпов, давай арбуз сюда!
      — Так, это лейтенанта Трескова! — и Серпов закатывает его за матрасы.
      — Не разговаривать! Сюда!
      Серпов тихо обратился ко мне:
      — Юр, помоги!
      — Как?
      Эх, где наше не пропадало! Схватив арбуз, шепчу:
      — Скажи, что его забрали! — кидаю арбуз в машину Получкину: — Держи!
      И забираюсь с колеса в кузов.
      Машина тут же трогается с места.
      — Кручинин! — кричит мне Клюшников. — Приедем на место, я тебе за этот арбуз шею намылю! Понял меня?
      Я сделал невинно-удивлённое лицо.
      19.jpgВдогонку:
     
      ••>> — Вы решительно хотите спасти всех, кто в беде!
Из худ. сериала «Возмездие»

      ••>> Кто людям помогает – лишь тратит время зря. Ха-ха.
      Хорошими делами прославиться нельзя. Ха-ха-ха-ха.
      Поэтому я всем и каждому советую
      Всё делать точно так,
      Как делает старуха, по кличке Шапокляк.
      Как делает старуха, по кличке Шапокляк!

Песня из м/ф «Чебурашка и Крокодил Гена» (Сл.: Э. Успенский, муз.: В. Шаинский)
<<•><><><><•>>


      Целый вечер устраивались в казарме, распаковывали чемоданы, обживали свои койки и тумбочки. Усталые как собаки, поужинали в новой для нас столовой, где, как оказалось, готовили вкуснее. Всё-таки бомбёры, всё фундаментально и сытно! Кстати, столовая была прямо напротив нашей казармы.
      Увидав меня в обеденном зале, Клюшников пригрозил:
      — Шею тебе за арбуз сверну!
      — Что случилось? — поинтересовались наши.
      Я объяснил.
      — Вечно ты, Юрик, ищешь себе на ж*пу приключений! — сказал Шурко.
      Его поддержали наши:
      — Действительно! Оно тебе нужно было – защищать арбуз Трескова! Да пусть жрёт, кто хочет!
      Я, молча, помыл и вытер руки. В самом деле! Они, пожалуй, правы! Что это я, опять решил в справедливость поиграть?
      После ужина по арбузной теме «шеф» отодрал меня перед строем экипажа. Аж перья летели! Мои любимые перья... Клюшников ему пожаловался на моё «хамское поведение», что, мол, он хотел нашими арбузами угостить инструкторов из Купянска перед отлётом, а твой Кручинин не дал! Инструкторы с МиГов удивились: каких, мол, вы курсантов воспитываете!
      «Через два года они будут вашими!» — якобы ответил Клюшников.
      Ну и Трошин меня отымел себе на потребу с превеликим удовольствием!
      Мне надоели эти трошинские несправедливые взъё*уки по поводу и без, и я тут же разыскал Трескова (фамилия подлинная). Этого коренастого лётчика-инструктора (кстати, он с курсантских времён любимец Хотеева), курсанты уважали и любили.
      — Товарищ лейтенант! Ну что за хренотень!
      — А в чём дело?
      — Вы сказали нам, чтобы мы берегли ваш арбуз! Так?
      — Ну?
      — Клюшников решил его сожрать, пытался отнять! Я, спасая ваш арбуз, кидаю его Получкину в машину, машина уезжает со спасённой вещью. А теперь меня за это мой инструктор натягивает во все полезные места! Дескать, Клюшников хотел угостить этим арбузом инструкторов из Купянска, а я «по-хамски» отнёсся к приказу офицера!
      — Пошёл он на х*й – моим арбузом угощать своих друзей! — тоже возмутился Тресков.
      — Ну! А я за что страдаю?
      — Хорошо, я с Трошиным поговорю!
      А тут как раз идёт мой инструктор – лёгок, сволочь, на помине! Тресков тоже его увидал, но почему-то не стал с ним «говорить». Валерий Иванович почти уже прошёл, и я делаю жест рукой в сторону инструктора:
      — Ну и…
      Тресков, собираясь с мыслями, прокашлялся:
      — Гм-гм! Валера, слышишь!
      Трошин останавливается, смотрит попеременно то на Трескова, то на меня:
      — Ты арбуз со мной ел?
      — А что?
      — Я спрашиваю: вкусный был арбуз?
      — Ну!
      — Так это тот самый мой арбуз, на который разинул свою вонючую пасть Клюшников и который твой Кручинин от него спас! Иначе его бы сожрали Клюка и купянчане! Понимаешь? Это я дал ему команду сберечь мой арбуз! А легче всего быть добреньким и раздавать своим друзьям чужое!
      — Я тебя что, только за арбуз порол? — насупился на меня Батя.
      Он хотел, чтобы я опустил глаза, стал мяться и перед Тресковым сказал, что не только! А он кивнёт Трескову: «Вот видишь!», повернётся и уйдёт с самой чистой совестью на свете. Интересно, почему это он решил, что я после такого порева буду его прикрывать? Чтобы он меня за другое не порол в будущем, что ли? Как там будет в будущем, мы ещё посмотрим! Я знаю одно: пороть Трошин меня за что-нибудь всегда рад, и делает это не без видимого удовольствия! Вот только за какие прегрешения?
      — Да! За арбуз! — проявил я известную смелость и смотрю ему в глаза. — А за что же?
      — Ладно, иди! Я тебе потом объясню, о чём ещё шла речь!
      — А чего потом? Давайте сейчас и выясним! За что вы меня перед экипажем вздрючили? Я и такой, и сякой! Думаете, приятно, что ль? А, оказывается, я и для вас арбуз сберёг!
      Трошин сделал вид, что меня не слышит. И обращается к Трескову:
      — Всё в порядке! Арбуз действительно был вкусным!
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — О, Рио, Рио, грохот прилива! О, Рио-де-Жанейро!
                                                                                                                Из худ. к/ф-ма «Двенадцать стульев» (1977 г.)

      ••>> Если кто-то громко плачет – довыёб*вался значит.
                                                                                                                    NN
<<•><><><><•>>
— Так! Ну что? Говорят, беды ходят парами. Что новенького?
Из худ. сериала «Голоса»

      Однако неприятности поодиночке не ходят! Вечером опять влип. Перед отбоем Волокин, Слон и я, надели лётные куртки, и шмыгнули подышать воздухом миргородского гарнизона, походить, посмотреть, и себя показать.
      Ну и показали!
      Мы вальяжно шли по главной дороге городка. Это что-то вроде 38й параллели в Рогани. И вдруг сзади:
      — Волокин! Что за вид?!
      Оборачиваемся – старший лейтенант Бирулин, инструктор нашего Волоконя.
      Коля хотел что-то пролепетать в своё оправдание, но тут, словно из-под земли вырастает ещё и комэск:
      — Что за форма одежды? Лётчики? Волокин! Кручинин!
      Я оглянулся. Слон, который поотстал от нас, поспешил в сумерках ретироваться. И остался незамеченным.
      — А ну, марш отсюда! Чтобы духу вашего здесь не было! Быстро! Мне ещё перед комендантом и начальником гарнизона за вас не хватает оправдываться!
      Настроение сразу сбилось на нуль. Мы на автопилоте порулили к казарме.
      — А что, нельзя ходить по гарнизону в куртке? — удивился я. — Это же тоже форма одежды! Мы же в Круче, когда было прохладно, ходили! Из казармы в столовую и даже в клуб... А тут... Ну, если здесь нельзя, собрали бы, рассказали. Что, мы бы пошли вот так? Вот бл*дь! Опять пороть будут! Как будто мы это специально делаем! Что за жизнь? Скорее бы в отпуск!
      Меня в какой-то мере поддержал Николай:
      — Юр, я ох*уеваю от наших командиров! Такое впечатление, что Мельникову лишь бы за что-то выпороть! Нет, чтобы рассказать, а потом спрашивать!
      Я начал пространно рассуждать, что нам элементарно зашли в хвост и сбили, как желторотых!
      — Слушай, Коля! А вообще, никакой осмотрительности! Что это мы?!
      Из кустов выныривает вовремя исчезнувший Мамотов и ложится рядом с нами на параллельный курс:
      — Я же говорил, что в нашем деле главное – своевременно смыться! — лыбится он.
      — Нет, — возражает Волоконь. — В нашем деле главное – осмотрительность! Юра, как всегда, прав!
      Вот так встретил меня новый аэродром! Приветульки, Миргород!
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — Нет! Это не Рио-де-Жанейро!
Из худ. к/ф-ма «Двенадцать стульев» (1977 г.)

      ••>> Не напрягай и не напрягайся...
Правило курсанта № 4

      ••>> Всё будет хорошо, даже если сейчас очень плохо.
Правило курсанта № 5
Mirgorod_k.jpg
 Ilias malorum¹
 
<<•>> Дело умных – предвидеть беду, пока она не пришла, дело храбрых – управляться с бедой, когда она пришла.
ПИТТАК
<<•><><•>>
<<•>> И вот я одна-единственная запаслась у вас таким грузом печали, что никто не понесёт его вместе со мной.
Ибн аль-МУКАФФА, «Калила и Димна»
<<•><><•>>
<<•>> — Приветливый вид, благосклонный взгляд суть такие же меры внутренней политики, как и экзекуция.
Михаил Евграфович САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН, «История одного города»
<<•><><•>>
<<•>> — Всякому безобразию есть своё приличие!
Антон Павлович ЧЕХОВ, «Вишнёвый сад»
<<•><><•>>
<<•>> — Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству.
Илья ИЛЬФ и Евгений ПЕТРОВ, «Золотой телёнок»
<<•><><•>>
<<•>> — Для прихотей одного человека всей Сибири мало!
Денис Иванович ФОНВИЗИН, «Недоросль»
<<•><><•>>
<<•>> — Как мысли чёрные к тебе придут,
      Откупори шампанского бутылку
      Иль перечти «Женитьбу Фигаро».
Александр Сергеевич ПУШКИН, «Моцарт и Сальери»
<<•><><•>>
<<•>> — Сначала надо на все стороны четыре раза перекреститься, а уж потом начальство критиковать!
Из худ. к/ф-ма «Люди на мосту»
<<•><><•>>
<<•>> — Что случилось?
      — Случилась неприятность.
      — О! Не люблю неприятности! Я удаляюсь!
Из худ. к/ф-ма «Встреча на Эльбе»
<<•><><•>>
<<•>> — Представляю, как огорчается ваше начальство. 
     — Тебя это радует?
Из худ. америк. сериала «Андромеда»
<<•><><•>>
<<•>> — Что значит, «на учёте»? Подумаешь, «девятый вал»! И кто это может моего человека брать на учёт?
Из худ. к/ф-ма «Матрос с “Кометы”»
<<•><><•>>
<<•>> — Мне 15 лет, и я не хочу ни за кого отвечать! Так хочется быть маленькой!
Из худ. сериала «Школа»
<<•><><•>>
<<•>> — Кто настолько глуп, что будет рядом в беде?
Из америк. худ. сериала «Андромеда»
<<•><><•>>
<<•>> — Во мне найдёшь, быть может, день вчерашний.
      Но ничего уж завтрашнего нет...
Из худ. к/ф-ма «О бедном гусаре замолвите слово»
<<•><><•>>
<<•>> — Садитесь, товарищ Новосельцев. 
     — Не... не надо!  
     — Анатолий Ефремович! 
     — Лучше умереть стоя!
Из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
pastarchives.jpg
      
Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ - ХУДШИЙ 
(по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!

_____________________
      1 Ilias malorum (лат.) – Илиада бедствий (одна беда за другой). Так Цицерон называл ситуацию, когда одна беда сидит на другой и третьей погоняет.