Печать
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Книги - ЗАРНИЦЫ ПАМЯТИ. ЗАПИСКИ КУРСАНТА ЛЁТНОГО УЧИЛИЩА
Автор: Юрий Фёдоров   
ScreenShot_123k.jpg
Эпизод \\\\ [62й] ////
РАСКОЛОТОЕ НЕБО (Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!..)
[Деcятая часть]
СМЕРТЬ МЕНЯЕТ ВСЁ
•>> Радости забываются, печали – никогда!..
•>> Что хуже расставанья?
•>> Золотое правило разведки
•>> Жизнь иногда случается, иногда сбывается
•>> «Пиковая дама»: ошибка классика
•>> Разведка – это война умов
•>> Чтобы почувствовать вкус жизни, узнай дыхание смерти
•>> Юрий (оперативный псевдоним «Зоркий»): Если хочешь – осуждай
•>> Игра без ничьей
•>> Лишь коснувшись земли, лист понял, что он касался неба...
•>> Светлана (имя по коду «Жозù»): Свет далёкой звезды
•>> Вместо заключения: Самое большое счастье...

icon1.gifRerum omnium magister usus¹
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
<<• ЧТО ХУЖЕ РАССТАВАНЬЯ •>>
•• >> Эдд << ••
[оперативный псевдоним «Лòри»]
(продолжение)

        — Я должен был умереть, но не умер! Это что-то да значит! Значит, я тут не просто так, верно?
      — И вы поняли, зачем вы здесь?
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•>>
        — Я должен был умереть, но не умер. Я должен чувствовать себя живым, но не чувствую...
Из немецк. худ. к/ф-ма «Съёмки в Палермо»

      ...Вечер на свадьбе удался на славу. Новобрачные были отправлены в номера для первых своих сладостных утех, а гости продолжали по-кавказски праздновать. Расходились под утро. Отец жениха, очень толстый дядечка, снова приметив Эдда, уже не отпускал его от себя:
      — Дааарагой, что, плохо было, да? Блэдный такой, да?
      — Немного мутило, генацвале! Нельзя мешать белое вино и коньяк! — улыбнулся Эдд. — Сейчас всё хорошо!
      — Будэт хорошо! Станцуем лезгинку и всё пройдёт, да! Меня Генади зовут! А тебя, я знаю уже, Эдуард? По-грузински – Эдуарди!
      Они танцевали лезгику, пели «Сулико». А после того, как Эдд назвал прошедшие свадебные торжества лучшими, что он видел за всю свою жизнь (причём, искренне), и в благодарность поставил ещё одну бутылку прекрасного коньяка, родители и жениха, и невесты зачислили его в кунаки! Требовали, чтобы Эдд обязательно приехал в Тбилиси (к родителям невесты) и в Сухуми (к родителям жениха)! Дали бумажку с адресами.
      Эдду действительно понравились родители и жениха, и невесты. Они были какими-то бесхитростными в общении, да и в желании сделать лучшую свадьбу для своих детей. В них было что-то простое, радушное, что влекло его к этим людям всей душой. Кроме того, он был благодарен им за то, что всеми этими торжествами, громкими грузинскими песнями и танцами, кавказскими тостами, этим свадебным шумом отвлекали его от пережитого в последние сутки.
      Улица встретила Эдда живительной прохладой. Его провели к самой машине. И разведчик долго не мог не то, что отъехать, даже сесть за руль – «Волгу» обступили, не было возможности открыть дверь машины, парня просто не отпускали. Тем временем, громко разговаривая, незаметно осматриваясь, никого от тех, кто мог его пасти, он не приметил. Впрочем, это быстро выяснится на дорогах Москвы!
      Наконец, ему удалось выехать из окружавших машину родственников жениха и невесты и гостей.
      Пропетляв по улицам столицы и убедившись, что его никто с утра не ведёт, Эдд подъехал к зданию на Лубянке.
      Выключил мотор.
      Последний раз просто посидел в машине, вдыхая воздух салона кабины. Похлопал «Волгу» по рулю. Провёл рукой по сидению.
      Уже сегодня к ночи в поисках радиозакладок здесь будет выпотрошено всё. Так всегда поступают, когда авто использовалось в подобной операции. Впрочем, каждую ночь после того, как днём или вечером Алекс бывал в машине, её в полной тишине тщательно осматривали спецы из Техотдела в экранируемом боксе под фонограмму улицы, на которой парковался Эдд: если обнаружат звукозаписывающее или звокопередающее устройство, стало быть, Алекс ведёт двойную игру, и надо будет корректировать оперативный план.
      А теперь, после окончания операции «Волгу», тем более выпотрошат и тщательно осмотрят. И если в салоне, не дай бог, будет обнаружено нечто инородное, имеющее отношение к записи или передаче звука (свои диктофон, передатчик и четыре микрофона в обшивке – не в счёт!), следовательно…
      Интересно, интересно! И чьи же там оставлены пальчики? Хорошо если только Алекса. А если Алекса и Эдда?
      А если только Эдда?
      А ежели дактилоскопия неизвестного лица или не выявлена?
      И как оно, это устройство, установлено – профессионально, со знанием дела, или на скорую руку?..
      Алекс погиб... Вчера ничего не было, а сегодня уже есть. Откуда?
      В любом случае, это значит…
      Значит, Эдуарду, как прежде, доверять больше нельзя!..
      Во всех разведках и контрразведках учат, что информация собирается для того, чтобы её потом передавать. Вот тут (если Эдик позволил кому-то установить в машине нечто звукозаписывающее или передающее) Эдда и будут пасти. Ему, конечно, дадут заглотить крючок побольше – он получит допуск к таким материалам, что даже видавший виды Эдуард будет удивлён. Материалы высшей категории, и подлинные! Пусть эти свиньи, его новые хозяева, порадуются. Хотя, впрочем, за любую информацию, даже самую пустяшную из отдела ГРУ, где служил Эдд, многие разведки мира готовы были бы платить бешеные деньги! Бешеные!
      «Эх, майор, майор, что же ты наделал! Тебе ведь так доверяли! Ты подумал, что ты умнее Системы и выиграешь! Нет! Ты проиграешь! Потому что Система умнее тебя! Разве ты этого ещё не понял?..» — думали бы его начальники.
      У контрразведки тысячи ходов, приёмов, уловок. Офицера разведки, конечно, натаскивают, тем более, такого, как Эдуард, но когда и какой именно приём к нему применят, знать он не может! И если некто перебежал к противнику и попал в поле зрения контрразведки Системы, арест предателя и расплата по всей строгости закона – вопрос времени!
      Только ничего этого с Эдиком не случится! Ибо Эдд – никогда не был предателем (даже в мыслях), и никогда им не будет (в жизни)! И не потому, что Эдуард боялся Системы – об этом как-то не думалось. Он ненавидел предателей!
      На ум пришла старая песня. И Эдд, проконтролировав выключение диктофона в салоне по негоревшему крохотному зелёному светодиоду внизу цифры «0» указателя давления масла движка, себе под нос тихо-тихо, только для себя забубнил:

      — Чёрный ворон, чёрный во-о-орон!
      Что ты вьё-о-ошься на-адо мно-о-ой?
      Ты добы-ы-ычи-и не добьё-о-ошься-а!
      Чё-орный во-о-орон, я не тво-ой!

      Машину, конечно, жалко! Но что же тут сделаешь – таковы правила игры! Да Эдуард и сам бы на месте контрразведчиков в конце операции приказал бы курочить салон автомобиля и всё внимательно прощупать, просмотреть! Разведка – именно та область человеческой деятельности, где своим надо доверять, но и проверять их. Время от времени. Тщательно!..

      — Ты добычи зде-е-есь не добьё-о-ошься!
      Ч-ч-чёрный во-о-орон, я не твой!..

      Эдик вздохнул и вышел из автомобиля. Ключи от машины оставил в замке зажигания. Он даже не стал блокировать двери. Угона он не боялся, знал: здесь, на прилегающих улицах все проезжающие, останавливающиеся, а тем более припаркованные машины берутся под кино- фотонаблюдение. В случае необходимости, улица мгновенно перекрывается, да так, что не только авто, но и выскочивший из кабины человек уже не скроется. Весь квартал, где расположен комплекс зданий КГБ находится под повышенным вниманием Системы, здесь очень жёсткий контрразведывательный режим! Режим, который опасен для других разведок мира, но незаметен для прохожих, простых советских граждан, спешащих по улице по своим делам. Это высший пилотаж контрразведки: высокая система контрразведывательного контроля есть, но простые граждане её не ощущают!
      Скорее всего, и «Волгу», и самого Эдда уже опознали, а машину взяли на этот самый контроль.
1595943_max_malvicino_045.jpg0_84700000_12__k.jpg 
 Stultus non succuritur²
 
      <<•>> — Какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да ещё с подорожной по казённой надобности!..
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Радости забываются, а печали никогда!..
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — А что такое счастие? Насыщенная гордость. Если б я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив; если б все меня любили, я в себе нашёл бы бесконечные источники любви.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Зло порождает зло; первое страдание даёт понятие о удовольствии мучить другого; идея зла не может войти в голову человека без того, чтоб он не захотел приложить её к действительности.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Желать и добиваться чего-нибудь – понимаю! – а кто ж надеется?
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Вам никогда не случалось ненавидеть свою работу?
Из худ. сериала «Побег-2»
<<•><><•>>
      <<•>> — Становишься актёром, потому что любишь театр. А в итоге играешь чепуху!
Из худ. к/ф-ма «Пуаро. После похорон»
<<•><><•>>
      <<•>> — Тут армия, контрразведка! Все характеры строем ходят!
Из худ. к/ф-ма «Приказано уничтожить. Операция “Китайская шкатулка”»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты в роли шпиона?
      — Им меня не раскусить!
Из худ. америк. сериала «Андромеда»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что за жизнь у разведчика! Всё не как у людей!
Из худ. к/ф-ма «Военная разведка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Чтобы выжить, надо выполнять приказы, молчать и слушать!
Из худ. к/ф-ма «Военная разведка»
<<•><><•>>
      <<•>> — «Терминатора» видели? Отдыхает!
Из худ. к/ф-ма «Байки Михая»
<<•><><•>>
      <<•>> — Вы к кому?
      — К тебе! Не узнаёшь?
      — Не узнаю!
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<•><><•>>
      <<•>> — На кого ты работаешь?
      — Я не могу тебе сказать, иначе тебя тоже убьют! Скажем так: я работаю на ля-ля-ля. И мне дали право на ля!
Из америк. худ. к/ф-ма «Киллеры»
<<•><><•>>
      <<•>> — Спенсор, задания не выбирают! Ты не можешь так просто уйти!
Из америк. худ. к/ф-ма «Киллеры»
<<•><><•>>
      <<•>> — Информация поставлена у нас хорошо!
Из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я вообще люблю свою профессию!
Из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Какие-то мы здесь чужие!
      — А кому мы вообще можем быть своими, а, Рябов? Нет у нас своих! И на пенсии не появятся!
Из худ. к/ф-ма «Утомлённые солнцем-2»
<<•><><•>>
      <<•>> — Да, ребята, с вами я до правнуков не доживу, я это уже понял!
Из худ. к/ф-ма «МУР. Артисты»
<<•><><•>>
1595945_fj_20a.jpg24150722_43204.jpg
icon1.gifAetatis cuisque notandi sunt tibi mores³
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
•>> НОЧЬ, ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ <<•
<<•• Эдд ••>>
[оперативный псевдоним «Лòри»]
(продолжение)
 
      И пусть наступит кромешная тьма, пусть она длится, как можно дольше. Потому что невыносимее всего – утро.
Гор ВИДАЛ, «Город и столп»
<<•>>
      Парадоксальная закономерность предательства. Кто вложил палец в пасть адской машины – лишался всей руки, а затем и жизни.
Александр ХАРЧЕНКО
<<•>>
      Безобразия на земле начинаются тогда, когда на ней появляется чистая и светлая душа.
Одна из ключевых фраз НЛП4

      …Разведчик не поехал на квартиру, а на метро после нескольких спонтанных пересадок вернулся в служебную гостиницу в Сокольниках, где по-прежнему за ним числился номер.
      У себя Эдд сразу заперся изнутри на ключ. Хотел привязать проушину ключа к дверной ручке, но подумал о том, что тогда снесут дверь с петель, потом будут её устанавливать, будет грохот, и ему помешают… А так, тем, кому нужно, откроют дверь с внешней стороны с помощью специальных плоскогубцев, уистити, кажется, называются они…
      Потом Эдуард плотно прикрыл двери прихожей. И сел за стол.
      Он не пил – на это не было душевных сил. Да и после кавказской свадьбы...
      Достал диктофон, который по своей инициативе брал в аэропорт. Запись своего разговора с военным атташе у трапа прослушивать не стал, а просто отпихнул записывающее устройство на край стола. Затем снял заплечную кобуру с выданным ему на время операции «Вальтером», не вынимая оружие, положил перед собой и долго тупо смотрел на него.
      Нет, мыслей о самоубийстве не было. Но пистолет взгляд притягивал.
      Эдд не привык жаловаться на судьбу и, честно, говоря, считал себя счастливчиком. Да, в его карьере было два счастливых взлёта, но зато каких! Фантастических! В армии он овладел двумя самыми романтическими военными профессиями, о которых он мечтал с юности! Судьба постучалась, и Эдуард оба раза свои шансы не упустил! Подобные вещи случаются с людьми только раз! (А у него дважды!) Всё остальное время им приходится лишь расплачиваться за удовольствие и жалеть об упущенных возможностях – не слишком, конечно, справедливо. Хотя... Хотя, что мы в этом понимаем?..
      Эдик всегда считал себя душевно сильным. И в военном училище, и в строевом полку, и когда начал служить в военной разведке, было немало случаев, чтобы с гордостью так думать о себе. Но тут было другое. И почему-то такое проявление слабости он считал оскорбительным для себя. Однако с этим ничего не мог поделать. Да и не собирался.
      «Жизнь прекрасна! Если не вспоминать прошлое и не думать о будущем... Да, жить трудно. Но ещё труднее объяснить свою жизнь», — подумалось Эдику.
      И сейчас Эдуард почувствовал себя одиноким волком посреди погибшей стаи. Стаей были Алекс, участие Эдда в важной операции и враз погибшие надежды. Как-никак ежедневно Эдик был при деле. Каждый вечер (или рано поутру после пробуждения) он анализировал своё поведение с Алексом, с учётом полученных рекомендаций начальства, психологов и задания планировал свои действия на новую встречу. Теперь этого делать было не нужно...
      «Депрессия!» — мелькнуло в голове.
      Их учили помогать другим выйти из таких состояний, чтобы привязывать к себе нужного человека, потенциального агента. Но здесь был иной случай. И, если честно, искать выход не хотелось. Словом, депрессия!
      Эдуард из комнаты не выходил, телефон отключил.
      Тщательно убрал в номере: протёр везде пыль, вымыл полы – ведь здесь скоро будет множество людей!
      Лист со стихами Алекса развернул, перечитал стихотворение снова. Затем с ковра вырвал синюю ворсинку, которая тут же свернулась в спиральку, типа шестёрки или девятки и вложил в середину листа, у седьмой строки. Взял стоявший на полке томик Шекспира осторожно, чтобы не смахнуть с него пыль. И сам листок аккуратно поклал между семнадцатой и восемнадцатой страницами, приставив уголок бумаги к четвёртой строке снизу.
      Хорошо, что он вовремя спохватился и не отдал бумагу контрразведчикам. Иначе он так и не прочёл бы стихов Алекса, написанных только для него – всё пропало бы в бездонных архивах КГБ...
      Потом вспомнил, что у него осталась тетрадка со стихами Алекса. Долго её отыскивал среди вещей, привезённых накануне из квартиры КГБ, данной ему на операцию.
      Сел, полистал её, углубляясь в чтение... Это было освобождение от боли. Боли душевной...

      Что хуже расставанья? –
      Разлука навсегда!
      Быть может, и увижу,
      А, может, никогда!

      Опять воспоминания –
      Накроют, как всегда:
      Те встречи буду помнить.
      Забыть бы, но нельзя!..

      И вновь метну украдкой,
      Свой взгляд на телефон.
      Не звонит, как загадка.
      Не слышу я рингтон.

      Я лягу, а на сердце
      Уже лежит тоска.
      Согнать её мне надо –
      Не так уж и легка!

      И вновь водой холодной
      Твой образ для меня!
      Как вижу твоё фото,
      Болит, как от огня!

      Решил тебя не видеть.
      И больше не мечтать,
      Но я же знаю – буду…
      Живу! Ну что гадать!!!


      Какие замечательные строки! Нет, Эдд читал их при Алексе. Но почему не обратил на талантливость их написания тогда? Почему не сказал Алексу, как прекрасно ему удалось изложить потаённое на бумаге?
      Собирался жить... А вот ведь как!
      В тот вечер Эдд не нашёл ничего лучшего, как перевести всё в шутку и написать после таких замечательных строк:
      «Мужчины делятся на три вида: умный, красивый, весёлый.
      Но встречаются смешанные виды:
      1. красивый и умный – м*дак;
      2. умный и весёлый – урод;
      3. весёлый и красивый – тупой;
      4. умный, красивый и весёлый – гей».

      Алекс прочёл и долго смеялся своим заразительным смехом. Затем взял тетрадку и написал:
      «А меня, к какому типу ты отнёс?»
      Последовал ответ Эдда:
      «Догадайся сам! С трёх раз, мой Маленький Принц!»
      «№ 1?»
      «Нет!»
      «№ 2?»
      «Снова мимо! Последняя попытка!»
      «А! Я понял! № 3!»
      «А вот и не угадал!..»

      На следующий вечер, когда Эдик не видел, Алекс в тетрадке написал такое предложение:
      «Я хочу быть для Тебя книгой – увлекательной и интересной, но никогда не прочитанной тобой до конца».
      Написал и оставил её открытой на письменном столе. Утром, идя в министерство, пока Алекс спал, Эдд прочёл, посмотрел на красивого во сне Алекса и ответил:
      «Я хочу быть для Тебя мелодией – манящей и такой знакомой, но название которой Тебе никогда не вспомнить».
      Вернувшись со службы, Эдд увидал продолженное Алексом, который ещё был в ВУЗе:
      «Я хочу быть для Тебя танцем – страстным и ритмичным, и в то же время проникновенным и нежным».
      И они начали соревноваться в построении строк, которые выражали бы их отношение друг к другу:
      Эдд:
      «Я хочу быть для Тебя вином – крепким и пьянящим, после которого никогда не болит голова».
      Алекс:
      «Я хочу быть для Тебя сказкой – доброй и с хорошим концом, которую Тебе не успели рассказать в детстве».
      Эдд:
      «Я хочу быть для Тебя ветром – то северным, то южным, но всегда долгожданным и свежим».
      Алекс:
      «Я хочу быть для Тебя светом – зовущим и ярким, но никогда не заслеплять путь к Твоей цели».
      Эдд:
      «“Путь к твоей цели”... Как интересно! Я хочу быть для Тебя огнём – пламенным и согревающим, но ни разу не обжечь кончики Твоих крыльев».
      Алекс:
      «Я хочу быть для Тебя звездой – далёкой и сверкающий, чтобы освещать путь, кода вокруг тьма, и не во что верить».
      Эдд:
      «Нет! Буду верить всегда! А я хочу быть для Тебя океаном – огромным, бушующим и бескрайним, в котором Ты никогда не утонешь».
      Алекс:
      «Я хочу быть для Тебя страстью – пылкой, жгучей, приятной, красивой, но никогда не губительной».
      Эдд:
      «Я хочу быть для Тебя жизнью – неповторимой, безумной, счастливой, хоть и не вечной».
      Алекс:
      «Я хочу быть… ПРОСТО БЫТЬ ДЛЯ ТЕБЯ!..» И три раза подчеркнул выделенные слова...
      Это была последняя запись в этой тетрадке... Рукой Алекса...
      Эдд написать в ответ ничего не успел...
      М-да... Будущее тревожит нас, а прошлое нас держит. Вот почему настоящее ускользает от нас.
      Эдик хотел почитать другие стихи своего друга. Но защемило в сердце...
d1144138d0b5e4690c5ad2dbdaaf906b.jpg1249553236_junashtyn4.jpg
      Эдуард застелил чистым бельём постель, принял тройную дозу снотворного, чтобы заснуть до утра, запил лекарство противной тёплой минеральной водой. И улёгся, прижавшись щекой к мягкой подушке.
      ...Мне страшно, когда мне снятся кошмары, ведь я не сплю!
      «Сейчас подойдёт мама и скажет, что все живы, что всё хорошо! Что это был лишь плохой сон! Что надо просто перевернуться на другой бок и всё пройдёт. Я, конечно, так и сделаю! А утром проснусь и узнаю: всё происшедшее – действительно было сном. Я ещё маленький. И вся жизнь впереди! Совсем другая жизнь!» — решает Эдд.
      И утром ему не надо будет идти на службу в управление, где заниматься планированием будущих разведопераций, по присланным из-за рубежа материалам и спутниковым картам того или иного города оценивать удобство, надёжность и безопасность выбранных разведчиками тайников и мест встреч с агентами. В работе он любил «привязаться к местности», это помогало уяснению обстоятельств. Недавно Эдуард «забраковал» удобное, по мнению резидентуры, место встречи с важным агентом – парк находился в 700 метрах от полицейского участка... М-да, тогда на работников-»перестраховщиков» Центра в резидентуре обиделись. А начальство поддержало Эдда: нельзя рисковать нашими людьми и встречаться с ними на территории с повышенным контрразведывательным режимом, и приказало резиденту: поручить своим людям найти более спокойное в оперативном отношении место для контакта.
      Не надо будет завтра отыскивать предателей в собственных рядах, и придумывать изощрённые психологические ловушки для них. Именно ловушки, а не банальные вопросы-корректоры. Основой тех приёмов были естественные психологические реакции человека, которые были бы безопасны для тех, кто честно выполняет свой долг (они их не заметят, проскочат). Но вот те, кто уже стал по другую сторону баррикад, должны будут обязательно запутаться в этих силках и своей собственной лжи. Это было самое трудное в профессии Эдика, ибо повторять один и тот же приём дважды было нельзя.
      Эдуард припомнил тех, двоих, которых он загнал в силки и расколол. Он начинал по каждому из тех дел работать с неохотой – боялся допустить ошибку в человеческой судьбе, купиться на подставу разведки противника. А потом через сито их группы по первому делу прошло около сорока человек, которые оказались ни при чём, честно выполняли свой долг и не имели отношения к предательству. Эдд с каким-то удовольствием подписывал свои экспертные заключения по тем, с кем он работал. Но тот его первый предатель…
      Этот офицер попал именно к нему на «беседу». Тогда, в самом начале, неожиданно для себя у одного из всех, с кем Эдуард работал, он уловил надменные черты в лице, показывающие превосходство («Что вы тут мне! Я умный, изворотливый, везучий! И ничего у вас со мной не выйдет! Нет уж! Не подловите, не докажите!»). И в Эдуарде загорелся охотничий азарт («Ах ты сволочь! Ты думаешь, что ты умнее! Что ж, посмотрим, в чём твоё превосходство!»). И вцепился в него мёртвой хваткой, как бульдог. Впрочем, в их группе миротворцев не держали, все были акулами и пираньями, доберманами и бульдогами, кровожадными львами и саблезубыми тиграми! Но как только Эдик уловил в чертах лица того офицера элемент превосходства, его участь как предателя была предрешена!
      Одним из методов Эдда было – спрятав за опущенными веками и невинными улыбками клыки хищника, притвориться травоядным, показать свою простоту и безобидность. Эдик не боялся в глазах других показаться дураком, попавшим в разведку случайно. Он прекрасно понимал, что перед ним изощрённые разведчики-агентуристы, которых учили лгать противнику. А теперь кое-кем это умение лгать используется против своих. Но ведь и Эдда учили считывать эту ложь! Поэтому вначале он только слушал, пытаясь понять сущность человека, попавшего на «конвейер», насколько он опасен на своей должности, если предаёт именно он. В чужую душу Эдд входил мягко, по-кошачьи, словно опасался вспугнуть. Чтил личность, и так выстраивал систему своих аргументов, что в конце деваться было некуда. А вначале своими вопросами Эдик осторожно направлял беседу (именно беседу, а не допрос) в нужное русло, внимательно наблюдая за реакцией собеседника, движением зрачков глаз, языком его жестов, безошибочно улавливая ложь подозреваемого, разумеется, там, где она была. Ведь любой человек может контролировать себя по одному-двум каналам, некоторые индивидуумы – по трём, редко кто – по четырём. А дальше наступает перебор! И лжец начинает выдавать себя с головой. Эдик давал подозреваемому, если это тому было угодно, вволю навраться, не делая попыток опровергнуть сказанное. (А затем Эдд и его помощники документировали доказательную базу допущенной лжи.)
      Золотое правило разведки: беспечность есть опасность, а предусмотрительность бывает безопасностью. Эдик предусмотрительно делал всё, чтобы предатель стал вести себя с ним беспечно. Эдуард умел это делать! И развязанность допрашиваемого становилась всё больше. А Эдд помогал ему – искусственно создавал ощущение случайности допроса, а потом впечатление, что это недоразумение вот-вот закончится.
      Так оно и происходило в ходе многочасовых допросов в первый, во второй, в третий, ...в десятый раз.
      «Извините, просто надо кое-что ещё уточнить. Мне-то всё ясно и я бы не беспокоил вас по таким пустякам, да вот начальство требует уточнения одного момента. Ох уж это начальство, им не угодишь! У вас ведь такие же въедливые начальники? Вам повезло, у меня много хуже! Сейчас проясним, и на том всё закончится. Это ведь не вы предали, а кто-то другой. Будем искать! Как это мне всё надоело, если бы вы только знали! — и с придыханием: — Если бы вы только знали!..»
      А когда предатель вдруг начинал понимать, что с ним просто играли, как кошка с мышью, было уже поздно – ловушка плотно и надёжно захлопнулась! А оттуда было лишь два выхода – в расстрельный подвал или в лагерь строгого режима на не очень большой (всего лишь лет на 15) срок.
      В тот первый раз вариант с пятнадцатью годами для предателя не прошёл…
      М-да! Как говорил Т. Джефферсон, «Цена свободы – вечная бдительность».
      Кстати, через две недели подследственный замкнулся и перестал сотрудничать с контрразведчиками ГРУ. Расстрел ему был обеспечен, он это знал и говорить дальше не хотел. Из вредности. («Чего ради я вам буду помогать!?») Стронуть ситуацию с мёртвой точки было поручено Эдуарду. И он начал работать, вспоминая всё, что давали им по нейролингвистическому программированию.
      Применял ли Эдд спецприёмы, которые выворачивают сознание арестованного наизнанку? Да, применял! Ибо по меткому выражению Бенджамина Франклина, «кот в перчатках мышь не поймает». И на что же тут сетовать? На войне – как на войне!
      Не будем раскрывать всё подробно, но кое-что контурами обозначим.
      Если на допросах предстоит интеллектуальное противостояние, при первой же встрече окинь противника знающим взглядом. Всегда надо помнить, что у тебя за плечами стоит государство, твоя разведка, безопасность которых ты обеспечиваешь, и которые тебя подготовили лучше того, кого тебе предстоит разоблачить.
      Укрепи свою волю.
      Если враг умён и опасен, не думай о себе хуже, чем думал до этой секунды!
      Если противник кажется слабым, немедленно выброси из головы эту мысль! Верь в себя, в свои силы, в свои знания, в своё умение разоблачить шпиона, и пусть допрашиваемый знает об этой вере. Если он тот, кто скрывается под маской, и кто предал, если он тот, кого ты ищешь, пусть он первый усомнится в своих силах. И тогда ты победишь!..
      Что было в арсенале Эдуарда из его любимых приёмов? Эдик знал, что искусное применение формулирования желаемого поведения подследственного и психологическое подкрепление могут иметь огромное значение для того, чтобы добраться до внутреннего мира тех людей, к которым других подходов просто нет. Подкрепление – это информация. Информация о том, что арестованный делает нечто правильное, ведущее его к положительному результату. А какой может быть впереди позитивный результат у того, кому в будущем светит только расстрел? В том-то и состояло искусство Эдда, чтобы такой результат арестованный почувствовал и этот результат стал для него целью! Нет, Эдуард не лгал предателю, что «суд учтёт», что тому «сохранят жизнь» – по точной формулировке Хун Цзычена5, «если ты пользуешься доверием, не обманывай даже злодея»! Но желание ежедневно говорить с Эддом в этом ключе – это ведь тоже подкрепление! Скажу по секрету: любопытным, но очень важным следствием допросов-бесед с помощью психологического подкрепления является то, что при умелом использовании этого приёма между арестованным шпионом и офицером разведки возникает сильная взаимная привязанность! Сильнейшая! Это-то и срабатывает даже тогда, когда впереди у преступника – лишь пуля в затылок. И последнее он прекрасно сознаёт!..
      Потом Эдд заметил, что всем подозреваемым и арестованным нравятся беседы с помощью подкрепления не по тем причинам, которые лежат на поверхности – получение более вкусной пищи, минеральной воды, более комфортного содержания в камере или другого вознаграждения. А потому, что они в этом процессе якобы обретают незримый контроль над происходящим. Арестованный, сам того не осознавая, тоже начинает применять подкрепление по отношению к допрашивающему его офицеру. Причина того, что людям нравится изменять поведение других по этому методу, состоит в том, что ответная реакция доставляет удовольствие. Этот положительный результат сам по себе является мощным стимулом! Так вот, возможность получения хороших результатов бесед арестованного в его ситуации захватывает полностью!
      Кстати, в первый день предатель встретил Эдуарда с ненавистью – ведь именно Эдд его разоблачил, из-за него всё рухнуло враз. Через два дня Эдику удалось провести «якорение», т.е. привязывание психологического состояния объекта к своему внутреннему состоянию. Это был ещё один спецприём, применяемый Эддом. Затем он сделал перерыв на несколько дней. И предатель к концу третьего дня уже сам попросил, чтобы Эдуард вызвал его на допрос. И в ходе последующих встреч Эдд мастерски подвёл арестованного к состоянию «рапорта».
      Что это такое? «Рапорт» – это что-то чисто военное, верно? Когда один человек что-то докладывает другому. Но прошу заметить: с одной стороны он делает то, что положено. А с другой – выполняет сие сугубо добровольно. Так вот! Если арестованного подвести к «состоянию рапорта», то подследственный уже не может не рассказывать обо всём допрашивающему его офицеру, в том числе и о своей преступной связи с иностранной разведкой. Он начинает это делать, исходя из внутреннего побуждения. Ему хочется об этом рассказать. Ему это просто необходимо! Он не может унести эти тайны с собой в могилу. Ему нужно «подкрепление», что он это делает правильно. И Эдд сие ему дал!
      Эдуард работал по наитию, по незримым законам психологии. И что самое удивительное – каждый его приём срабатывал без осечек. Это был успех!
      Ещё Гёте когда-то сказал: «Способность предполагается заранее, но она должна стать умением».
      Так вот, способность раскрутить арестованного, которая стала умением, у Эдда была!..
      По итогам этой внутренней операции на совещании отдела заместитель начальника ГРУ очень лестно отозвался о работе всей группы, особо отметив высокий профессионализм Эдуарда. Генерал-лейтенант тогда сказал, что Эдд «насквозь видит чужую душу и безошибочно схватывает её инстинкты». Столь высокую оценку, сказанную в присутствии коллег, было лестно слышать. (Тоже «подкрепление»!) Тем более что руководство ГРУ всегда было очень скупо на похвалы. Это был звёздный час Эдика. Но никто не знал, сколько душевных сил стоило ему, чтобы разгадать эту самую чужую душу…
0_1_08.jpgimage__5_.jpg
 Similis simili gaudet6
 
      <<•>> Ах, как упоительно сладостен был этот бесконечный поцелуй!!!
      Как льнул я к своему искусителю всем естеством!!!
Кирилл РАЙМАН, «Осенний поцелуй»
<<•><><•>>
      <<•>> А почему мы до сих пор не трахнулись? Брезгуешь, невский викинг?
Денис ФРОЛОВ, «Первые месяцы службы»
<<•><><•>>
      <<•>> Мне эта форма уже поперёк жопы!
Денис ФРОЛОВ, «Путь домой»
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь иногда случается, иногда сбывается.
МЕЙДЗИН (наст. имя Алексей ГУСАРОВ)
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты – гомосексуалист?
      — Какая проницательность. Сразу угадал, или пришлось помучиться?
      Я никогда не скрывал собственной ориентации, но и с криками об этом по улицам не бегал. Нормальным наплевать, лишь бы человек был дельным и хорошим, а придурки на х*й посланы.
      — Кончай выделываться. — Всё-таки у него обалденная улыбка. — Мне нужен просто секс. Секс с парнем. Сейчас.
      — Сегодня прямо твой день! Этого секса у меня, хоть завались.
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•><><•>>
      <<•>> Я клянусь жизнью и моей любовью к ней, что никогда не стану жить ради другого и не потребую от другого жить ради меня.
Айн РЭНД
<<•><><•>>
      <<•>> «Пошли бы вы на х*й, поручик Голицын.
      Корнет Оболенский, идите в п*зду».
Денис ФРОЛОВ, «Флотские годы»
<<•><><•>>
      <<•>> Шагнувший на ступеньку вверх, всегда оказывается повернутым задницей к нижестоящим. Человек старается занять самую высокую ступеньку, чтобы не смотреть на задницы других.
МЕЙДЗИН (наст. имя Алексей ГУСАРОВ)
<<•><><•>>
      <<•>> На чемпионате Словакия вырвала очко у России.
Из спортивного репортажа
<<•><><•>>
      <<•>> Желание от него прямо брызгами разлеталось.
Денис ФРОЛОВ, «Путь домой»
<<•><><•>>
      <<•>> Чем кончатся такие мысли, даже не представляю. Может и впрямь встречу своих!? А может, так и умру, один на средине пустой дороги, которая уходит за горизонт, в сторону заката, ведущая чёрти куда, конца которой никогда не достигнуть.
Тереньтий ПРИСНОВ, «Кульбиты мысли белого воротничка»
<<•><><•>>
      <<•>> Хорошо всегда иметь при себе сухие румяна.
      Может случиться так,
      Что при пробуждении от сна
      Вид у самурая будет неважный.
      Тогда, чтобы мальчик,
      С которым он тесно спал, не увидел таким,
      Следует слегка нарумянить лицо.
Кодекс Буши (до XVII в.)
<<•><><•>>
      <<•>> — Я никогда ни в кого не влюбляюсь. Зачем это надо? Секс – это как еда или питье. Я мужиками просто пользуюсь. Их у меня было очень много. Я ненасытный. Один мужик меня семь раз подряд трахал на рояле.
Владимир БОЛБАТ, «Мутант»
<<•><><•>>
      <<•>> Люди, как свечи: либо горят, либо в ж*пу их!
Фаина Георгиевна РАНЕВСКАЯ
<<•><><•>>
      <<•>> Кроме дорог и дураков, в России есть ещё одна беда – дураки, указывающие всем, какой дорогой идти.
Из записных книжек офицера
<<•><><•>>
      <<•>> Я уже один раз выебн*лся тем, что родился, а остальное меня не трогает. Вот так, козлики! П*дарастесь старательнее и рыдайте над своей поруганной честью, сколько влезет.
Денис ФРОЛОВ, «Первые месяцы службы»
<<•><><•>>
      <<•>> Твёрдые убеждения, громко о себе заявляющие, есть уже сила.
Ромен РОЛАН
<<•><><•>>
      <<•>> Тебе ж не зацвести весной –
      Подснежник юный мой...
Кирилл РАЙМАН, «Сонет 1»
<<•><><•>>
      <<•>> Иллюзия, вошедшая в привычку, называется счастьем.
Из записных книжек офицера
<<•><><•>>
      <<•>> Стоило посмотреть, как наши глаза светились счастьем от обладания друг другом. С какой благодарностью и нежностью мы брали и отдавали, как невероятно бурно кончали, чтобы вновь погрузиться в океан удовольствий. Великий океан молодости и любви.
Денис ФРОЛОВ, «Первые месяцы службы»
<<•><><•>>
      <<•>> Как он научился стонать. Мамочки мои! Подняв лицо к потолку, вытянув туда же руки, выжидая, пока огненная лава внутри меня не закончится, я упал на него <…>.
      — Ты – чудовище! — Прошептал он, боясь целовать масляную кожу. — Зачем ты это делаешь, если не кончаешь, когда я тебя трахаю?
      — Родной мой человечек! Да, я себя во сто крат больше мужиком чувствую, когда отдаюсь тебе полностью! Тебе сейчас плохо было?
      — Сейчас было хорошо! — Он аккуратно снял меня с себя и встал на пол. — Мне с тобой всегда необыкновенно хорошо! — И пошлёпал в ванную. — Забыл сказать, я люблю тебя! Хоть ты и совершеннейший псих...
Денис ФРОЛОВ, «Танцор и киллер»
<<•><><•>>
      <<•>> Сердца влюбленных всегда бьются в унисон.
      Рядом с моей Любовью поселился той ночью Страх.
      Я раньше, примерно, знал, как жить. А теперь…
      А теперь – что будет дальше?..
      Этого я не знал…
Алексей ЦУШЕРСКИЙ, «Никому не равен»
<<•><><•>>
      <<•>> Со мною вот что происходит:
      Ко мне мой старый друг не ходит,
      А ходят в праздной суете
      Разнообразные не те.

      И он не с теми ходит где-то
      И тоже понимает это,
      И наш раздор необъясним –
      Мы оба мучаемся с ним.
Евгений ЕВТУШЕНКО
<<•><><•>>
      <<•>> Горчит калина, губ твоих калина.
      Идут на убыль вешние деньки.
      Мне надо знать, что я ещё любимый,
      И ты мне в этом просто помоги…
Денис ФРОЛОВ, «Флотские годы»
<<•><><•>>
      <<•>> — Скажите, батюшка, мужеложство – это когда мужчина с мужчиной, да?
      — Да, сын мой. И это – тяжкий грех!
      — А вот чревоугодие – это когда много всяких вкусностей кушаешь, пироги разные, окорока?
      — Да, и это тоже смертный грех!
      — А прелюбодеяние? Это когда я, например, с Наташкой, женой моего зама?..
      — Да.
      — Спасибо, святой отец. Теперь хоть прежде чем что-то делать, я буду знать, как это называется! До свидания, батюшка!
      — Иди с миром, сын мой!
      Попик достаёт из-под рясы мобилу:
      — Алё, Митрофан? Слушай, у меня тут только что был контролёр из епархии!.. Не знаю! Срочно повторяй «грехи». Да! Нас опять на профпригодность проверяют!
Из юмористич. передачи «МАсквичи»
<<•><><•>>
0_1_89.jpg1268826807_hot087.jpg
      Вообще, Эдд с детства был любопытен и внимателен к мелочам. Он улыбнулся, вспомнив случай, когда в школе изучали пушкинскую «Пиковую даму». В этом произведении Эдик ненароком подловил гениального поэта на неточности. Пушкин указывает, что при первом посещёнии дома графини Герман, стоя на улице, дожидался, покамест старуха уедет на бал. Уехала – швейцар запер двери. Герман ещё выждал и «взошёл в ярко освещённые сени». Как же он зашёл в дом? Кто ему отворил запертые двери парадного? Пушкин не объясняет. А объяснения здесь нужны!
      Шестиклассник Эдик на уроке литературы поднял руку, попросил пояснить это неясное место.
      Учительница отмахнулась:
      — Садись! — повелела она. — Не занимайся ерундой!
      Эдд не садился, он хотел понять. Ведь тут как пить дать: или кто-то Герману отпер дверь изнутри, или у Германа с собой были отмычки!
      Одноклассники засмеялись, а Наталия Николаевна, думая, что это подстроено, накричала на Эдика:
      — Вошёл Герман и вошёл – кому и какая разница! Это Пушкин! А ты глупый мальчишка! Никому это не нужно, а ему, видите ли, нужно! Лезешь, куда не просят! Лучше бы без ошибок писал сочинения!
      Поражённый этими криками, расстроенный Эдд сел на место.
      А дома снова перечитал те строки – может, он что-то упустил? Нет, так и есть!
      Чуть позже Эдик нашёл интересное высказывание у Лермонтова, которое хоть что-то умозрительно объясняет: «Вы знаете, для музы и для поэта, как для хромого беса, каждый дом имеет вход особый; ни секрета, ни запрещёния нет для нас ни в чём...»7
      Вот и Герман, вошёл в дом через запертые двери легко, как бес. Но он ведь не поэт, не бес, а офицер!
      Уже тогда Эдд увлекался книгами о разведчиках и следователях милиции. На время он отложил детективные чтения, и дома в течение трёх дней перечитывал всю «Пиковую даму». И поймал Пушкина на неточности в другом месте!
      Александр-свет-Сергеевич пишет: когда Герман (назовём вещи своими именами: с целью шантажа!) навёл пистолет на старуху, она покатилась навзничь и осталась недвижима. Глагол «покатилась» и наречие «навзничь» изображает графиню никак не иначе, как упавшей и распростёртой на полу... Но потом, когда Герман, возвращаясь от Лизаветы Ивановны, опять вошёл в спальню графини, «мёртвая старуха сидела, окаменев».
      Чёрт! «Сидела»! Поражённый Эдик нашёл в себе силы усомниться: в общем-то, модные тогда вольтеровские кресла позволяли мёртвому телу лежать не на полу, а в самом кресле. Однако «сидеть навзничь»?!? Ну, ведь никак невозможно! И выходило так: пока Герман говорил с Лизаветой Ивановной, кто-то побывал в графининой спальне, поднял её, уже мёртвую, с пола и усадил в кресло!
      Не тот ли это был человек, кто отпер Герману двери в первый раз?
      Значит, у Германа в доме графини был сообщник, то есть агент!
      Кто это? Как и на чём он его завербовал? Это же самое интересное!
      Но на этот раз Эдд со своими открытиями по этой неточности подходить к учительнице не стал: а то ещё родителей вызовет в школу. Скажет: сочинения пишет с ошибками, а к Пушкину придирается...
      М-да, школа!.. Вот и Алекс был наблюдательным, умел анализировать!..
      Алекс!..
705641663.jpg0_09516200_1219702326.jpg
      ...В другой раз шеф вызвал Эдуарда и дал пухлую папку, в которой были данные на восемнадцать офицеров. Было чувство, что часть информации, к которой эта группа имела доступ, ушла к противнику.
      — На сей раз со всей группой будете работать один! Вы сможете! Разберитесь! Для проверки показаний у вас будет лишь два помощника. Их используйте на полную! — говорил шеф. — Скорее всего, это ложный посыл! Но надо иметь ясность до конца.
      И Эдд начал копать. По делу в беседах, очерчивая круг более вероятных подозреваемых, он уже сам искал во взглядах офицеров разведки, попавших под подозрение, такой же взор превосходства, как у того, у первого предателя. И нашёл такой взгляд! И снова не ошибся! Хотя существовали и объективные условия. С некоторыми подозреваемыми, к примеру, пришлось поговорить лишь раз-два.
      «Ну вот, какой проницательный майор! Поговорил со мной и сразу понял, что я здесь ни при чём!» — думали некоторые из них.
      А дело здесь было не в проницательности Эдуарда. Просто собеседники в ходе многочасовых «бесед» не попались ни в одну из расставленных психологических ловушек, не реагировали на них! Те же, кто попадались, вызывались на «ковёр» ещё. Тут ловушки применялись более изощрённые и действовали более избирательно. Снова невиновные проскакивали сквозь эти сети. Так сужался круг подозреваемых до нескольких человек – до пяти, до трёх, до одного! Как раз того, с взглядом превосходства в самом начале! Но Эдуард не спешил с выводами. Он для себя, кроме этого парня, быстро выделил ещё двоих – все трое, как показалось, лгали по-крупному. Ловушки-корректоры, расставленные Эддом, показывали, что у каждого из этой троицы было, что скрывать. Но что?
      И, как потом оказалось, каждый из них действительно лгал масштабно! Один давал информацию, что у него на связи шесть агентов, а на самом деле было только двое (информацию он черпал из прессы, а разницу в валюте клал себе в карман). Второй оказался тем, кого искали (тот самый, со взглядом превосходства!) – потом на следствии он рассказал, как его завербовали, сколько было встреч, сколько сребреников получил за свою вербовку и т.д. Ну а третий? Что скрывал он, в чём его ложь? Тут уж был охотничий азарт! И вышло, что и тут хитрость допрашиваемого и внимательность Эдда сыграли свою роль! Третий скрывал зарубежную гомосексуальную связь с двумя юношами! Между прочим, прекрасный семьянин, жена-красавица, четверо детей!..
      Потом, на следствии Эдик видел каждого из тех двоих, перевербованных предателей, после разоблачения: одинаково опущенные плечи, одинаковые серые неинтересные лица, одни и те же гадкие вежливые улыбочки, похожие мерзкие заискивающие взгляды. Нет, у Эдда тогда не было жалости к изменникам – они предавали своих, в том числе и его, и знали, на что шли, когда соглашались работать на вражескую разведку.
      Так постепенно Эдуард матерел.
0_58851300_1217872204.jpg0_67612400_1217871066.jpg
 Mutato nomine8
 
      <<•>> А может, ночь не торопить
      И всё сначала повторить?
      О, как мне быть?..
Песня из репертуара Александра Серова
<<•><><•>>
      <<•>> Чтобы добраться до звёзд, нужно умереть.
Винсент Ванн ГОГ
<<•><><•>>
      <<•>> Всего сильнее влияют не те, за кем идут, а те, против кого идут.
Григорий ЛАНДАУ
<<•><><•>>
      <<•>> Ничего нет в разуме такого, чего бы не было раньше в чувстве.
св. Фома АКВИНСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> Но боги правы, нас за прегрешения казня плодами нашего греха.
Уильям ШЕКСПИР, «Король Лир»
<<•><><•>>
      <<•>> Непостижимый закон природы: тот, кто одарил человеческую плоть сказочными возможностями, в тот же миг с неумолимой расчётливостью бухгалтера уравновесил столь щедрый дар всевозможными ограничениями.
Уильям ВУЛФОЛК, «Кино для взрослых»
<<•><><•>>
      <<•>> Шпионаж – вторая древнейшая профессия, и притом столь же почётная, как и первая.
Майкл Дж. БАРРЕТ, пом. директора ЦРУ
<<•><><•>>
      <<•>> У мужчины средних лет есть три способа развлечься: завести любовницу, купить дорогой красный спортивный автомобиль или стать шпионом. Каждый раз, когда он проносится по улице в дорогом красном спортивном автомобиле, испытываешь чувство благодарности за то, что он пытается устроить стильное самоубийство, а не совершить адюльтер или государственную измену!
Вуди АЛЛЕН, америк. актёр, режиссёр, сценарист
<<•><><•>>
      <<•>> Один хороший агент, бывает, может сделать больше, чем дивизия или даже корпус.
Иосиф СТАЛИН
<<•><><•>>
      <<•>> Все приличные люди вышли из разведки. Я тоже.
Владимир ПУТИН – Генри Киссинджеру
<<•><><•>>
      <<•>> Нет такого дела, где нельзя было бы использовать шпионов.
СУНЬ-ЦЗЫ, китайский стратег
<<•><><•>>
      <<•>> Разведка никогда не должна заправлять политикой.
Джордж ТЕНЕТ, директор ЦРУ в 1997-2004 гг.
<<•><><•>>
      <<•>> Интернет является величайшей шпионской машиной, когда-либо существовавшей в мире.
Джулиан АССАНДЖ, основатель сайта Викиликс
<<•><><•>>
      <<•>> Что представляет собой моя жизнь? Быть постоянно репортёром? Разве это настоящее дело? Так, просто обычное занятие. А всё обычное ничего не стоит. Ведь хочется большего: изменять людей к лучшему, дать им возможность достойно жить, не допускать войн, держать руку на штурвале истории...
Рихард ЗОРГЕ9, из тюремных записок
<<•><><•>>
      <<•>> Большевики превосходят нас только в одной области – в шпионаже!
Адольф ГИТЛЕР
<<•><><•>>
      <<•>> Секретная служба – это служба господ.
Глава Абвера адмирал Вильгельм КАНАРИС (1939 г.)
<<•><><•>>
      <<•>> Свою опасную игру я вёл в одиночестве, без одобрения, без признания, без аплодисментов. Моя совесть чиста.
Рихард ЗОРГЕ, из тюремных записок
<<•><><•>>
      <<•>> Мы не маски, которые одеваем! Но, надевая маски, мы становимся ими.
Кеонс ЦУМАИ, «Судьбы»
<<•><><•>>
      <<•>> — Это всё есть всё время – преодоление самого себя. Свой грех, свою вину, если что, или возможность вины. И преодоление! Потому что, сделано!
Сергей ЮРСКИЙ, из интервью
<<•><><•>>
      <<•>> Подтвердилась старая истина, что в борьбе с контрразведкой преимущество на стороне разведки.
Макс РОНГЕ, «Разведка и контрразведка»
<<•><><•>>
      <<•>> В том, как тебя оценивают окружающие, много значит, за кого ты сам себя выдаёшь. На человека смотрят так, как он сам себя сумел поставить.
Евгений ВОРОБЬЁВ, «Земля, до востребования»
<<•><><•>>
      <<•>> Разведка – это высокое искусство. Это талант, творчество, вдохновение.
Полковник Рудольф Иванович АБЕЛЬ, нелегальный резидент ПГУ КГБ СССР в США и Канаде в 1950х гг.
<<•><><•>>
      <<•>> Прежде чем любить, научись ходить по снегу, не оставляя следов.
Из идийской мудрости
<<•><><•>>
      <<•>> Разведчик видит не только то, что есть, но и то, что может получиться.
Из записных книжек офицера разведки
<<•><><•>>
      <<•>> Идеальным разведчиком является человек, который просто думает.
Ким ФИЛБИ, легендарный советский разведчик
<<•><><•>>
      <<•>> Разведка – это не только романтика, но и наиболее эффективные методы защиты Отечества.
Геворк ВАРТАНЯН, легендарный советский разведчик
<<•><><•>>
      <<•>> Если вы меня попросите подвести итоги собственной жизни, я скажу, что сделал больше хорошего, чем плохого. Возможно, многие не разделят моего мнения.
Ким ФИЛБИ, легендарный советский разведчик
<<•><><•>>
 fs682300_6.jpg23184658_76916.jpg
      Почему-то большинство людей всю свою жизнь посвящают тому, чтобы доказывать себе и другим свою важность, свою значимость, свою ценность. А Эдду было совершенно наплевать, что о нём подумают со стороны. Ещё подростком Эдик для себя решил: «Я не стараюсь быть правильным, я стараюсь быть настоящим!» Возможно, поэтому, повзрослев, он был абсолютно лишён этой эгоцентристкой жилки. Должности, воинские звания, вообще власть он воспринимал как возможность больше сделать для Родины (как это ни высокопарно сейчас не прозвучит), что-то изменить, что-то улучшить. Нет, похвала, разумеется, как и любому смертному, была ему приятна. Но чтобы возвыситься ценой предательства – этого он ни понять, ни принять не мог! Так вот, именно неудовлетворённость своим положением и толкает определённых людей на предательство. Это главная движущая сила всякого перебежчика!
      …Как говорил Шопенгауэр, «в одиночестве каждый видит в себе то, что он есть на самом деле».
      Эдуард тяжело вздохнул и накрылся одеялом с головой.
      И тут до него дошла ещё одна простая истина. Настолько простая, что Эдик даже удивился, как она до этого не пришла ему на ум: офицер военной разведки, даже не он, а самая большая умница, – не всемогущ! Бывают ситуации, когда разведчик, или просто человек, настолько бессилен что-либо сделать или изменить, что иногда единственное, что он может, так это управлять остатком своей собственной жизни. Ибо истина – это не то, что можно доказать, это то, чего нельзя избежать. На то она и истина!
      В глазах у Эдика защипало...
      И вдруг неожиданно для себя Эдд ощутил жалость к тем, двоим, разоблачённым им предателям! Они ведь тоже были когда-то маленькими. Тоже росли, учились, веселились, радовали и огорчали родителей. И не знали, что где-то в другом городе растёт такой же мальчуган, который через много лет победит их в сложном психологическом поединке и поставит жирную точку в их судьбе…
      «Детство – счастливейшая пора жизни, но только не для детей!» — подумалось Эдику.
      Действительно, что ни говори, а мальчишкой, совершенно не ценишь прелести беззаботного ребячества, времени, когда не надо принимать решения, быть очень внимательным и менять что-то в своей и чужой судьбе. А после очередного интересного фильма «про шпиёнов» можно с упоением мечтать о том, как хорошо быть взрослым, и как интересно «работать» разведчиком!
 19.jpgВдогонку:

  ••>> Уплывает каравелла,
         Мачтой с флагом покачав.
         Уплывает. Уплывает.
         Жизнь и светлая мечта…

                                                          Илья КРИЧЕВСКИЙ

      ••>> [Эдд не знал, что потом его знания, внимательность, настойчивость и упорство помогут выявить и разоблачить ещё троих отщепенцев в рядах славной когорты офицеров военной разведки.] <<••

      «Жизнь – не только радость. Боль – тоже жизнь, вечная в своей непостижимой сложности. Поэтому одно из двух: либо буду жить со своими воспоминаниями и построю сам себе новое будущее, или же предамся отчаянию и пропаду из-за своей печали, — подумалось Эдику. — “Жить как хочешь, не всякий может; надо жить как должно10. В общем, так! Надо найти силы, чтобы перебороть прошлое. Что сделано, то сделано. Что было, то было. Прошлое прошло! Кажется, Оскар Уайльд написал: “Однажды мы поймём, что мы больше не актёры, а зрители. Мы наблюдаем за собой, и простое чудо этого зрелища захватывает нас”».
      «М-да! Печально! Печально быть просто зрителем! Но об этом потом! А сейчас… Хочу туда, в солнечное малолетство! Хочу, чтобы это моё желание исполнилось! Хотя бы одно! Проснусь – так оно и случится!» — решает Эдд, зарываясь лицом в подушку, словно только она могла снять ответственность за все ошибки, сделанные в этой жизни, подарить, наконец, успокоение и дать ощущение безмятежности далёкого детства.
      Подкравшийся плотный сон он не заметил.
19.jpgВдогонку:

      ••>> — Что же делать, надо жить! Мы, дядя Ваня, будем жить. Проживём длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров; будем терпеливо сносить испытания, какие пошлёт нам судьба… Мы отдохнём! Мы услышим ангелов, мы увидим всё небо в алмазах… и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как ласка…
Антон Павлович ЧЕХОВ, «Дядя Ваня»
0_1_75.jpg15055530_23621_1_.jpg
 Verba magistri¹¹
 
      <<•>> Надежды – сны бодрствующих.
ПЛАТОН
<<•><><•>>
      <<•>> — Всё, я богат! Пока, неудачники! Я вас всегда ненавидел!
Из америк. худ. к/ф-ма «Футурама»
<<•><><•>>
      <<•>> Я – лишь рисунок, сделанный пером
      На лоскуте пергамента; я брошен
      В огонь и корчусь.
Уильям ШЕКСПИР
<<•><><•>>
      <<•>> Жить – значит не только меняться, но и оставаться собой.
Пьер ЛЕРУ
<<•><><•>>
      <<•>> Поймал хлопец Соловья и решил его убить, чтобы съесть.
      Взмолился Соловей:
      — Не ешь меня, дружок. Всё равно не наешься. Отпусти лучше меня на волю, а я тебе за это три верных слова скажу.
      Отпустил парень Соловья, а тот сел на ветку и говорит:
      — Первое моё слово – не проси того, чего нет! Второе моё слово – не жалей того, чего не вернуть! А третье моё слово – не верь неверным речам!..
      Сказал Соловей это и улетел.
Укр. народная сказка
<<•><><•>>
      <<•>> Главное препятствие познания истины есть не ложь, а подобие истины.
Лев ТОЛСТОЙ
<<•><><•>>
      <<•>> Советский разведчик представляет собой чистейший и самый совершенный образчик особой человеческой породы. Можно сказать, что он является конечным и высшим продуктом советской системы, воплощением советского образа мысли. В этом и заключается самая важная отличительная черта советского разведчика.
Ален ДАЛЛЕС, директор ЦРУ (1953-1961 гг.)
<<•><><•>>
      <<•>> Разведка – это война умов.
Ладислав ФАРАГО
<<•><><•>>
      <<•>> Шпион – тот, кто взломал сейф и добыл документ, а разведчик – тот, кто вошёл в доверие к владельцу этого документа и убедил его показать ему этот документ, а то и сделать копию. То есть, разница в методах и технологии – от грубых, бесцеремонных, до тонких, бархатных.
Аллен ДАЛЛЕС, директор ЦРУ
<<•><><•>>
      <<•>> Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело разглядишь в нём пятна.
Козьма Прутков
<<•><><•>>
      <<•>> — То есть у нас система безопасности, которая никого не впускает и не выпускает?
      — Да.
      — Включая нас?
      — Да! Мы привыкнем.
Из америк. худ. к/ф-ма «Чёрные книги» («Книжный магазин Блэка»)
<<•><><•>>
      <<•>> Нет, мало ещё я закалён жизнью: я не умею завлекать, не увлекаясь!
Михаил АВДЕЕВ, «Тетрадь из записок Тамарина»
<<•><><•>>
      <<•>> Мириться лучше со знакомым злом,
      Чем бегством к незнакомому стремиться!
Вильям ШЕКСПИР
<<•><><•>>
      <<•>> Понимать – значит чувствовать.
Константин СТАНИСЛАВСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> Я буду сегодня с тобой говорить,
      Товарищ и друг, ленинградец!
      О свете, который над нами горит,
      О нашей последней отраде.
Ольга БЕРГГОЛЬЦ
<<•><><•>>
      <<•>> Тело будто пронзило током. Мир куда-то поплыл, звуки смазались... Были только мы вдвоем, окутанные плотным коконом взаимного влечения и страсти.
Кирилл РАЙМАН, «Осенний поцелуй»
<<•><><•>>
      <<•>> Как же мне стать твоей добычей, мой тигр?
Денис ФРОЛОВ, «Первые месяцы службы»
<<•><><•>>
      <<•>> Судьба изменчива и меняется она обычно только к худшему.
ЭЗОП
<<•><><•>>
      <<•>> [Глядя на упавшую сверху мумию]
      — Не шевелится… Думаешь, он умер, потому что упал?
Из америк. худ. сериала «Секретные материалы»
<<•><><•>>
      <<•>> Мир состоит из больших и маленьких событий. И главная несправедливость в том, какие события мы называем «маленькими», а какие «большими». Потому что, когда что-то происходит с вами, когда вы теряете что-то или кого-то, кто был вам по-настоящему дорог, – только это и важно! Весь мир может взрываться вокруг вас. Но вам это безразлично. Вам всё безразлично...
Из америк. худ. к/ф-ма «Похищенные»
<<><><•><><>>
HOT207_21.jpg fs717100_22.jpg
icon1.gifBeatus ille, qui procul negotiis¹²
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> Эдд <<••
[оперативный псевдоним «Лòри»]
(продолжение)
 
      Кто не изучил человека в самом себе, никогда не достигнет глубокого знания людей.
Николай ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
<<•>>
      — Нет, брат, я теперь устал, — проговорил Рудин. — С меня довольно.
      — Устал! Другой бы умер давно. Ты говоришь, смерть примиряет, а жизнь, ты думаешь, не примиряет? Кто пожил, да не сделался снисходительным к другим, тот сам не заслуживает снисхождения. А кто может сказать, что он в снисхождении не нуждается? Ты сделал, что мог, боролся, пока мог... Что же больше?
Иван Сергеевич ТУРГЕНЕВ, «Рудин»
 
      …Утром следующего дня Эдик с раздражением очнулся во взрослой жизни.
      Снова заглотил снотворное, выпил несладкий и некрепкий чай, вымыл чашку с блюдцем. И заснул до вечера.
      И так двое суток.
      На третьи сутки сквозь сонный провал услыхал чей-то удовлетворённый вскрик:
      — Он здесь!..
      — Кажись, дышит!.. Звони в управление!..
      Потом суетливые шаги людей в номере, негромкий говор, знакомым голосом властные команды. Его поразили фразы:
      — Перекрытие границ отменить! «Паутинку» в городе и наблюдение у посольств снять!.. Фото у опергрупп изъять, уничтожить установленным порядком! Сообщить в аэропорты и пограничникам: розыску отбой!.. Это приказ! Выполнять, а не рассуждать!..
      «Боже мой, какие же они идиоты! Они думали, что я сбегу или изменю! Как же они меня плохо знают!» — лениво перетекало в голове Эдуарда.
      Сил разомкнуть глаза не было. Да и желания тоже.
      Сквозь неплотно прикрытые веки он видел, как над ним склонялся кто-то с расплывшимися чертами в белом халате. Прохладными пальчиками ему поднимали веки, щупали пульс, измеряли давление, расстегнув спортивный костюм, слушали сердце. И мелодичный женский голос доложил:
      — Всё в порядке, товарищ генерал-лейтенант! Следов от инъекций и симптомов пероральной передозировки нет! Он просто спит! А это снотворное сильное, но… безобидное…
      «Да пошли вы все! Делайте, что хотите!..»
      И снова провал.

      Потом вечером, очнувшись для чаепития, Эдуард увидел в номере парня из КГБ и Юрия из ГРУ – два ведомства друг другу не доверяли. Парни резались в карты.
      Пистолет и диктофон со стола исчезли. Початая пачка снотворного из тумбочки пропала.
      Юра улыбнулся Эдику, что-то спросил. Эдд оставил вопрос без ответа.
      Эдуард сходил в ванную, достал из предусмотрительно припрятанной в тайнике облатки снотворного ещё четыре таблетки и сунул в рот. Оставалось ещё две полные пачки. Чай и снова сон.

      Утром Эдик обнаружил исчезновение Юрия и КГБ-шника, но в номере оказалась, по-видимому, ночью доставленная военным самолётом жена Эдуарда, Елена.
      Офицер всматривался в это красивое и насквозь лживое лицо и тоже на вопросы не отвечал, ограничившись сухим и хриплым «Здравствуй!»
      — Что случилось? Ты можешь со мной поговорить? — решилась на серьёзный вопрос Елена.
      — Нет.
      Эдик сходил в душ. Потом, пока супруга гремела посудой на кухоньке, бегло осмотрел книги – пыли на них не было. Значит, их трогали, а чтобы этого не заметили, стёрли пыль. Взял томик Шекспира, в который был вложен листок со стихотворением Алекса. Лист лежал, как он его и положил: между семнадцатой и восемнадцатой страницами и угол ложился строго на четвёртую строку снизу. Он развернул лист – метки из синей ворсинки внутри не оказалось. Значит, нашли, разворачивали, читали и, возможно, копировали. Потом аккуратно вложили, как было! Эдд усмехнулся. Как лежит лист в книге, приметили, а вот ворсинку в виде шестёрки или девятки внутри не заметили! А сложенные листы всегда разворачивать надо аккуратно над другим чистым листом бумаги...
      Он принял снотворное, запил чаем, всполоснул чашку и опять забылся в отключающем от действительности сне.
      Эдуард просыпался, ходил по номеру, словно в тумане, и жену почти не замечал.
      «Кто его знает, — подумалось ему, — может, они должны быть не так красивы, как преданы?..»
20.jpg1595959_8b63f61f9c89.jpgfs595500_2.jpg
      Через двое суток Елена пропала так же, как и появилась, оставив на столе записку, что ей «нужно на работу», с пожеланием быстрее поправиться и надеждой, что Эдуард – сильный человек. Зато в номере снова появился Юрий, да не один – с высоким стройным броской внешности парнем, лет 18-19ти. Был тот белоголовый и голубоглазый – настоящий василёк. Натренированная память разведчика подсказала однозначно: раньше Эдд этого юношу не встречал.
      На столе стояли три бутылки французского коньяка и лёгкая закуска, на подоконнике – два пакета молока и четыре бутылки минералки.
      — Привет! Очухался? Ну, вы тут знакомьтесь, а мне надо отлучиться! — кивнул Юрий и вышел.
      Когда они остались одни, парень очень мило заулыбался Эдику. Красиво так заулыбался.
      Не надо быть аналитиком ГРУ, чтобы сообразить, что к чему.
      «Педик! Из “воронов”», — понял Эдд и прокашлялся.
      — Вон, — глухо и равнодушно сказал Эдуард.
      — Что? — парень изменился в лице.
      — На х*й. Пошёл. Быстро.
      Гомик схватил свой белый пиджачок, валявшийся на кресле, и кинулся к дверям.
      — Стой, — парень замер на пороге. — Передай там. Что я не по этой части. Всё. Бежать…
      Парень выскочил из номера, оставив дверь приоткрытой.
      Когда Эдд резко встал, его слегка повело в сторону от закружившейся головы. Пошатываясь, подошёл к двери, остановился, размышляя: просто прикрыть её или выглянуть в коридор?
      Решил для интереса выглянуть. Всё же, хоть какое разнообразие!
      В холле, напротив двери в креслах сидели мордовороты с «волчьими» (как говорил Алекс) шеями.
      Увидав на пороге Эдуарда, они подскочили – сперва один, затем, несколько помедлив, другой:
      — Здравия желаем, товарищ майор!
      «Значит, первый из нашей конторы, а второй из ГБ!» — лениво отметил Эдд.
      В ответ он только кивнул. И закрыл дверь.
      «Волчьи шеи»…
      М-да, Алекс!..
      Включил электрочайник, прошёл в ванную.
      Разделся.
      Стал под душ.
      Надо было о чём-то думать. Только не о случившейся трагедии, не об Алексе!
      Снова припомнился тот случай в школе: Пушкин... Наталия Николаевна... «Пиковая дама».
      И повторяющаяся роковая цифра «три»...
      Между замыслом Германа и его роковым рандеву со старухой-графиней истекли три недели.
      Томский говорил, что на совести Германа не менее трёх злодейств.
      Три дамы подошли к Томскому на балу.
      Три карты назвала графиня Герману…
      В три часа должна была состояться встреча Эдика с Алексом.
      Три микрокассеты было в кармане юноши...
      Чертовщина какая-то лезет в голову!
      Эдд насухо вытерся.
      Лениво на кухне пожевал корочку хлеба – вкус был горьким.
      Таким же горьким, как и все эти дни после гибели Алекса.
      Непроглоченое не поленился, сходил и выплюнул в унитаз.
      «Но свою жизнь так просто не сплюнешь!» — мелькнуло в голове.
      Затем принял снотворное, выпил чай с молоком, тщательно вымыл чашку.
      Лёг, укутался в одеяло.
      И уснул.
fs487400_2.jpgfs503400.jpg
      Вечером пришёл в себя от звона посуды, мужского говора и негромкого девичьего смеха. Эдд сел на постели.
      Снова Юрий! Рядом – две юные побл*душки, которых они трахали тем зимним вечером более полугода назад. Красивые чертовки!
      Значит, Юрец уже в игре...
      В номере они заканчивали сервировку стола, на этот раз ломившегося от изысканных кушаний. И над всем возвышались те же три бутылки французского коньяка.
      — Эдик, гляди, кто к нам пришёл! Оцени заботу друга! — закричал Юрий, обнимая полуголых юных бл*дей.
      И Эдуард от этого громкого крика поморщился.
      Оставив юных дев, друг приблизился, сильно встряхнул Эдда за плечи.
      — Очнись! Посмотри, на кого ты стал похож! Небритая тень отца Гамлета! Остались одни глаза!
      Эдик промолчал, но про себя отметил, что тряска плеч ему приятна.
      — Девочки, погуляйте пару минут в холле! — не оборачиваясь, скомандовал Юрик.
      Те встали, накинули на голые плечи рубашки и, посмеиваясь, вышли.
      А Юрий продолжил:
      — Говорил же я: не разрешать тебе выезд в аэропорт! Говорил! Не послушали! Мы сами с усами! Потом вдруг спохватились! Пошли на непродуманные шаги – по дороге пытались изъять тебя! В аэропорту держали на мушке. Кстати, что ты там за комедию устроил у трапа?
      — Хотел, чтобы вы понервничали, как я по пути в аэропорт!
      — Но зачем?! Ты знаешь, чем это могло кончиться? Тебя же чуть не пристрелили! Между прочим, прослушав диктофонную запись твоего разговора с военным атташе у трапа самолёта, все пришли к выводу, что и здесь ты был прав! Тебе НАДО было туда приезжать! Твоё появление у самолёта было оправдано хотя бы для того, чтобы отец не считал, что его сына убрала контрразведка! И наши, и «соседи» пришли к выводу, что ты – молодец: мыслишь перспективно! Об этом доложили Андропову. Он тебя похвалил!
      — Это лишнее!
      — Ладно, «лишнее»! А ты знаешь, что спецназ ГРУ расчищал от снайперов и групп захвата территорию?
      — Зачем?
      — Тебе предоставлялась возможность выбора: остаться или улететь с военным атташе на Запад!
      — Мне? Улететь на Запад? Вы сошли с ума! С моими знаниями, допусками? Но зачем?
      — Ты ни черта не понял! Далеко бы ты не улетел! Все средства были приведены в готовность, чтобы сбить этот самолёт! Или в Московском округе ПВО зенитными комплексами, или истребителями ВВС Белорусского округа!
      Эдд, переварив сказанное, горько усмехнулся:
      — Неужели кому-то в голову могла прийти мысль, что я захочу изменить... Родине?
      — Чужая душа – потёмки! Ты же знаешь, нас всегда проверяют! Иногда очень жестоко! А сейчас... Между прочим, пока ты здесь «в номерах» прохлаждаешься, тебе денежное довольствие идёт: и за воинское звание, и за должность! Специалисты такого уровня на дороге не валяются! Твой простой дорого обходится нашей группе! И за тебя кое-кто делает твою работу!
      — Кстати, о работе! С диктофоном ясно! Мой пистолет?..
      — Его забрали. Он тебе нужен? Возьми мой! — и Юрий, внимательно всматриваясь в Эдда и ловя нюансы его мимики и жестов, с проворством фокусника достал из заплечной кобуры штатный «ПМ».
      Это был выверенный ход на доверие.
      А заодно возможность проверить реакцию Эдуарда.
      — Идиоты! Если бы я хотел застрелиться…
      — …я бы сейчас с тобой не разговаривал, а готовил бы твои похороны! Понимаю! Слава богу, ты не такой дурак! Поэтому и доверяю тебе свой ствол! Нужен?
      Эдд взял пистолет. В руке приятно ощутил тяжёлую тёплую сталь оружия. Быстро взглянул на номер – это был не его «ПМ», находящегося на хранении у дежурного в управлении! Последние цифры были – «444». Помнится, Юрий хвастал, что в номере его пистолета три четвёрки... Ха!
      «Значит, организовывать моё самоубийство они не собираются!»
      Неожиданно передёрнул затвор, краем глаза наблюдая за реакцией друга.
      Лицо Юрия слегка напряглось.
      «А ведь в жизни он – прекрасный актёр и с хорошей реакцией. Но вот, лёгкого испуга сдержать не смог! Значит, заряжен. Значит, верит мне!» — решил Эдд.
      Эдуард взвесил «ПМ» в руке, и вернул оружие рукояткой вперёд.
      Юрий улыбнулся и, разряжая пистолет, начал пространно рассуждать:
      — Вот видишь, насколько ты потерял сейчас форму! Позабыл всё, чему нас учили: быть начеку с ЗАРЯЖЕННЫМ оружием, которое ты держал в руках и отдаёшь кому-то.
      Юрий сделал смысловой акцент на слове «заряженным». И Эдд подумал, что здесь что-то не так. Но размышлять не хотелось…
      А друг продолжал:
      — Как легко теперь организовать твоё «самоубийство» – на оружии уже есть твои отпечатки пальцев! И не откатанные, а твои собственные, естественные! Ни одна экспертиза ничего не заподозрит! А ты об этом даже не подумал!
      «Ого! Не исключено, что уже и такой вариант обговаривался!» — подумалось Эдду.
      — Забыл это золотое правило разведчика? Чужое оружие или не брать в руки, или его не выпускать из рук! В этом случае никому доверять нельзя! А сейчас… Ничего не стоит мне отвлечь твоё внимание, приставить пистоль к твоему виску и… Раз – и ты уже споришь с апостолом Петром у врат рая, который раздумывает: пущать тебя туда или не пущать!
      — Я тебе этого сделать не позволю! Ты меня знаешь – так просто не дамся! И потом!.. Самоубийство? Из твоего ствола? Концы же приведут к тебе! Ты не боишься, что после этого тебя тоже уберут?..
      — Ого! Значит, не совсем потерял форму! Вот это уже лучше! Таким ты мне больше нравишься! Значит, не задумывался о суициде! Милый мой, всё правильно! Те, кто лежат под гробовым камнем, с удовольствием поменялись бы с тобой местами! Ибо лежать в могиле комом смёрзшейся глины десятки и сотни лет с дыркой в черепе – довольно скучное занятие! Посмотри на спортсменов-инвалидов на их олимпийских играх! Они ведь живут, не кончают самоубийством! Да иные из них, может, никогда не вставали со своей каталки! Но ведь живут! И как они радуются своим победам! Жизни!..
      Юрий прячет оружие в кобуру.
      — Эдик, прекрати! Что ты творишь? Променял боевой орден на аэропорт! Это всё пройдёт, как с белых яблонь дым – ты это знаешь! А орден был бы у тебя на всю жизнь!
      — Как ты не понимаешь! Алекс… Он ведь ради меня предал своего отца!..
      — Как же, как же! Наслышан! Ионафан тоже предал своего отца ради любимого парня, Давида! Читал! До сих пор с жутью вспоминаю время, когда в академии нас заставляли штудировать эту самую дурацкую Библию. Ты помнишь, Эдик? Давид и его любовник Ионафан! Красивая история! Почти как у вас с этим парнем!..
      — Юра, я иначе не мог!.. А если бы тебя променяли на орден – как тогда? Глядя на такое отношение со стороны, ты бы к такому человеку лучше относился?
      — Хуже… — подумав, согласился Юрий.
      — Вот! А орден… Кажется, Ганди сказал: «Свобода ничего не стоит, если она не включает в себя свободу ошибаться». Но я не считаю, что ошибся!.. Это единственный поступок, за который потом меня не упрекнёт совесть…
      — Когда ты исчез, была организована «паутинка» на всех узлах в центре города, на многих станциях метро; усиленный контроль – в аэропортах, на железнодорожных и речных вокзалах, у погранцов! Стоило тебе появиться на улицах Москвы, и ты бы обязательно попался в сеть! Тебя ждали и у ворот посольств всех капстран! Даже изъяли «из обращения» – было дело – двоих мужиков, шедших в сторону одного и другого посольства, думая, что это ты загримировался! Потом, конечно, пришлось извиняться! Ты даже не представляешь, сколько людей было сорвано с мест, отвлечено от работы и задействовано на твой перехват!..
      — Представляю!.. Дураки! Неужели вы все думали, что я могу перебежать?!
      — Не все! Но кое-кто твоего побега не исключал! А ты бы что подумал? Погиб фигурант по делу оперативной разработки – сорвалось твоё, как ты мог думать, перспективное руководство резидентурой за границей. Был офицер разведки, у Лубянки припарковал машину, напоследок полушёпотом спел песенку о «чёрном вороне» и исчез!..
      «Так! Понятно! Оказывается, диктофон в моей “Волге” включался на запись автоматически, активацией голоса! А гэбэшники, помнится, пару раз меня пороли за то, что я с Алексом и его друзьями не всегда диктофон включал с самого начала! Тем самым мне давалось понять, что я контролирую ситуацию и без моего нажатия на потайную кнопку, в моей машине запись разговора не ведётся! Следовательно, аппаратура фиксировала ещё и момент нажатия на кнопку включения диктофона! А запись звука велась и без того! Таким образом, контрразведчики всегда имели возможность меня проверить!.. Хосссссподи! Там на плёнке у них – мои красивые слова, предназначенные Алексу, моя нежность, мои поцелуи... — Эдд на мгновение прикрыл свои глаза. — Ну и чёрт с ними! — открыл их. — Им воздастся!»
      — ...Когда я слушал твоё заунывное пение, чуть было не прослезился! Какие таланты для самодеятельности пропадают! Потом ты исчезаешь. На службу не выходишь, в выделенной тебе квартире не живёшь, на телефонные звонки не отвечаешь, на улицах города не появляешься!.. Вопрос профессионалу: что думать?
      — «Родина, ты будешь для меня Родиной, не зависимо от того, права ты или неправа!» А здесь Родина ни в чём передо мной не провинилась! Скорее всего, в долгу перед ней я!
      — Это неплохо...
      — И ещё… Помнишь, как писал Чехов брату: «А ведь за границей только тогда хорошо, когда можно хоть сейчас домой уехать…»
      — М-да, где нам хорошо, там и тоска по родине!
      — Ну вот, Юр, взял всё и опошлил!..
      — Эдд! Неужели ты, в самом деле, решил, что тебя выпустят за кордон руководить легальной, а тем более нелегальной резидентурой? Это с твоими-то знаниями и допусками?! Будь реалистом! Скорее всего, за границей «Гранд» сменил бы кодовое имя и его передали бы на связь другому куратору... А тебя, если бы ты мешал... Эдик, разведка – жестокая вещь!..
      — И ты туда же! Перестаньте меня учить! Юра! Не хочу сейчас об этом думать... Потом...
      Они помолчали.
      — А моё затворничество и сон… Это чтобы не свихнуться. Если бы ты знал!.. Юрик, я устал, как стрела на излёте…
      — А вот это уже банальность!
      — Да? Банальность... А что есть «банальность»? — и Эдуард добавил полушёпотом: — Это просто уставшая правда…
      — Эдд, у тебя сильная депрессия!
      — Я знаю…
      — Полгода работы под чужим флагом!.. Тебе нужен отдых, смена декораций!..
      Юрий выразительно посмотрел на стык стены и потолка, что должно было означать: комната поставлена на звуковой контроль. Затем повёл глазами в сторону двери в коридор – и не просто комната, но и весь номер!
      — Я знаю! — повторил Эдд, на полсекунды прикрывая глаза. — Проклятая профессия!
      — А не благодаря ли этой «проклятой», как ты говоришь, профессии ты познакомился с этим парнем?
      — Лучше бы я Алекса не знал! Он сейчас был бы жив! Это я его убил! Я опоздал на встречу! Он кинулся меня искать, превысил скорость... обработка салона спецсредствами... мокрый асфальт... мальчишки на дороге!.. — И повторил: — Это я его убил!
      — Эдик, очнись! Ты же офицер! Разведчик! Жизнь продолжается! В нашей профессии так привязываться к объекту разработки нельзя! Если после каждой операции ты будешь так реагировать, то тебя на много не хватит! Ты просто превратишься в развалину!
      — Это демагогия… — не очень уверенно заметил Эдуард.
      — «Демагогия» – это когда нечего возразить? — и Юрий тихо добавил: — Коньяк и девочки оплачены из государевой казны! Когда такое было?! Тебя, твой ум, твои знания, твою работу по-прежнему ценят! И я – по-прежнему, твой друг!
      — Друг, говоришь? — усмехнулся Эдд. — А «ворона» подставил мне тоже «по-дружески»?
      Юрий слегка развёл руками и снова выразительно посмотрел в потолок. А затем счёл нужным озвучить:
      — Наверное, это была моя ошибка! Как любил говорить Дж. Байрон, «Не могу быть гениальным все 24 часа, не останется времени на бритьё»! — Потом добавил: — «Ворон» введён в номер по настоянию «соседей»! Надо же было тебя как-то выводить из этого состояния! Ну ладно, хватит об этом! Когда на службу, юноша?
      — Извини! Не сейчас! Сейчас я хочу спать! — проговорил Эдик, проведя ладонью по заросшему щетиной подбородку и впалым щекам, поднялся и пошёл в ванную.
      — Пожри хоть чуток! — крикнул вслед Юрий. — Целую неделю уже без кусочка во рту! Живёшь, как ёжик в тумане! По комнате передвигаешься на одних гландах!
      Есть не хотелось. Отвечать тоже. И Эдд промолчал.
      ...Таблеток в тайнике не оказалось!
      «Нашли! Наверное, Юрий! Это он умеет! В нашей группе по этой части он – спец. Как и по специальным разделам психологии».
      Эдик посмотрел на своё отражение в зеркале.
      «Ну и рожа у тебя, Шарапов!»13
      Эдуард провёл рукой по небритому подбородку.
      «Эка Юрий сейчас завернул! И долг, и денежное довольствие, и что группе без меня трудно, и что на много меня не хватит… И про мою несостоявшуюся работу за границей!.. И про ком смёрзшейся глины, и про жизнь!.. Убедительно! Вот, даже пистолет свой доверил, в руки дал! И ведь как напрягся, когда я перезарядил!.. Но почему он так старательно подчеркнул слово “заряженное”? Надо будет подумать об этом. Но потом!»
      Эдуарда вдруг передёрнуло.
      «Чёрт, Юркины приёмы действуют, что ли?.. Как это они ещё дочку мою доставить в Москву не догадались? А теперь… Нет, сейчас не могу! Ещё одни сутки! Хотя бы ещё один день!»
      Эдуард сунул руку в карман и обнаружил початую пачку, которую, по-видимому, автоматически, по ошибке в крайний раз туда положил. Ха! Обыскать-то его, сонного, не догадались! Профи, называются!
      «Погоди! В прошлый раз я проглотил таблетки и… Куда я дел облатку – поклал в тайник или всё-таки в карман? Нет, не вспомнить! Дьявол! Действительно: теряю форму!»
      Эдд махнул рукой – да какая разница? Проглотил сразу три таблетки.
      С какой-то усладой помочился в унитаз. И ощутил удовольствие оттого, что живёт!
      Да, мой дорогой читатель, по-видимому, чтобы почувствовать вкус жизни, надо узнать дыхание смерти.
      Потом пошёл пить чай с молоком, чтобы на несколько часов снова унестись в отключающее царство сна…
19.jpgВдогонку:

      ••>> Некоторые люди всю жизнь ждут события, которое бы переменило их существование. Они хотят обрести власть, или найти любовь, или ответы на свои вопросы. На самом деле они просто ищут возможность начать новую жизнь, в которой все ошибки, совершённые ими, были бы позабыты. И они бы просто могли начать всё заново с момента, когда ещё ничего плохого не случилось, и перед ними лежат ещё неиспользованные возможности...
Из америк. худ. к/ф-ма «Похищенные»
12203710_89997.jpg0_54151400_1222634465.jpg
 Ex uno disces omnes14
 
      <<•>> Мы – не врачи, мы – боль!
Александр ГЕРЦЕН
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь – это серия грубых пробуждений.
Роберт АСПРИН, «Ещё один великолепный миф»
<<•><><•>>
      <<•>> Одной иллюзией меньше – одной морщиной больше.
Ксавье ФОРНЕРЕ
<<•><><•>>
      <<•>> Жаловаться на этот мир глупо – вы ещё других миров не видели!
Из курсантских записных книжек
<<•><><•>>
      <<•>> Сколько прекрасного встретишь в человеке, где и не ожидаешь... И сколько порочного – и тоже, где не ожидаешь.
Василий РОЗАНОВ, русский религиозный философ
<<•><><•>>
      <<•>> — Он улетел, но обещал вернуться!
Из мультфильма «Малыш и Карлсон»
<<•><><•>>
      <<•>> То, что мы называем отчаянием, – часто всего лишь мучительная досада на несбывшиеся надежды.
Томас Стернз ЭЛИОТ
<<•><><•>>
      <<•>> Ответственность – величайшее счастье моей жизни.
Пётр Аркадьевич СТОЛЫПИН
<<•><><•>>
      <<•>> — А начальству мы ничего не скажем! Это будет твоя изящная комбинация!
Из худ. к/ф-ма «МУР. Артисты»
<<•><><•>>
      <<•>> — Нет, только не это! Иначе вся наша версия к чертям летит!
Из худ. сериала «Чёрные волки»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты представляешь, как нам повезло! У нас есть любимая работа, мы влияем на людей и нам ещё платят!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — А шо, случилось чего? Контрразведку вызвали, дела позабирали!
Из худ. сериала «Ликвидация»
<<•><><•>>
      <<•>> Всё уже описано. К счастью, не обо всём ещё подумано.
Станислав Ежи ЛЕЦ
<<•><><•>>
      <<•>> У человека должно быть хотя бы на два гроша надежды, иначе жить невозможно.
Бертольд БРЕХТ
<<•><><•>>
      <<•>> Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Это выражение измены ей.
Франц КАФКА
<<><•><><•><>>
31190522_63026_1_.jpgfd423a7a856740f94dce5e08ba1b540e.jpg
icon1.gifIgnoramus et semper ignorabius15
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> ЕСЛИ ХОЧЕШЬ – ОСУЖДАЙ <<••
<<• Юрий •>>
[оперативный псевдоним «Зоркий»]
(продолжение)
 
      Я лицезрел небесную печаль,
      Грусть: ангела в единственном явленье.
      То сон ли был? Но ангела мне жаль.
      Иль облак чар? Но сладко умиленье.
Франческо ПЕТРАРКА

      Спустя несколько часов на стол руководству ГРУ лёг совершенно секретный рапорт16, в котором указывалось, что Эдуард из депрессии выходит – вступает в контакт, начинает здраво и образно рассуждать.

      «…Взглядом заинтересованного самца посмотрел на «ласточек» оглянул накрытый стол. Поинтересовался судьбой выданных: оружия и диктофона. В этом контексте (по методу реактивного доверия) предложил ему свой табельный пистолет, в обойме которого первые два патрона были сварены в кипятке и к выстрелу непригодны. «Лòри» оружие взял, потом, по-видимому, для проверки моей реакции, перезарядил. Мной были разыграны напряжённое внимание и лёгкий испуг. Однако «Лòри» подержал оружие в руке и вернул, не делая попыток приставить ствол к жизненно-важным органам своего тела и нажать на спуск.
      <…> Возможность изменить и перебежать к противнику активно отрицает.
      <…>
      Проведены специальные приёмы психологической реабилитации (громкий вскрик после пробуждения субъекта, адекватная теме разговора физическая встряска плеч, беглые, неоскорбительные укоры за его поступки по отношению к высокой государственной награде на завершающем этапе операции, разговор о службе, лёгкая, но заслуженная лесть). <…>
      О прослушивании номера гостиницы контрразведкой ГБ “Лòри” проинформирован, отнёсся к этому с пониманием.
      В ванной принял снотворное, вложенное ему в карман спортивного костюма, со значительно меньшей дозировкой. Найденному в одежде лекарству не удивился, подмену таблеток не обнаружил. <…>
      Выводы и предложения:
      1) По результатам контакта считаю, что на данный момент “Лòри” на безвозвратный суицидный поступок НЕ ПОЙДЁТ, на измену Родине НЕ СПОСОБЕН. Поэтому нулевой вариант исключается.
      2) Ожидаемый выход на службу – не позднее, чем через двое суток. <…>
      3) <…>
      4) Предлагаю охрану у дверей номера гостиницы и моё круглосуточное пребывание там с “Лòри” (на случай пробуждения; чтобы ему было с кем переговорить), а также посты скрытого наружного наблюдения из числа опытных оперативных сотрудников вокруг фасада гостиницы на ближайшие двое суток сохранить. <…>
      5) Доставку в номер переводчицы «Интуриста» |||||||||||||||||||||||||||||, в Москву гражданки ||||||||||||||||||||||| с дочерью “Лòри” из |||||||||||||||||||||||||||||| и “Жозù” из Челябинска полагаю излишней.
      6) Для дальнейшей психической и психологической реабилитации “Лòри” предлагаю действия по следующему плану (кратко):
      а. После появления на службе решить вопрос об отпусках – “Лòри” и моём, со «случайным» предоставлением двух путёвок в один и тот же престижный военный санаторий: сперва ему, а через пять суток и мне. Номера путёвок должны существенно разниться.
      б. Возможное легендирование: санаторная путёвка “Лòри” – распоряжение Председателя КГБ СССР.
      в. В самом санатории за сутки-двое до прибытия “Лòри” поселить высокого, стройного «ворона» (ни в коем случае не светловолосого – “Лòри” сразу всё поймёт) лейтенантского возраста (легендирование: сын заместителя командующего одного из восточных ВО, пехотинец, танкист, лучше – химик, в любом случае – не авиация и не флот!).
      г. После прибытия “Лòри” сотрудники санатория в приёмной предлагают ему палату с «лейтенантом». (Остальные свободные места – якобы с отставниками.) Есть большая доля вероятности того, что “Лòри” согласится.
      д. В памяти офицера должна отложиться «случайность» заселения именно в эту палату и с его согласия.
      е. Радушное, заинтересованное знакомство «лейтенанта» с “Лòри”.
      ж. Через сутки «ворон» даёт понять, что парень не против нетрадиционных сексотношений с соседом по палате. (Проверка реакции.)
      з. В случае развития таких отношений «ворон» утром следующего дня на обусловленный адрес посылает телеграмму: «Загораю, вышли сто. Саша». В этом случае действия по дальнейшему плану отпадают.
      При отрицательных результатах по контактам с «вороном» (что более вероятно):
      и. Через двое суток после поступления “Лòри” в том же корпусе, на том же этаже поселить двух «ласточек».
      к. Визуальный контакт «ласточек» и “Лòри” на пляже, столовой, коридоре или лечебном корпусе.
      л. Я прибываю ещё через сутки. Моё проживание должно быть обеспечено в том же корпусе, на том же этаже, но в другой палате.
      м. Переселение “Лòри” в одну палату со мной допускается лишь в крайнем случае, после моего и только моего, обращения к начальнику санаторного отделения.
      н. При заинтересованном внимании “Лòри” в отношениях с «ласточками», провести наше «случайное» знакомство по формуле: «2 плюс 2», и далее развивать только такие контакты. «Ворон» отдыхает в санатории в дежурном режиме, не вмешиваясь в дальнейшие события. Но, в случае необходимости, не отказывает в отношениях “Лòри”.       Подпункты: «в»-»г», «и», «л»-»м» в части касающегося должны быть конфиденциально оговорены с главврачом санатория.
      В случае санкционирования Вами этого пункта плана, прошу разрешить мне отбор «ласточек» и «ворона», предварительные встречи с ними для обсуждения сценария и репетиции будущего знакомства с “Лòри” в санатории, поведения подсадных в здравнице и (в случае необходимости) корректировке и обучению приёмам активного соблазнения и максимальному (пиковому) удовлетворению объекта в интиме.
      7) <…>
      8) Вне рамок службы и этого рапорта по итогам проведённой совместной с «соседями» операции считал бы целесообразным пересмотреть в сторону положительного решения вопрос о представлении “Лòри” к правительственной награде. Это, безусловно, в сильной мере будет психологически работать на преданность офицера и самоотверженность тому делу, которому мы призваны служить.
      “Зоркий”».

      Резолюция высокого начальства:
      «1) С выводами и предложениями «Зоркого» СОГЛАСЕН. 2) Нулевому варианту и 5му пункту – ОТБОЙ. 3) Пункты № 6-7 САНКЦИОНИРУЮ. Руководство действиями в санатории, подбор подсадных, их инструктаж и обучение, а также ответственность за действия «ворона» и «ласточек» возложить на «Зоркого». В течение двух суток «Зоркому» представить детальный план действий в санатории. <…> 4) Перечисленные подпункты: «в»-»г», «и», «л»-»м» плана в части касающегося в директивном порядке довести главврачу санатория через лечсанупр МО. 5) |||||||||||||||||||||||||| подготовить представление «Лòри» к воинскому званию «подполковник». 6) ||||||||||||||||||||||||||||||| согласовать с руководством “соседей” представление «Лòри» к правительственной награде. 7) <…> 8) Обо всех отклонениях от намеченного плана – немедленный доклад. 9) ||||||||||||||||||||||||||||||| – контроль».
19.jpgВдогонку:

      ••>> Люди верят в то, во что они хотят верить... Они находят что-то, что, по их мнению, значимо, цепляются за это. В конце концов, никакой разницы нет, правда это или пустяк. В то, во что люди верят, – вот то единственное, что для них по-настоящему важно.
Из америк. худ. к/ф-ма «Похищенные»
1249553708_xfactor01.jpg 0_83315900_1219699632.jpg16151540_94374_1_.jpg
 Ego te intus et in cute novi17
 
      <<•>> Величина неприятности не должна превышать глубину терпения.
Предупреждение психологов
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые – смотреть.
ПИФАГОР
<<•><><•>>
      <<•>> Меж всевозможных существ, которые дышат и ходят,
      Здесь, на нашей земле, человек наиболее жалок.
ГОМЕР
<<•><><•>>
      <<•>> Почему на себя мы всё меньше и меньше похожи?
      Почему так стремимся чужую личину надеть?
      Почему мы не братьев, а недругов видим в прохожих?
      Почему мы боимся друг другу в глаза поглядеть?
Михаил НОЖКИН, «Как же так, господа офицеры»
<<•><><•>>
      <<•>> И разве не справедливо будет считать, что перестаёт быть причиной причина, у которой нет следствий!
СИМПЛИЦИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> — Искать! След взял!
      — Вперёд!
Из худ. сериала «След»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты ещё жив?
      — Почему-то...
Из худ. сериала «Охотники за бриллиантами»
<<•><><•>>
      <<•>> — Сава Евгеньевич! Или ты сейчас уйдёшь, или между нами всё кончено!
Из худ. к/ф-ма «Покровские ворота»
<<•><><•>>
      <<•>> — Вот тут важно понять: кто ты – шакал, овца или лев!
Из худ. сериала «Туман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы – не голубые! Мы просто импотенты!
Из худ. к/ф-ма «Любовь в большом городе»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы с тобой в заднице!
      — Мы не в заднице, а в органах внутренних дел!
      — Это одно и то же!
Из худ. сериала «Глухарь»
<<•><><•>>
      <<•>> — Кого мы только не играли в своих коллективах, лучше не вспоминать!
Из худ. к/ф-ма «Берегись автомобиля»
<<•><><•>>
      <<•>> — Семён Семёныч, ну давайте без самодеятельности!
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<•><><•>>
      <<•>> — Наверное, мне бы надо...
      — Не надо! Он согласился?
      — Согласился. Теперь у меня такое предложение! А что если...
      — Не стоит!
      — Ясно! Тогда, может быть, нужно...
      — Не нужно!
      — Понятно! Разрешите хотя бы...
      — А вот это попробуйте! Вам поручена эта операция, так что действуйте!
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<><•><•><•><>>
fs610800.jpg02210518_67444_1_.jpg
icon1.gifAcquo Jove18
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> ИГРА БЕЗ НИЧЬЕЙ <<••
<<• Генерал •>>
(продолжение)
 
     — У меня времени нет! Мне нужно быстренько жирную точку в этом деле поставить!
Из худ. к/ф-ма «Статский советник»
<<•>>
      — Я думал, дело уже кончено!
      — Да, кончено! Но точку поставить надо!
Из худ. к/ф-ма «О бедном гусаре замолвите слово»

      Начальник Второго Главного (контрразведывательного) управления КГБ об итогах операции «Бросок ибриса» и по убийствам пятерых офицеров КГБ всё честно письменно доложил Юрию Андропову. Не скрыл и факта предательства полковника Ладынина. Приложил и заключение опытного Льва Борисовича, патологоанатома, которое ставит под сомнение заключение судмедэкспертов Генпрокуратуры по самоубийству «Потапенко» в аэропорту, снаряжённого для убийства его, генерала в берлинской гостинице.
      Вывод контрразведчика был: предположительным ликвидатором пятерых сотрудников КГБ и срывом плана предателя Ладынина Комитет фактически обязан офицеру военной разведки «Лòри». Спецдонесение завершалось просьбой об отставке в связи с тем, что не смог предусмотреть и пресечь измены своего заместителя по Второму Главному контрразведывательному управлению полковника Ладынина В.А.
      Председатель КГБ ознакомился со спецдонесением, приложенными материалами, очевидно, прослушал и кое-что из записей. Затем вызвал генерала, долго с ним беседовал. Но отставку не принял.
      — Я тоже, как председатель Комитета, несу ответственность за измену Ладынина. Но... Мне бы не хотелось видеть на вашем месте другого человека... Ваша отставка нашими заклятыми врагами в Лэнгли, Ми-6, БНД, Моссад... да мало ли ещё где... воспримут, как победу!
      Юрий Владимирович помолчал, затем добавил:
      — Что касается «Лòри»... Всё выглядит убедительно, но это только косвенные доказательства. Прямых улик против него нет! Скажем прямо: он сработал везде чисто! Если это всё сделал он, то я в этом парне не ошибся... Знаете ли, много лет назад, когда высмотрел его совсем ещё молодым парнем и рекомендовал его в ГРУ... Кроме того, он не подсуден не только потому, что в одном случае пристрелил троих оперативников, посланных его убить – при самозащите, в другом – устраняя предателя, в третьем – пресекая план по убийству одного из руководителей КГБ. Он не подлежит осуждению по закону СССР от ||||||||||||||||||||||||||||||. Как он там говорит? У него «лицензия на убийство»?
      Юрий Владимирович улыбнулся.
      — А вам надо продумать систему, когда свихнувшийся на предательстве и бриллиантах какой-нибудь ваш заместитель не мог бы использовать сотрудников Комитета для реализации своих изменческих планов!
      — Юрий Владимирович! Я хотел бы «Лòри» вызвать и «поработать» с ним по кровям того вечера...
      — А зачем?
      — Чисто профессиональный интерес. Надо же получить не косвенные, а прямые улики! К тому же, кое-что хотелось прояснить и для себя!
      — Вы думаете, вам удастся его... расколоть? Что-то я в этом сомневаюсь, — улыбнулся Андропов.
      Он помолчал, раздумывая.
      — Ну что ж, попробуйте! Это будет и для него практикой! Но особо не зверствуйте! Кстати, уж кто-кто, а этот «Лòри» был бы неплохой кандидатурой на место Ладынина. Как вы считаете? Уж он точно не предложит себя в качестве агента иностранной разведке и не станет подсылать ликвидаторов к своему шефу! Вот только... он не согласится! Армию он любит больше, чем КГБ! Поэтому рекомендую с ним поработать так, как будто это ваш потенциальный заместитель! Чем чёрт не шутит? Ему, судя по всему, по нраву новые задачи, масштабность работы, крутой сюжет... Но не согласится он, нет...
      И десять дней спустя, Эдд был вызван на Лубянку.
19.jpgВдогонку:

      ••>> Белый снег как белый плен,
      Смерть как пёс лежит у ног.
      Ты один на всей Земле,
      Сам себе и враг, и бог.
      
      И куда теперь идти,
      И кому теперь служить?
      От развилки два пути,
      Справа – честь, а слева – жизнь.
Песня из худ. к/ф-ма «Статский советник»
1595936_knkl.jpg0_75381900_1219181124.jpgstop.jpg
— Ну вот, Алексей Васильевич, наша дуэль и состоялась! Вы свой выстрел сделали, очередь за мной!
Из худ. к/ф-ма «О бедном гусаре замолвите слово»
<<••>>
— Делай свою работу, сволочь!
Из америк. худ. к/ф-ма «Криминальная фишка от Генри»

      Генерал-лейтенант встретил Эдуарда радушно. Даже вышел из-за стола, пошёл навстречу и поприветствовал. Они сели за стол.
      — Чай или кофе?
      — Кофе, если можно!
      Генерал распорядился.
      — Как ваше здоровье?
      — Отменно! Не спрашиваю о вашем: вижу – цветёте, товарищ генерал! — слегка улыбнулся Эдуард.
      — Вашими молитвами, товарищ майор! Благодаря вам!..
      — Мне?
      — Ну, конечно! Вы использовали свою «лицензию на убийство» на все сто!
      Эдуард очень удивился, но промолчал.
      — Разве нет? — не дал «замолчать» свой вопрос контрразведчик.
      — Немного не понимаю, о чём вы, товарищ генерал! Если о том случае в проходном дворе, когда был рядом Алекс... с уголовниками, то, насколько я помню, лично никого не убил! За что мне потом был нагоняй!
      — Ну-ну, майор! Не скромничайте! Речь идёт не о том случае, о котором уже давно наплевать и забыть!
      Эдд внимательно всмотрелся в глаза генерала, пытаясь понять, что последует дальше.
      Им подали кофе. С бутылкой коньяка и закуской – по традиции этого кабинета. Отдельно были бутерброды с ветчиной, сыром и фрукты. Они взяли чашечки, добавили сахарку, по ложечке коньяка и начали отпивать горячий напиток, продолжая беседу.
      Когда капитан вышел, генерал-лейтенант продолжил:
      — В ночь на ||||||||||||||||||| было убито пятеро сотрудников КГБ.
      — Даааа? — протянул Эдуард. — При исполнении?
      — Почти!
      — Ну, тогда, как говорится в одном югославском фильме, «такова их работа»19!
      — После аэропорта, куда вы всё-таки прорвались, не смотря на все препоны, которые чинил вам полковник Ладынин... Кстати, по своей дурной инициативе! Это не было ни указание Председателя КГБ, ни моё!.. Так вот, после аэропорта вы не почувствовали за собой плотную слежку троих неизвестных?
      — Нет, не почувствовал! Я их заметил! Они меня водили весь вечер долго и нудно. Однако я держал их на расстоянии, не давая к себе приблизиться! А утром они исчезли!
      Генерал отпил глоток кофе. И быстро сказал:
      — Исчезли они потому, что к утру их нашли убитыми по адресу: Большой ||||||||||||||||||||||||...
      На самом деле это был |||||||||||||||||||||||| Малый. Контрразведчик готовил здесь ловушку, ожидая, что Эдд автоматически поправит. Но тот снова промолчал.
      — Вы не хотите ничего добавить?
      — Что ж тут добавишь? Как странно устроен мир... Смерть меняет всё... Это были ваши сотрудники? Но подождите! Если погибают одни, Комитет не беднеет, у него есть и другие сотрудники... Почему, ежели надо было меня опекать, не послали других?..
      — Опекать? Нет, мой юный друг! Им была поставлена задача вас убрать!
      — Убрать? Что за нелепость? Так Комитет гэбэ благодарит военных разведчиков за сотрудничество? За что?
      — А вы не догадываетесь?
      Эдик слегка наклонился к генералу, округлил глаза и вполголоса спросил:
      — За прорыв в аэропорт?
      Глава контрразведки поставил пустую чашку на поднос.
      — Не смешите меня, товарищ майор!
      — Тогда не понимаю, товарищ генерал! И потом, если, как вы говорите, кто-то замочил, а стоит такая серьёзная задача, почему же их не заменили другими? Трое не справились, можно бросить тридцать три!
      — А потому, что потом был убит тот, кто ставил им эту пресквернейшую для вас задачу!
      — Ну и слава богу!
      Эдуард потянулся к яблоку и ножом стал его разрезать на дольки. А генерал вдруг напрягся, наблюдая, как нож оказался в руках военного разведчика.
      — И вы не спрашиваете – кто этот злодей?
      — А можно? Кто же?
      — Полковник Ладынин!
      — Что? Ладынин убит? — удивление Эдуарда казалось неподдельным! И затем тихо и задумчиво проговорил: — Вот уж кому я не пожелаю царствия небесного! И как... как же это случилось?
      Эдд, наконец, разделал яблоко и положил ножичек на поднос.
      — Как? Вы не знаете, что он был убит в кабинете на даче «Песочин»?
      Генерал тоже берёт нож и разрезает своё яблоко пополам.
      — На той самой даче? Но что он там делал?
      Затем это столовое оружие контрразведчик откладывает как можно дальше от Эдуарда. На всякий случай – чёрт его знает, что ему взбредёт в голову!
      — И вы, конечно, не в курсе, что он там собирался работать! Ваш приятель Юрий после совещания на Лубянке слышал, как Вадим Александрович об этом говорил своему помощнику!
      — Может быть, этот Юрий и слышал нечто подобное, но у меня с ним по этому поводу разговора не было! Мы практически вообще с ним после того совещания не общались! Ну, видел его на шоссе, когда он разблокировал для меня дорогу... И всё!
      — Разве? — генерал пристально всмотрелся в зрачки Эдда, показывая, что ему, контрразведчику, известно нечто другое.
      — Определённо! Мне о том, где, когда и сколько собирался пребывать полковник Ладынин ничего неизвестно! А я этим вопросом не интересовался!
      Затем Эдик счёл нужным подкрепить свои утверждения дополнительными аргументами (а, как известно, в этом нуждается только ложь!):
      — Как вы себе это представляете? Юрий что-то, по вашему утверждению, где-то слышал! Вадим Александрович собирался работать на конспиративной даче КГБ «Песочин»! А я при встрече у Юрия интересуюсь: а не знает ли он, где будет этой ночью пребывать полковник Ладынин? А Юрий мне отвечает: «Конечно, знаю! Я как раз подслушал, что полковник отправился на какую-то дачу «Песочин»! Так, что ли?
      — Вы думаете, что это прозвучало для меня убедительно?
      — А что, нет? Для меня Ладынин мог быть в кабинете на Лубянке, у себя дома, на премьере в Большом театре, в гостях – да где угодно!
      — Но тот, кто его убил, определённо знал, что он именно там!
      — Наверное! Спорить не стану! Мне трудно судить, не зная обстоятельств дела, товарищ генерал! Что Ладынин там делал?
      — Ему надо было встретиться с одним… с одним ликвидатором! Раскладка, выясненная следствием Генеральной прокуратуры СССР такая! Ладынин нацеливает троих оперативников КГБ на сотрудника КГБ, ликвидатора с фамилией «Потапенко», которого собирались посылать с совсекретными пакетами в Берлин, но которого полковник Ладынин, оставшись на хозяйстве в управлении за меня, в чём-то заподозрил...
      — Простите, вы только что говорили, что троих оперативников ваш заместитель снаряжал на моё убийство! Или это другие три операработника?
      — Нет, как раз те же! Я говорю, к какой версии пришли следователи Генеральной прокуратуры! Так вот! Обнаружив слежку, «Потапенко» по одному убирает оперативников и заявляется на дачу к Ладынину.
      — Извините, снова вас прерву! А «Потапенко» откуда знал, что Ладынин работает на даче «Песочин»?
      — Об этом голова у Генпрокуратуры почему-то не заболела! Получается, узнал! Он ведь разведчик, как и вы!.. При выяснении отношений и заметив дорогостоящее колье, которое Ладынин собирался подарить своей жене на серебряную свадьбу, «Потапенко», имея дипломатический паспорт в кармане и пакеты с секретными документами, решает уйти за кордон. Полковник, почувствовав опасность, начинает стрелять, боевик тоже, и в перестрелке Ладынин был убит...
      — В перестрелке? Так, там был бой? Отчего же никто из соседей милицию не вызвал?
      — «Потапенко» стрелял из бесшумного пистолета!
      — А Вадим Александрович?
      — К тому же, дача «Песочин» сконструирована и построена так, что выстрелы внутри её не слышны снаружи!
      — Тогда понятно!
      — Прибыв в аэропорт и рассматривая в туалете украшения, у «Потапенко» заиграли нервы и он... пустил себе пулю в висок...
      — Какие-то слабонервные у вас сотрудники, товарищ генерал! А в чём заподозрил Ладынин «Потапенко»?
      — Пока неясно!
      — Ещё одна несуразность! Перед этим вы говорили, что Ладынин должен был встретиться с каким-то ликвидатором... Этим или другим?
      — Этим! Но в Генпрокуратуре об этом не знали...
      — Совсем запутался я! Сначала ваш заместитель заподозрил «Потапенко», потом зачем-то его вызывает...
      — Давайте не смешивать две вещи: версию прокуратуры и того, что было на самом деле. О последнем разговор у нас впереди!
      — Товарищ генерал! Во всей этой истории непонятно мне одно: почему с документами за границу направляют не сотрудников фельдъегерской службы КГБ, МИДа, а специалиста-ликвидатора, попросту говоря, убийцу!
      — К счастью, этим вопросом не задались в Генеральной прокуратуре! Они просто не знали специализацию «Потапенко»! Ещё раз: то, что я вам рассказал – это краткая версия следствия. Они на этом и успокоились! У них там были шерховатости в виде неизвестной «Волги», стоящей в двух кварталах от дачи, у которой свидетели видели разные номера спереди и сзади. Про номера интересно?
      — Пока не знаю!
      — Номер спереди видели двое свидетелей, он был «36-12», а сзади – были цифры «89»! В запоминающем устройстве выделенной вам «Волги» как раз есть и «36-12», и «62-89»...
      — Скорее, свидетели видели разные авто! Надо же! Какое совпадение!
      — Да! И таких совпадений мы нащупали немало! Разумеется, Генеральная прокуратура эти интересности упустила, а другие совпадения просто не обнаружила! Поэтому я с вами сейчас беседую, а не следователи из Генпрокуратуры!
      — Товарищ генерал! Чтобы не доказывали следователи... или вы, меня защищает закон СССР от |||||||||||||||||||| года! Вы же сами мне его показывали! И помнится, давали генеральское слово! Так что, у меня есть, как у Джеймса Бонда, «лицензия на убийство»! Или то был блеф КГБ?
      — Нет, не блеф! Была «лицензия»! Так, вы признаёте, что шлёпнули трёх оперативников, посланных вас убрать, застрелили Ладынина и убрали в аэропорту «Потапенко»?
      — Я? Ни в коем случае! Вы же знаете, я – не убийца!
      — Ну, до этой операции – да. А сейчас я бы так определённо не говорил! Как бы вам не пришлось потом отрабатывать назад!
      — А что я теряю, товарищ генерал? Однако у меня чисты и совесть, и руки! Подумать только, в чём вы меня подозреваете – сразу пятерых! С ума сойти, не вставая с этого места!
      — К слову! Вот Указ Верховного Совета от |||||||||||||||||||| года! — контрразведчик открыл папку на столе и вытащил лист плотной бумаги с большим гербом Советского Союза. Протянул Эдуарду: — Этим законодательным актом, тот закон, дававший вам право застрелить любого негодяя, который окажется у вас на пути, будет угрожать жизни вашей и «Гранда» и станет помехой проведению операции, аннулирован! Вы теперь, как и все мы, простые смертные! И у вас «лицензии на убийство» уже нет!
      Эдд пробежал бумагу глазами и улыбнулся:
      — И все сразу вздохнули с облегчением!
      — М-да! — даже не улыбнувшись, проговорил генерал. — Распишитесь, пожалуйста, на обороте, что вы ознакомлены с этим Законом!
      Эдд размашисто расписался.
      — Я могу идти?
      — Нет! Я вам рассказал версию следствия! А теперь расскажу, что было на самом деле, так сказать в жизни!
      — Это интересно?
      — Очень! Полковник Ладынин задумал коварный план! Ведь ему грозило разбирательство, а, может, и следствие в связи с гибелью «Гранда»! Погубить превосходно начатую операцию по вербовке сына военного атташе, установленного легального резидента посольства |||||||||||| – это попахивает... в лучшем случае отставкой, в худшем, если выяснится, что это не ошибка, а выполнение задания иностранной разведки – расстрелом! И поэтому он решает убрать двух человек: вас здесь, в Москве, и некоего генерала КГБ в Берлине, сымитировав его самоубийство из наградного пистолета, полученного за службу в СМЕРШе в годы войны!..
      — То есть, вас?
      — А вы откуда это знаете?
      — Ну, товарищ генерал, надо быть крупным идиотом, чтобы не сопоставить ваш отъезд накануне в командировку в Берлин, вашу работу в годы войны в СМЕРШе и желанием Ладынина загасить возможное расследование гибели «Гранда»! Да ведь убрать просто меня... Что это изменит в расследовании? И если убрать только вас – тоже мало для Ладынина – а вдруг я начну сигнализировать Андропову? А я-таки начал бы это делать! Тем более, узнав о вашем неожиданном «самоубийстве»! Нет! Ладынину следовало убирать обязательно нас обоих! А то, может быть, потом и моего начальника, который тоже на совещании стал в курсе прокола Ладынина! В кабинете тогда были, правда, ещё люди, но тех ему опасаться особо не следовало, особенно если бы он сел в вашем кабинете!
      — Разумно! Итак, тех трёх оперативников он послал не за «Потапенко», как посчитали в Генеральной прокуратуре, а за вами! Вы обнаружили мощную, как вы говорите, «опеку». Где-то они прокололись, дав вам понять, что это не слежка, а охота! А поняв это, вы по одному их убираете!..
      — Я категорически протестую, товарищ генерал, против такой постановки вопроса!
      — Хорошо! Пока изменим! Некто, какой-то Робин Гуд, почему-то убирает троих оперативных сотрудников КГБ, которым поставлена задача устранить вас, имитировав банальное ограбление! Так вас устроит?
      — Устроит всё, за исключением Робин Гуда...
      — Затем этот Икс едет на известную ему и вам дачу «Песочин», чтобы попытаться выяснить обстоятельства гибели «Гранда» у Ладынина. Проникнув на дачу с чёрного хода – мало того, что он, этот Икс, в курсе, где именно находится Ладынин, но у него таинственным образом оказываются копии ключей к замкам внешних дверей дачи! У вас ведь были когда-то ключики от дачи «Песочин», не так ли?
      — Не отрицаю, были! Мне их по вашему распоряжению дал комендант дачи! Кажется, Михаил Иванович!
      — А сделать дубликат ключей...
      — Но у меня не было ключей от чёрного входа!
      — Их нетрудно обнаружить на кухне у экономки! Женщина она рассеянная!
      — Заметьте: сие только ваши предположения! И сделанные дубликаты ключей от дачи, и обнаруженные мной ключи от чёрного входа! Зачем они мне? Получается, что ещё операция не началась, а я уже планировал, что с вашим заместителем мне придётся разбираться радикальным способом и именно на этой даче!
      — Планировали – не планировали, но на всякий пожарный дубликат могли заказать! Однако продолжим! Итак, этот Икс пробирается на дачу и вдруг…
      — Мне уже страшно!
      — ...становится свидетелем разговора Ладынина с ликвидатором КГБ «Потапенко», которому полковник ставит задачу на другое убийство, замаскированное под самоубийство из именного пистолета, полученного в годы войны за работу в СМЕРШе, некоего генерала КГБ, находящегося в командировке в Берлине… Поставив задачу «Потапенко», Ладынин требует у того, чтобы он оставил полученный днём в управлении бесшумный пистолет «ПБ», который в операции ему уже просто не пригодится и сообщает, написав на листке блокнота, фразу отмены операции. На всякий случай. Листок затем сжигается в пепельнице, а пепел крошится. После ухода с дачи «Потапенко», вы... прошу прощения, этот Икс, врывается в кабинет, обнаруживает Ладынина, рассматривающего бриллиантовое колье, обезоруживает его, овладев бесшумным пистолетом «Потапенко», попутно вываливает на стол перед Ладыниным изъятые у убитых им оперативников служебные удостоверения...
      — Удостоверения? Господи, а это ещё зачем? На кой чёрт он брал корочки у убитых? За это ведь по головке не погладят! Могут и расстрелять!
      — Хорошо, что вы это понимаете! Очевидно, наш Икс ну совершенно не опасается такого поворота дела! Может, потому что его защищает закон?
      — Товарищ генерал, вы опять грубо намекаете на меня?
      — Ну, что вы, товарищ майор! Как я могу? Вы спросили, я высказал свои предположения! Очевидно, Икс хотел психологически сломить Ладынина, а потом связать в следствии эти два дела в одно! Иначе трудно объяснить, откуда и зачем в коттедже КГБ оказались служебные удостоверения убитых чёрт знает где оперативников! Да ещё без единого отпечатка пальцев!..
      — Как! И отпечатков пальцев на них не было?
      — Мгм! Он же документы из карманов убитых вытаскивал не в перчатках! Стирая свои пальчики, стёр и остальные… И, сопоставив услышанное с этим дорогостоящим украшением, наш проницательный Икс приходит к выводу, что Ладынин работает на английскую разведку и что смерть «Гранда» была заданием новых хозяев, а бриллиантовое колье – платой за предательство.
      — Это на самом деле так? — восклицает Эдуард, округлив глаза, позабыв, что в ГРУ его учили ничему не удивляться. — Действительно интересно!
      — Интересно?
      — Интересно узнать, что целый заместитель начальника Второго главного контрразведывательного управления КГБ был, оказывается, завербован иностранной разведкой!
      Начальник контрразведки оставил этот колкий выпад майора без реакции.
      — Да, так вот! Ладынин пытался отвлечь внимание этого некто предложением совместной работы на англичан, а затем сбивает настольную лампу и начинает стрелять в того, кого не получилось убрать с помощью оперативников! Если бы ему это удалось, он бы дал показания, что майор ГРУ, простите, Икс сошёл с ума, угрожал ему, Ладынину, оружием и тому, при самозащите пришлось сумасшедшего офицера пристрелить! Но не тут-то было! Неизвестный в свою очередь, стреляет в полковника и тяжело его ранит. Очень тяжело – из шести попаданий два несовместимы с жизнью. Однако Ладынин в сознании. Этот Икс требует от полковника назвать фразу отмены операции по ликвидации названного выше генерала КГБ в Берлине…
      — И зачем ему, дураку, это было нужно?..
       — ...Но умирающий предатель отказывается операцию прекращать. Он сообщает Иксу только номер рейса, на котором ликвидатор должен улететь в Берлин со своим напарником в надежде, что неизвестный стрелок поедет в аэропорт, где ликвидатор с ним разберётся фундаментально!
      — Ах, у «Потапенко» был ещё и напарник?
      — Видите, как избирательно вы выхватываете нужную вам информацию! Напарник? А как же! — восклицает генерал-лейтенант. — Ведь через границу перевозят совершенно секретные документы! В одиночку такие транспортировки запрещены!
      — Надо же! Целый сонм шпионов во Втором Главке КГБ! Этот второй тоже был на даче? Участвовал в перестрелке с Иксом?
      — Нет, он ждал «Потепенко» в аэропорту, где они должны были встретиться, чтобы вместе проходить пограничный контроль! И он не предатель, к планам Ладынина никакого отношения не имел!.. Да, ну вот! Ладынин не называет Иксу фразы отмены операции, а лист, на котором она написана, был сожжён в пепельнице. Но не на простачка нарвались! По оттиску на следующем листе в блокноте, с помощью грифеля из карандаша (графитная пыль была обнаружена на письменном столе и лезвии перочинного ножа следователями прокуратуры), Икс узнаёт фразу отмены операции моего убийства в Берлине...
      Генерал делает многозначительную паузу и, чуть поддавшись вперёд (чтобы усилить напряжение) и вглядываясь в самые зрачки военного разведчика, произносит:
      — «Канцлер... предпочитает... танцевать... фокстрот!»
      Ни единый мускул не дрогнул на лице Эдда. Начальник контрразведки КГБ подумал, что или это был действительно не он!.. Или этот парень имеет великолепную выдержку.
      Поскольку внешней реакции Эдуарда, на которую контрразведчик рассчитывал, не последовало, продолжил:
      — И двумя выстрелами в упор безжалостно добивает предателя из того же пистолета «ПБ»! Тут Икс рассчитал правильно: ствол числится на Лубянке за «Потапенко», а на обеих обоймах и патронах к нему – его отпечатки пальцев! Затем едет в аэропорт, где, под благовидным предлогом заманив в кабинку туалета опытного боевика, отвлекает его внимание дорогостоящим ладынинским бриллиантовым колье и выстрелом в висок из бесшумного пистолета убивает «Потапенко», имитируя его самоубийство! Стирает с оружия свои отпечатки пальцев, вкладывает ствол в его руку и исчезает из аэропорта...
     — И всё это один человек? Невероятная история!
      — Где вы были в момент убийства Ладынина? — быстро спросил генерал.
      «Ага! Этим приёмчиком будешь колоть парней-студентиков из института кинематографии!»
      — Ммм... Прошу вас уточнить то, время, которое вас интересует!
      Генерал, не скрыв огорчения, что приём не сработал, называет дату и время.
      — В тот вечер с 19ти часов с копейками я был на кавказской свадьбе в ресторане «Арагви». Надо было забыться! И мне это удалось! Вы когда-нибудь были на кавказской свадьбе? Побывайте, не пожалеете!
      — И, конечно же, были в ресторане, не покидая его?
      — Я там гулял целую ночь. У меня полно свидетелей! Опросите, они подтвердят!
      — Так, пожалуй, и сделаем!.. Давайте поработаем с интересным персонажем! Согласны?
      — Разве нас спрашивают? Вы ведь всё уже решили!
      Контрразведчик поднимается из-за чайного столика и идёт к своему столу. Нажимает скрытую кнопку.
      В дверях появляется помощник Валерий.
      — Давайте понятых!
      «Ого! — подумал Эдд. — Уже понятых!.. Да нет! Это он давит на психику!»
      — Товарищ генерал! Вы напрасно теряете время на мою психологическую обработку! Честное слово!
      Контрразведчик внимательно посмотрел на Эдда и ничего ему не ответил. И, честно говоря, от этого взгляда и этого молчания Эдуарду стало внутренне неуютно.
      В кабинет вошли двое молодых людей, одетых так же, как и Эдд. Судя по комплекции, из офицеров КГБ.
      — Рассаживайтесь, товарищи! — показал хозяин кабинета в сторону стульев у окна.
      «Ну вот, и первый прокол! Если это понятые, почему не предупреждаешь об уголовной ответственности за ложь, почему не даёшь им расписаться в протоколе в том, что они об этом предупреждены?»
      Генерал умеет читать мысли:
      — Об ответственности они уже предупреждены! — И к Эдду: — Садитесь в любом месте! Можете сесть даже между ними!
      Эдуард сел третьим.
      — Давайте свидетеля! — обернулся генерал к помощнику.
      «Интересно, кто это может быть!»
      В кабинет заходит... толстый грузин, отец жениха, тот самый Генади!
      — Посмотрите, пожалуйста! — обратился генерал к свидетелю. — Узнаёте вы кого-нибудь из этих людей?
      Грузин, весь вспотевший от вызова в столь уважаемое учреждение, всё время вытирает платком пот со своего одутловатого лица...
      Всматривается в сидящих перед ним... Встречается глазами с Эддом... Эдуард спокойно смотрит в глаза того, кто недавно назвал его своим кунаком.
      — Посмотрите внимательно! Кто вам знаком?..
      Генади тут же кидается к Эдику с рукопожатиями:
      — Гамарджоба, генацвали!
      Эдд улыбается ему в ответ.
      — Так! Эмоции потом! Откуда вы знаете этого человека? — интересуется генерал.
      — Это был почётный гость на свадьбе моего сына! — последовал ответ. — А что? Что-то случилось, дарагой? — грузин словно спохватывается: — Он ведь... не может быть плохим человэком, да?
      — Нет-нет, это не преступник, это наш сотрудник, мы просто выясняем важные обстоятельства одного таинственного дела! Кое-кто совершил... можно сказать, почти подвиг. Мы думаем, что это он. Но вот, не хочет в нём признаваться! Скромничает...
      Хозяин кабинета обратился к «понятым»:
      — Спасибо, товарищи! Подпишите протокол в приёмной и вы свободны!
      Двое поднимаются и идут к дверям. Вместе с ними пытается уйти и грузин.
      — Останьтесь, мы ещё с вами не закончили!
      Генади разочаровано возвращается.
      — А вы, — обратился контрразведчик к Эдду, — станьте, пожалуйста, вот сюда!
      Эдуард поднимается со стула и становится на указанное место.
      — Нет-нет! Лицом к стене!
      Эдик внимательно посмотрел в глаза контрразведчика. Он всё понял. Сейчас будут крутить этого бедного грузина, утверждая всякие нелепости и жестами ссылаясь на Эдда, будто бы это всё идёт от него!
      Выдержит ли эти приёмы КГБ этот бедный человек?
      Однако Эдду ничего не остаётся, как подчиниться и повернуться лицом к стене.
      — Скажите, как вы познакомились?
      — Этому милому человэку понравилась пара – жених и невеста, то есть мой сын и его теперь уже жена, потом их родители, то есть, мы, и наше кавказское гостеприимство... И так он стал нашим гостэм! Мы нэ возражали! Мы всегда рады хорошим людям, да?.. А когда он понял, что у нас на свадьбе только порядочные гости, присоединился к нам, потому что сам является порядочным человэком. Моя жена сразу сказала: «Какой порядочный человэк! Как он радуется за нашего Георги!»
      — Как зовут... этого порядочного человека?
      — Эээ... Его?..
      — Да, его! Своё и ваше имя я знаю!
      — А его имени вы нэ знаете?
      — Я знаю! Но хочу знать: знаете ли вы?
      — Столько времени прошло! Я нэ помню, честное слово, да?.. Слушай, дарагой, тебя как зовут? Скажи, да?
      — Стоять! — гаркнул генерал. Видимо, грузин попытался приблизиться к Эдду. — Значит, имени этого человека вы не знаете, а называете его почётным гостем?
      — Слушай, товарищ генерал... Я могу к тэбе так обращаться? Да? Вот он, Эдуарди, приедет к нам в Тбилиси, приедет в Сухуми, и нам он о себе всё расскажет, да? И мы всё о нём будем знать, нэ хуже тебя, да? Эдуарди его имя, да?
      — Когда вы с ним расстались?
      — Свадьбу догуляли... Ми его нэ отпускали, да? Но он говорил, что пора на работу... Сел и уехал... Уже светло было в Москве...
      — Но ведь и ночью он отлучался?.. Долго его не было, потом снова появился...
      — Его долго нэ было? — Эдд слышал по интонации, что грузин в растерянности и не знает, что нужно говорить.
      — Ну да! — уверенно произнёс генерал. — Уезжал по делу!
      Посмотрел на Эдуарда, протянул руку в его сторону и кивнул, что должно было означать, что Эдд сам это генералу говорил. И теперь нужно только подтверждение свидетеля. И продолжал обволакивать грузина подробностями:
      — Потом появился под утро!.. Да? Сказал, что плохо было! В котором часу вы его увидели опять? Сколько его не было? Часа три? Больше?
      Генади молчал, переводил растерянный взгляд со спины Эдда на глаза генерала, не понимая, что ему следует говорить, чтобы не навредить Эдику.
      — Он ещё просил никому о его отсутствии не говорить! Если спросят, конечно! Ну, чтоб жена, по-видимому, ничего не узнала! Но нам можно сказать! Это же по делу!
      Это был явный перебор! Эдд не просил этого! И грузин понял, что его провоцируют. И с облегчением в голосе заговорил:
      — Да нэт! Этот парэнь был всё время на свадьбе. Когда ему было плохо... да? Я лично провёл его в туалэт и помогал ему! Не отходил от него ны на шаг, ны на два! Слушай, гостю плохо, да? Ты бы своего гостя бросил? Бросил, да? А потом я его в зал и провёл... И усадил рядом, да? Боржоми поил, нашим кахетинским угощал... Он мне говорил, чтобы я нэ бэспокоился, да? Сказал, что сейчас «Сулико» споём и ему станэт лучше, да?
      Генерал понял: дальше на свидетеля давить было бесполезно! Он теперь и под пытками будет держаться за эту свою версию!
      — Спасибо за помощь! Вы нам очень помогли! Вы свободны! Пока!
      — Я могу повернуться? — спросил Эдуард.
      — Да, присаживайтесь! — несколько разочаровано проговорил генерал.
      Эдик сел не к столу, а на стулья у окна. И обратился к грузину:
      — Генади, я всем буду рассказывать о вашей гостеприимной и богатой свадьбе! И обязательно к вам приеду в Сухуми!
      Грузин подошёл к Эдду и долго тряс его руку. Он понял, что говорил всё правильно и рад был, что не навредил этому милому парню. Потом сел рядом с Эддом, обнял его за плечи и затянул любимую сталинскую песню:
      — «Сакварлис саплавс ведзебди...»20
      Эдд грузинского не знал, но со второй строки начал подпевать. По-русски:
      — «Сердце мне томила тоска…»
      И дальше они затянули песню вдвоём, каждый на своём языке:

       — Гуламосквнили втироди.                      — Сердцу без любви нелегко.
       Сада хар, чемо Сулико?                            Где же ты, моя Сулико?
       Гуламосквнили втироди.                         Сердцу без любви нелегко.
       Сада хар, чемо Сулико?                            Где же ты, моя Сулико?
 
      Они так и сидели, положив руки один другому на плечи и глядя только друг на друга. Никакого КГБ не было! Они просто пели эту стариную грузинскую песню. Вместе. На грузинском и на русском языке:

      — Сакварлис саплавс ведзебди,                — Увидал я розу в лесу,
      Вер внахе, дакаргулико.                            Что лила, как слёзы, росу.
      Гуламосквнили втироди,                          Ты ль так расцвела далеко,
      Сада хар чемо Сулико?                              Милая моя Сулико?
      Гуламосквнили втироди,                          Ты ль так расцвела далеко,
      Сада хар чемо Сулико?                              Милая моя Сулико?
 
      Начальник контрразведки глядел на этот дуэт с некоторым удивлением и... восхищением. Даже заслушался... Он всматривался в выражение лиц Эдика и этого грузина, пытался уловить игру... Улыбался им... Но эта улыбка выглядела зловещей... Хорошо, что Эдд её не видел...

      — Экалши варди шевнишне                     — Над любимой розой своей
      Облад ром амосулико.                               Прятался в ветвях соловей.
      Гулис, панцкалит вкитхавди:                    Я спросил, вздохнув глубоко:
      «Шен хом ара, хар Сулико?»                     «Ты ли здесь, моя Сулико?»
      Гулис, панцкалит вкитхавди:                    Я спросил, вздохнув глубоко:
      «Шен хом ара хар Сулико?»                       «Ты ли здесь, моя Сулико?»

      После этого куплета Эдуард встал. Вальяжно, не переставая подпевать грузинскому гостю, пошёл к чайному столику. Отвинтил крышечку на бутылке хозяйского коньяка и плеснул напиток по двум пузатым рюмкам. Генерал такой наглости от майора из военной разведки не ожидал, у него даже седоватые брови подскочили от удивления. Но ему ничего не оставалось, как промолчать...
      Затем Эдд вернулся с коньяком к грузину и сунул рюмку в руку своего кунака. Сел рядом и они, снова положив руки на плечи один другому, продолжали петь:

      — Шеипртала мгосанма                            — Клювом к лепесткам он прильнул
      Хвавис нискарти шеахо,                            И лесов будя тишину,
      Чаиквнес чаичикчика,                               Зазвенела трель соловья,
      Титкос тква: «Диах диахо!»                       Будто он сказал: «Это я!»
      Чаиквнес чаичикчика,                               Зазвенела трель соловья,
      Титкос тква: «Диах диахо!»                       Будто он сказал: «Это я!»

      Генади и Эдд со звоном коснулись своими бокалами, но пить коньяк не стали, чтобы не прерывать такую хорошую песню...

      — Сакварлис саплавс ведзебди,              — Я могилу милой искал,
      Вер внахе дакаргулико.                             Сердце мне томила тоска.
      Гуламосквнили втироди.                          Сердцу без любви нелегко.
      Сада хар, чемо Сулико?                             Где же ты, моя Сулико?
      Гуламосквнили втироди.                          Сердцу без любви нелегко.
      Сада хар, чемо Сулико?                             Где же ты, моя Сулико?

      Певцы, закончив петь, в полной тишине маленькими глотками выпили согретый теплом своих рук коньяк.
      — Вах! — прикрыв глаза, проговорил грузин, оценив генеральский коньяк.
      — Согласен! — заключил Эдд, клацнув языком.
      — Браво! — захлопал в ладоши начальник контрразведки. — Вы хорошо спелись! Надеюсь, лезгинку танцевать в кабинете вы не станете? — И к грузинскому гостю: — Благодарю вас! Вы свободны! Отметку на пропуске вам поставит помощник в приёмной!
      Генади поднялся и, пятясь спиной к двери, всё говорил:
      — Приезжай, дарагой Эдуарди! И ты тоже, товарищ генерал, приезжай! Самыми дорогими гостями будэте! Всё Сухуми будэт вам рады!
      Открыл тяжёлую дубовую дверь:
      — Не забудэм обещание приехать! Гостям всэгда рады!
      Открыл вторую:
      — Будэм ждать!.. Непременно приезжайтэ! Ах да! Посуда! Чуть не унёс! И генералу адрес не оставил!
      И пошёл, было, назад в кабинет.
      — Оставьте всё у помощника! — строгим голосом остановил его хозяин кабинета.
      А в дверях уже показался капитан Валерий и чекист из мордоворотов, охрана, значит!
      — Извини, дарагой! Извини, если что нэ так!
      Начальник Второго Главка – помощнику:
      — Отпустите его! — и, глянув на Эдда, попытался доиграть партию с опознанием до конца: — Пусть подпишет протокол и отпустите! Довезите на вокзал, помогите с билетом, посадите на поезд! Пусть катится в Сухуми!..
      Когда дверь за ними закрылась, тихо добавил:
      — ...Ко всем чертям!
      Генерал посмотрел на Эдуарда:
      — А нам с вами ещё работать и работать! Песню вы спели, коньяк выпили... Танцевать нэ надо! — пародируя Генади, проговорил он и даже, копируя грузинский жест, повёл в сторону рукой. — Прошу к столу, майор!
18230343_58997_1_.jpg446071230_huge_1_.jpg
      — Товарищ генерал-лейтенант, неужели вы, в самом деле, думаете, что Ладынина, «Потапенко» и тех троих неудачников… я?
      — А больше некому, мой юный друг!
      — Для юристов это – нэ агрумэнт! С таким же успехом следователь по бытовому убийству может схватить первого попавшегося под руку и объявить его совершившим убийство именно его. А когда арестованный возразит, ему объявят: «А больше некому, мой бесценный!» И хорошо, если это будете не вы!
      — Я? У меня алиби – я был в Берлине!
      — Но и у меня алиби – я был в «Арагви»!
      В это время в дверь постучали, и в дверях появился помощник генерала:
      — Разрешите?
      Хозяин кабинета кивнул. Виталий принёс новый поднос с чистыми пузатыми рюмками, чашками кофе, тарелками с бутербродами и бутылкой коньяка. Первый поднос он забрал и офицер охраны тщательно закрыл за ним дверь. И вторую, наверное, тоже!
      — Не понимаю только, почему вы вдруг открещиваетесь от этих, можно сказать, героических поступков: посчитались – при самозащите! – с тремя оперативниками, посланных вас убрать, ликвидировали предателя, замышлявшего убийство своего начальника, убрали его пособника...
      — Это только ваша версия, товарищ генерал!.. Знаете, есть такая статуя Венеры Милосской?.. Ну, той, что без рук!
      — Да что-то слышал такое! Мы ведь здесь, на Лубянке, такие убогие!..
      — Так вот! По одной из версий в левой руке она должна была держать яблоко, которым хотела соблазнить Париса, а правой поддерживала свисающую с её бёдер простыню... Но это только версия, товарищ генерал! Руки-то не найдены до сих пор!
      — Версия, версия... Имеющая под собой некую доказательную базу!
      — И это вы говорите, не смотря на то, что у меня полное алиби?
      — Алиби? Это ещё как сказать! Признаться, поначалу я думал, что в «Арагви» были не вы, а ваш друг Юрий, изображая вас и зарабатывая вам это самое алиби. Но ваше фото многие в ресторане того вечера опознали: вы ведь действительно пытались танцевать лезгинку. А Юрия не узнал никто! Но если мы начнём крутить всех гостей, официантов на той свадьбе – чтобы они начали припоминать, как долго вы пропадали со свадьбы – то, думаю, от вашего алиби не останется и следа!
      — Я так не считаю! — стоял на своём Эдд. — Если я весь вечер и всю ночь был в «Арагви», как кто-то может этого не подтвердить? Швейцар, например, меня точно запомнил!
      — Это потому что вы сунули ему хороший куш за пропуск в зал? Или для того, чтобы он вас хорошо запомнил? А он стоял возле окна туалета, через которое вы, пару часов спустя, покидали «Арагви»?
      — Что вы такое говорите, товарищ генерал! Какое окно? А, кстати, почему вы вдруг решили, что убитый Ладынин был предателем?.. Заговорческие планы по покушению на вашу жизнь!.. Какие-то фразы по отмене какой-то операции! Это тоже... ваша версия? Или вы нашли этому подтверждение?
      — Разумеется! Не с потолка же я всё брал!.. У нас есть магнитофонная запись разговора Ладынина и «Потапенко», Ладынина и... и Икса! Очень качественная запись!
      — Любопытно и весьма! А какое отношение к этой... качественной записи имею я?
      — Самое непосредственное!
      — А, простите, это не очередной блеф? Так сказать, игра на моих нервах?
      — Не забывайтесь, майор!
      — Извините!
      — Да, правила субординации пока остаются в силе! Что касается блефа... Ну, так бы думал Икс, полагая, что в аппаратной по соседству с кабинетом, откуда он слышал разговор полковника с боевиком, он отключил звуко- и киносъёмку... Между прочим, вот это... — генерал достаёт из ящика письменного стола фото, — увеличенный отпечаток указательного пальца вашей правой руки!.. Бог мой! Ощущаю себя группенфюрером СС Мюллером из сериала «Семнадцать мгновений весны», когда тот пытался расколоть нашего разведчика!.. Вы это чувствуете?
      Эдд улыбнулся:
      — Выходит я – штандартенфюрер Штирлиц? Товарищ генерал-лейтенант, вы мне льстите!
      — ...И вот... такой же отпечаток вашего указательного пальца правой руки! — генерал достаёт из ящика прозрачную плёнку с нанесённой на неё опять же увеличенным отпечатком и совмещает их. — Как видите, они идентичны!
      — О! Вот сейчас я это почувствовал!
      — Что они идентичны?
      — Нет, что вы – группенфюрер, а я – Штирлиц! Там был такой же сюжетец!
      — Пытаетесь за остротой скрыть свой напряг? Как вы думаете, где криминалисты сняли этот ваш второй отпечаток?
      — Понятия не имею! Классический ответ Штирлица должен был прозвучать, что мои пальчики можно было бы обнаружить во Франции, Бельгии, Испании, Польше, то бишь, Генерал-губернаторстве! Но, увы, кроме, как во Франции я нигде в западных странах больше не был! Да и там практически не покидал здания посольства в течение двух недель – это было нереально!
      — Что вы там делали?
      — Извините, товарищ начальник Второго главка КГБ, однако даже вам я могу это сообщить только с санкции моего руководства!
      — Похвально, однако! — хмыкнул генерал.
      — Но смею утверждать: моих пальчиков нет на чемодане радистки Кэт!
      — А если без шуток?
      — Товарищ генерал! На даче «Песочин» должно быть полно моих отпечатков! И не только указательного пальца правой руки!
      — Я вам подскажу! Его сняли с выключателя на пульте управления в аппаратной! Вы там были! И отключили запись звука и киносъёмку в кабинете! Кстати, почему? Ведь это служило бы доказательством того, что вы ликвидировали предателя!
      Это был ещё один приём комитетчика: сделать заявление, которое ранее отрицалось оппонентом, а затем загрузить его мышление попутной информацией. И отсутствие отрицания первого заявления подтвердит догадку следствия и потом поможет расколоть подозреваемого.
      Эдуард, разделяя каждое слово, проговорил:
      — Ни в какой... аппаратной... я не был! Скажу больше: сейчас о ней слышу впервые!
      — Вы были в аппаратной! И, выключая запись, оставили свой пальчик! Забыли?
      Эдуард всматривался в самые зрачки генерала и своих глаз от пристального генеральского взора не отводил.
      И тут Эдик с какой-то радостью подумал о том, что как хорошо, что они не начали снимать отпечатки пальцев со всей аппаратной! На первом киноаппарате мог остаться отпечаток целой его ладошки от первого посещения этой таинственной комнатки – когда он обнаружил, что идёт киносъёмка кабинета от включенного верхнего света!
      «Интересно, чему он радуется?» — подумал генерал, по-звериному считав внутреннее состояние офицера ГРУ.
      — Что же вы молчите? Давайте, придумывайте что-нибудь! Ваше молчание играет против вас! — торжествующе объявил контрразведчик.
      «Чёрт, не даёт времени даже подумать! И чем мотивировать эту паузу? Здесь молчать долго нельзя! Верные ответы следует искать быстрее!»
      — ...Я просто пытаюсь понять, о какой аппаратной рядом с кабинетом вы говорите! Где она там? Кабинет... а справа через стену находится, кажется, библиотека!
      Генерал поскучнел.
      — Так вот, между кабинетом и библиотекой и расположена аппаратная! Вход в неё замаскирован за поворачивающейся стеной с полувазой! Как вы можете этого не знать, если оставили свой отпечаток пальца на выключателе?
      — Этот отпечаток пальца снят следователями Генеральной прокуратуры?
      — Нет! Мы не стали открывать им тайну нашего коттеджа!
      — А знаете, товарищ генерал, ваш приём мог бы сработать, если бы я там был! Ведь разведчик не может всё контролировать! Вы утверждаете, что мой пальчик снят с выключателя! И тут я должен был бы задуматься: чёрт его знает, может, действительно?.. Всё-то не упомнишь! И не заметил, как оставил! Но меня там не было! Следовательно, вспоминать мне нечего! Это голословное утверждение! К тому же сейчас не имеющее никакого отношения к доказательствам – раз это не зафиксировано следователями, которые вели дело по убийству Ладынина. Теперь можно утверждать всё, что угодно!
      Начальник контрразведки владел собой хорошо. Ему очень хотелось с силой сжать зубы, но он сдержал себя.
      — Если это так, вы плохой разведчик, раз, проживая в коттедже не один день, даже аппаратных не обнаружили!
      — Я был у своих, я был среди своих! И проживал на даче как курсант, а не как враг и шпион! Разве нет? — пожал плечами Эдд, а сам подумал: «Значит, всё-таки насчёт моего пальчика на выключателе – это ложь! Просто провокация и желание подтолкнуть меня к признанию! А зачем это нужно КГБ?»
      — Так вот, у нас есть магнитофонная запись! И здесь вам не отвертеться!
      — Не отвертеться... от чего?
      Генерал нажимает кнопку под панелью письменного стола и рядом, в небольшой приставной тумбочке, откидывается верхняя крышка и снизу микролифтом плавно подаётся вертикально стоящий магнитофон с огромными бобинами.
      — От этой записи, дорогой разведчик!
      — Только что вы утверждали, что я отключил киносъёмку и звукозапись! Теперь говорите, что звукозапись велась? Что-то я окончательно запутался! Я такой доверчивый!
      — Это хорошо! Просто вы не знали, что в кабинете есть дублирующий магнитофон, который пишет все звуки! Помните? В правой тумбе стола вмонтирован сейф? Там и стоит маг! Послушаем?
      «Вздор! Очередной блеф!» — подумалось Эдду.
      — Придётся! Чтобы удовлетворить ваше и своё любопытство!
      — Это диалог! Предсмертный диалог полковника Ладынина Вадима Александровича с вами, человеком, который его разоблачил, а потом ликвидировал!
      — Протест!..
      — Но вы же не в суде!
      — Товарищ генерал, прежде чем что-либо утверждать, это надо доказать! Пока у вас с доказательствами идёт туго!
      — Смею вас заверить: сейчас всё пойдёт, как по маслу! — и генерал улыбнулся.
      Нехорошо улыбнулся. И это напрягло Эдика.
      Начальник контрразведки нажимает на кнопку пуска записи. Бобины начали медленно вращаться...

      «— Кто здесь? Вы? Как вы здесь оказались?.. Ах да!.. Кухня!.. Так это были вы!..»

      А вот этого Эдик не ожидал! Он сидел, вслушивался в диалог и пытался что-то понять… Это нужно было быстро понимать под проникающим взглядом контрразведчика... Однако в военной разведке самообладанию обучали на подсознательном уровне...
      Генерал прокомментировал паузу:
      — Видимо, Ладынин, включением настольной дампы, пытался запустить в кабинете запись звука и киносъёмку, блокированную вами...

      «— Это бесполезно! Магнитофон и кинокамеры отключены!
      — Браво! Вы даже это нащупали? М-да, не зря провели здесь время! А вот мы сплоховали – не поменяли замки, не подстраховались с... аппаратной!
      — С аппаратными! С аппаратными! Во множественном числе, полковник!..»


      Генерал на минуту выключил магнитофон.
      — Я смотрю на вас и думаю: как вам, знающему о том, что вас снимают даже в спальне, удавалось так красиво заниматься сексом под объективами госбезопасности? Неужели этому, даже этому, обучают в ГРУ?
      — Что? Вы снимали меня и мои ночи в номере? Но зачем?!
      — Вы прекрасный актёр! Но в данном случае это вам не поможет!.. Слушаем дальше!

      «— М-да! С аппаратными! Что же вам здесь надо? Отомстить? За что? Если вы пришли из-за... из-за него, то это была просто ошибка! Я признаю: слышите? Ошибка!
      — Ошибки надо не признавать! Как там в фильме? Их надо смывать! Кровью!»


      Снова генерал останавливает маг.
      — Как видите, мы не зря едим свой хлеб! Получается, вы знали об аппаратных!
      — Простите! Не понял! Что это? — Эдд кивает на магнитофон. — Передача московского радио «Театр перед микрофоном»? Спектакль по Агате Кристи «Мышеловка»? Причём здесь я? Уж не хотите ли вы сказать, что один из этих голосов на плёнке принадлежит мне?
      — А разве нет? Именно это я ут-вер-жда-ю!
      — И вы можете это доказать21? Дайте мне три дня, я подберу актёров и этот, или похожий на этот диалог, будут говориться голосами, похожими на ваш и Юрия Владимировича Андропова!
      — Пока не об этом идёт речь! Давайте представим, что плёнка всё же подлинная! «Не зря вы провели здесь время...» – примечательная фраза! А ведь на той даче, готовясь к операции, жили вы!
      — А здесь не говорится, что этот некто там жил! Здесь сказано, что «не зря проводил время»! И вообще речи нет о «жизни»! Кроме меня на этой даче больше никто не «проводил время»? Ну, я не знаю, может, с любовницами встречался! Вы больше там никого ни к какой операции не готовили? Зачем же такое дорогостоящее оборудование по тотальному контролю всего? Видимо, даже того, как я снимаю использованный презерватив!
      — В ближайшем обозримом прошлом нет, никто не проводил!
      — А в отдалённом?
      — О какой ошибке на плёнке повествуют наши герои? Из-за кого, получается, пришёл на дачу... через кухню неизвестный?
      — Понятия не имею!
      — Не из-за погибшего «Гранда»?
      — Не знаю! Возможно, если, как вы мне сказали, Ладынин был предателем, он завалил не эту одну нашу операцию! А, значит, мог иметь вашего сотрудника, который что-то сопоставив, что-то понял, не только в моём лице!
      — Но вы признаёте, что вы «что-то сопоставили», «что-то поняли» и разобрались с Ладыниным?
      — Нет!
      — Но почему? Почему вы отрицаете очевидное?
      — Только потому, что вам хочется признать это очевидным! Не такой уж я проницательный: и я, и мои начальники из ГРУ с самого начала вам говорили, что я в контрразведке – полный профан!
      — Другие это скрывают, а вы чуть ли не гордитесь этим! Тут явный перебор! Нет?
      — Полагаю, и тут уместен отрицательный ответ! Просто это правда! Если так считало моё начальство, почему я должен сие скрывать? К тому же от родной госбезопасности у меня секретов нет!
      — Под сарказмом пытаетесь затушевать своё состояние... Эх, зря Ладынин не назвал имени того, за кого Икс пришёл отомстить! Как бы сейчас всё было просто!
      Генерал недовольно качнул головой, включает запись и они слушают плёнку дальше...

      «— Слушайте, как вас там?.. Мы вместе – это сила! Перед нами открываются блестящие перспективы! Просто блестящие! С вашими знаниями, допусками и моим контрразведывательным прикрытием! Вы представляете, каких вершин в разведке мы сможем добиться! Наша история войдёт в мировые учебники по разведке и контрразведке! Мы обеспечим себя, наши семьи, свои желания на всю оставшуюся жизнь!
      — А как же Родина?
      — Родина? Не смешите меня! Родина – там, где хорошо! Неужели с вашим умом вы не замечаете, что здесь всё из рук вон плохо? Что всё валится? На съездах – одна трескотня и овации в ответ! А что люди говорят своим друзьям, жёнам, любовницам в постели? О чём они думают? О светлом коммунистическом завтра, которое всё никак не наступит? Мы будем делать историю! Мы поможем крушению этого строя, захватившего преступным путём власть в 1917м!
      — А как же Россия? Мы сможем потом с этим жить, Вадим Александрович? Вы же послали людей меня убить!
      — Вы мне мешали! Без вас нельзя было свернуть по-тихому эту безумную операцию! Но теперь, когда мы единомышленники...
      — Мы уже единомышленники?
      — ...Вы мне нужны! Зачем мне теперь вас убирать? Я буду вас прикрывать! И в ваших интересах мне поверить!
      — Да, пожалуй!.. Откройте книгу!.. Медленно!.. Пролистайте её!
      — Вы подумали, что здесь в страницах вырезано углубление для пистолета? Не смешите меня! Вы слишком много начитались детективов!
      — Теперь вам убирать меня нет резона... Или наоборот – всё-таки есть?
      — Мы станем самыми богатыми людьми!
      — «Самыми богатыми людьми»... А почём нынче стоит – изменить...
      Звон разбитого стекла – плафона на лампе...
      Дэн-дэн...
      Бах-бах...
      Дэн... Дэн...
      Бах-бах...
      Дэн-дэн...»


      — Ммм? Как? Что молчите? Потрясены?
      — ...Да, товарищ генерал, потрясён!.. Если один из голосов действительно принадлежит Ладынину... Получается, он сам предложил свои услуги англичанам и дурачил вас?
      — Мы с этим разбираемся! Речь о другом! Во-первых, вы разоблачили предателя в наших рядах. Во-вторых, вы спасли мне жизнь... И я не понимаю, почему вы не признаёте это! Интересно, что за этим стоит?
      — Просто распростёршего объятия удобнее распять... — задумчиво проговорил Эдд, посмотрев в окно.
      — Что-что?
      Эдик возвращается от своих мыслей:
      — Я говорю: может, потому что это действительно был не я? Вам такая мысль не приходит, товарищ генерал?
      — Мгм. Дальше будем слушать?
      — Только из уважения к вам!
      ...Они прослушали запись до конца.
      — Скажите, почему вы всё-таки поехали в аэропорт?
      — Потому что мне это было разрешено Председателем КГБ – принять участие в проводах тела «Гранда» – человека, который начал работать на нас!
      — Вы прекрасно знаете, о чём я вас спросил! Почему, зная, что боевик, посланный в Берлин для моей ликвидации, который в оперативном отношении подготовлен лучше вас, вы, не смотря на это, всё же поехали в аэропорт, чтобы его остановить?
      — Я не знаю, о чём вы говорите! Сие, — Эдд кивнул на магнитофон, — однозначно был не я! Ведь мои слова легко проверить – по спидометру на «Волге», которую вы мне предоставили на время операции!
      — Вы говорите так, будто не знаете, что в машине есть функция отключения счётчика километража на спидометре и даже включение его отсчёта в обратную сторону!
      — Да-да-да! — Эдд потёр ладошкой свой лоб. — Кажется, припоминаю, мне об этом говорили спецы из Техотдела. Но я этой функцией не пользовался!
      Генерал хитро улыбнулся:
      — Судя по тому, как вы на неё сослались, как раз наоборот, пользовались! И думали, что я об этой возможности не знаю! Нет?
      — Да как-то не приходилось! Товарищ генерал! Вы сказали, что этот самый ликвидатор всё же был убит неизвестным, в котором вы почему-то подозреваете меня! Но действительно, зачем бы я так рисковал своей очень ценной для меня шкуркой? Ради чего? Это ведь система КГБ! Меня ваши разборки не интересуют!.. Ну, хорошо! Вот я... будто бы я, узнал фразу отмены операции... Допустим, я даже загорелся желанием спасти вашу, не менее драгоценную жизнь!.. Я бы приехал в аэропорт, отыскал этого самого «Потапенко», передал ему сигнал отмены вашей ликвидации, повернулся бы и уехал! Зачем мне вести боевика в туалет, доставать оружие, стрелять его? А вдруг бы мне это не удалось? И что? Мне валяться в туалете с простреленным животом и головой? Вы же сами говорите, что его подготовка была великолепной!
      — А вам, майор, нельзя было отменять мою ликвидацию условной фразой, поворачиваться и уходить! Мою жизнь, может быть, в тот день вы считали бы, что спасли, но боевик, узнав в Берлине, что Ладынин убит, во-первых, всё бы сразу сообразил, во-вторых, мог бы всё же привести план в жизнь... А мог бы и не приводить! Но потом в любом случае, и это в-третьих, по возвращении в Союз начал бы охоту на вас – вы опасны для него, ибо посвящены в его тайну! Вы это быстро просчитали. И для вас других вариантов просто не было: или отменять операцию, ликвидировать боевика и, подбросив ему бесшумный пистолет, свалить на него убийство полковника Ладынина, либо не ехать в аэропорт вообще, а выбросить «ПБ» где-нибудь в водоёме! Но тогда следствие не будет иметь доказательств, что убивал именно «Потапенко» и будет копать дальше! А вам бы этого не очень-то и хотелось! Третьего варианта здесь просто не существует! Вот вы и решили рискнуть, шлёпнуть «Потапенко», пока он не начал профессиональную охоту на вас и не пристрелил вашу милость!  Вы, правда, были не в курсе, что у Ладынина был план прикрытия: после моего убийства «Потапенко» просто самоликвидировался бы, как только он радиосигналом привёл бы в действие магнитофон с записью звука выстрела в моём номере! А вот если бы боевик меня не стрелял... Охота на вас могла бы кончиться успешно!
       Это была ещё одна очень тонкая психологическая ловушка: промолчи Эдик в этом месте, после столь сложной информации и генерал бы имел основание считать, что разведчик в курсе всего того, о чём он кратко обозначил полунамёками!
      — Да? Магнитофон? С записью звука выстрела? Приводил в действие? И... самоликвидировался? Ни черта не понял, кроме того, что «Потапенко» бы не стало! Это так?
      Генерал слегка поморщился: Эдд опять в капкан не попал!
      — Так! Ладынину «Потапенко», который знал подноготную моего заместителя, живым просто был не нужен!
      — Вот оно, знаменитое коварство КГБ! Боже мой, с кем я связался! — задумчиво проговорил военный разведчик.
      19.jpgВдогонку:

      ••>> — Неосторожно, капитан, неосторожно! Что мне теперь с вами делать? Расстрелять? Повесить?
Из худ. к/ф-ма «Вариант “Омега”»

      ••>> — Неужели вы так и не поняли, что мы составляем зоопарк! Ведь в нас не осталось ничего человеческого! Мы превратились в зверей!
Из худ. к/ф-ма «Десять негритят»
ScreenShot_823.jpg0_91034000_1220301693.jpg 
 Malum consilium est, quod mutari non potest²²
 
      <<•>> Если в глазах человека светится ум, вам туда не попасть.
Авессалом ПОДВОДНЫЙ
<<•><><•>>
      <<•>> — В детстве я, вообще говоря, мечтал быть шпионом, разведчиком, тогда это называлось. Мне казалось, что это часть актёрской профессии, где ты кажешься одним, а на самом деле ты другой! Меня привлекала эта двойственность. Но потом я понял, что это не двойственность, а изменение себя.
Сергей ЮРСКИЙ, из интервью
<<•><><•>>
      <<•>> Для хороших актёров нет плохих ролей.
Фридрих ШИЛЛЕР
<<•><><•>>
      <<•>> Несомненно, сам по себе сбор информации – дело важное. Но я считал, что самое важное – умение проанализировать материал и дать ему оценку с политической точки зрения.
Рихард ЗОРГЕ, из тюремных записок
<<•><><•>>
      <<•>> Шпионаж можно было бы терпеть, если бы им занимались честные люди.
Шарль Луи де МОНТЕСКЬЕ
<<•><><•>>
      <<•>> — Завербовали!.. Но как он мог!.. Ох, он такой доверчивый!.. Рука! Его пытали! Как же я раньше не догадалась?..
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<•><><•>>
      <<•>> — Каждый игрок должен знать свою роль назубок! И не надо бестолково гонять по сцене! Играть надо головой!
Из худ. к/ф-ма «Берегись автомобиля»
<<•><><•>>
      <<•>> — Да, работа предстоит большая! Но мы вас выведем на чистую воду!
Из худ. к/ф-ма «О бедном гусаре замолвите слово»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я знаю, на чём я мог проколоться, поэтому слушаем дальше!
Из худ. сериала «Ялта-45»
<<•><><•>>
      <<•>> — Наш источник сообщил нам...
      — Это намёк на меня?
Из америк. худ. к/ф-ма «Ромовый дневник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Могут быть детали, которые мы упустили! Вот, что я ценю превыше всего – детали!
Из америк. худ. к/ф-ма «Неизвестный»
<<•><><•>>
      <<•>> — В штази у нас был один главный принцип: задай достаточно вопросов и человек, который врёт, изменит свою историю. Человек, говорящий правду, не изменит свою, какой бы не правдоподобной она не получалась!
Из америк. худ. к/ф-ма «Неизвестный»
<<•><><•>>
      <<•>> — В контрразведке работают не идиоты, там работают профессионалы!
Из худ. сериала «Исаев»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я странен, а не странен кто ж? Тот, кто на всех глупцов похож...
Александр Сергеевич ГРИБОЕДОВ, «Горе от ума»
<<•><><•>>
      <<•>> — Умный человек не может быть не плутом.
Александр Сергеевич ГРИБОЕДОВ, «Горе от ума»
<<•><><•>>
      <<•>> — Кто влюблён – на все готов.
Александр Сергеевич ГРИБОЕДОВ, «Горе от ума»
<<•><><•>>
      <<•>> — Наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло.
Денис Иванович ФОНВИЗИН, «Недоросль»
<<•><><•>>
      <<•>> — Сколько сетей расставлено к уловлению души человека, имеющего в руках своих судьбу себе подобных!
Денис Иванович ФОНВИЗИН, «Недоросль»
<<•><><•>>
      <<•>> — Честный человек должен быть совершенно честный человек.
Денис Иванович ФОНВИЗИН, «Недоросль»
<<•><><•>>
      <<•>> — Не всё то ври, что знаешь.
Александр Сергеевич ПУШКИН, «Капитанская дочка»
<<•><><•>>
      <<•>> Снег в глаза, свинец в висок,
      Доползти бы, дотерпеть.
      Видно нет иных дорог,
      Прямо долг и там же смерть...

      В сердце ни тепла, ни света,
      Господи, прости мне это!
      Всё возьми, оставь навек
      Только этот белый снег...
Песня из худ. к/ф-ма «Статский советник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Саша, я пока не понимаю, что ты затеял, но я тебе говорю: Саша, ты заигрываешься!
Из худ. к/ф-ма «Сатисфакция»
<<><><•><><>>
1290946147_00014021_1_.jpgFS4400_1.JPG1269458205_00059734_1_.jpg
icon1.gifReam linguam non facit nisi mens rea!23
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> ИГРА БЕЗ НИЧЬЕЙ <<••
<<• Генерал •>>
(продолжение)

      — Отойдите в сторону! Что это вы всё вьётесь вокруг, словно хотите загнать меня в какие-то сети?
      — О, принц! Если моё участие так навязчиво, значит, так безаговорочна моя любовь!
      — Я что-то не понял! Ну да всё равно!
Из худ. к/ф-ма «Гамлет»
<<•>>
      — За нашу благородную профессию!
Из америк. худ. сериала «Безумцы»
 
      ...Беседа, нажим, выяснение обстоятельств дела – называйте, как хотите – продолжалась уже более двух часов.
      Вы думаете, это просто – сидеть за столом под внимательным взглядом опытнейшего контрразведчика и два часа отвечать на его вопросы, пытаясь работать на опережение и избегать расставленных психологических ловушек? Поверьте, это далеко не просто! И хотя в случае проигрыша Эдуарду трагического ничего не светило (его прикрывал Закон, дававший ему право применять оружие против любого, кто будет покушаться на его и «Гранда» жизнь), Эдд считал, что не стоит признаваться в том, чего очень хотел начальник Второго Главка КГБ.
      Генерал задавал вопросы, не оставляя времени Эдду на размышления, стараясь получить быстрый ответ, а Эдд неторопливо, быстро продумав свою позицию, отвечал, не спеша. И попутно пытался представить, какую ловушку его противник готовит следующей!
      — Вы многое хорошо продумали. И всё-таки учли не все детали! Итак, вы утверждаете, что в ночь убийства Ладынина на даче и «Потапенко» в аэропорту...
      — Простите! Но Генпрокуратура, по вашим словам, вынесла заключение о самоубийстве «Потапенко»! — напомнил Эдд.
      — Это дело Генпрокуратуры. А мы сейчас проводим своё расследование! Что касается самоубийства «Потапенко», то вот заключение опытного эксперта-патологоанатома! — генерал протянул Эдику бумагу. — В соответствии с ним, «Потапенко» не мог под таким углом приставить себе к виску пистолет с глушителем и выстрелить!
      Эдик неторопливо ознакомился с заключением. Медленно читая, он брал себе тайм-аут.
      — Ну, что вы скажите?
      — Только то, что есть два заключения, которые противоречат одно другому!
      — Не волнуйтесь! Ещё одно заключение придёт к выводам об убийстве «Потапенко»!
      — Да мне-то чего волноваться? Мне это как-то всё побоку!
      — Да нет, вас это почему-то тревожит!
      — Разве?
      — Не хотите перекусить?
      Генерал поднимается со своего места и идёт к чайному столику, разливает коньяк, приглашает присоединиться к нему и взять бутерброд с сочной ветчиной, сыром и маслом – на выбор.
      Эдд подходит. Не без удовольствия берёт с ветчиной и протянутую ему рюмку коньяка.
      — За жизнь без лжи! — проговорил контрразведчик.
      — Товарищ генерал, мне показался этот тост несколько натянутым, что ли... Разве в нашей профессии это возможно? Давайте просто выпьем... каждый за своё...
      — Это не будет несколько натянутым?
      — Полагаю, нет...     
      Они молча выпили и присели на диван. Эдд, не дожидаясь предложения, берёт чашечку кофе. Пригубил.
      — Прекрасный кофе!
      — Только кофе?
      — Чудесная ветчина, коньяк!.. Где вы такой достаёте?
      — Воруем на одесском Привозе! Я повторяю свой вопрос!..
      — Товарищ генерал! Давайте... — Эдд хотел сказать: «пожрём...», но решил смягчить – генерал-лейтенант всё-таки! — поедим спокойно! А то ж так поперхнуться можно от ваших неожиданных вопросов! — Эдик попытался наивно улыбнуться. — Или язву себе нажить!
      Хозяин кабинета внимательно глянул в зрачки Эдда, но продолжать не стал. Они в тишине продолжили подкрепляться.
      Военный разведчик осмотрелся. Заметил красивую радиолу «Эстония» и, доедая бутерброд, и с чашкой кофе на блюдце подошёл к ней.
      — Вы позволите?
      — М-да! — буркнул генерал. — От скромности вам умирать не придётся! Включайте, чего уж там!
      — Да, товарищ генерал, скромность не украшает разведчика! И контрразведчика тоже!
      Эдуард нажал клавишу УКВ и настроил приёмник на «Маяк». Как раз шёл концерт по заявкам радиослушателей. Эдд любил эту передачу, в ней люди заказывали популярное в народе. И, если была такая возможность, всегда её слушал. Вот и сейчас из динамиков лилась японская мелодия 60х годов «Липестки алых роз». Боже, как она ему нравилась! Эдик даже заслушался. Да и генерал тоже…
      Когда последние аккорды этой удивительной мелодии отзвучали, Эдд задумчиво произнёс:
      — А знаете, товарищ генерал, под эту мелодию я соблазнил свою первую девочку!
      — Да? Приятные воспоминания!..
      Генерал взял салфетку из стеклянного стаканчика на подносе и вытер губы. Затем взял пузатую рюмку коньяка и подошёл к Эдду:
      — Мне докладывали, что вы в спальне это делаете... можно сказать, изумительно! Специалисты-сексологи и психологи, которые смотрели ваши ночные забавы, сказали, что всё выходит у вас и продолжительно, и... красиво!
      Начальник контрразведки, мягко выражаясь, сообщил сведения, не соответствующие действительности. Никакие «специалисты» те плёнки не просматривали и своих заключений не давали. А вот секреты сексуальной техники Эдда, которыми он, судя по всему, владел, может даже, на подсознательном уровне, его интересовали, так сказать, не столько в профессиональном, сколько в личном, бытовом плане.
      В передаче какой-то слушатель заказал песню в исполнении Аллы Пугачёвой.
      — Как вы это делаете? По дружбе – поделитесь мужскими секретами! Этому учат в ГРУ?
      Эдд ответил не сразу, слушал первые слова песни великой, по его мнению, эстрадной певицы.
      — Этому нельзя научиться, товарищ генерал! Это дар свыше! — улыбнулся Эдик, обернувшись от радиолы.
      Зачем рассказывать кагэбэшнику, что его самого недавно обучил этому перед операцией доцент Алексей и именно на даче КГБ «Песочин»! А Эдд просто оказался способным учеником, и потом всё отработал и закрепил в себе под объективами КГБ с Аллочкой из «Интуриста». И что именно эти приёмы явились уникальным средством в операции по НЛП-привязке «Гранда», впрочем и без того влюблённого в Эдуарда... Скажем так: ещё большей привязке Алекса! Ведь так сексом, с такими ощущениями от него он до Эдда не получал ни с кем! Разведчик видел это! Да и сам во время близости был на гране помешательства от тех наслаждений, иначе он бы не смог это доставить своему визави – так трактуются учения тибетских мудрецов из тетрадей художника и путешественника Николая Рериха, знаниями которых поделился с Эдиком доцент Лёша. Впрочем, не только Алекс сие ощутил, но и Аллочка тоже! После крайней их встречи она сказала примечательную фразу: «Такого у меня не было ещё никогда! Мы... можем… хоть иногда встречаться?.. Я поняла, что без этого просто нельзя...» Так что, в сексе есть чему учиться и учить других! Честное слово!
      — Профессиональные секреты? Понимаю! Могли бы по старой дружбе и шепнуть парочку на ушкО!..
      — Это очень долго, поверьте! Теория там скучна, только практика увлекает! А вот что я хотел у вас узнать, товарищ генерал! Как там поживает наша милиция?
      — Наша милиция? Что вы имеете в виду? Ах да! Лейтенант Воротов, тот красивый мальчик... сейчас уже пока не улыбается. Занимается зубным протезированием... Говорят, будет полон рот металлических зубов – на золотые пока не заработал! Капитан Панаётов...
      — Панаётов?
      — Ну, тот, который вас избивал в день задержания... Этот был очень плох... Почки-то ему отбили, разрыв селезёнки, да и с глазом... Но сейчас это уже его не волнует, всё в прошлом... Оставшись в палате один, он дополз до окна и выбросился с четвёртого этажа... И прямо на канализационный люк... Не захотел быть инвалидом! Кстати, вы могли бы быть и посердобольнее к ним – они выполняли приказ своего начальства, только и всего! А тем задачу поставил Ладынин через админорганы ЦК – хорошенько вас запугать! Ваше начальство через Министра обороны обратилось к Леониду Ильичу и тот работник уже из ЦК уволен... Ведь если вам бы приказали, выполняя приказ, чего б вы только не сделали! Так что, как-то так выходит, что они не совсем и виновны!
      Эдд охотно согласился:
      — Да-да, конечно! На скамье подсудимых в Нюрнберге тоже, помнится, сидели одни невиновные! Все были подчинёнными, все выполняли приказ! И всем погибшим и замученным от этого сразу стало легче!.. А Хохлов?
      — Хохлов? — переспросил генерал, напрягая память. — Это ещё кто?
      — Капитан ГАИ! Жирная такая свинья!
      — Жирная свинья находился в реанимации, затем со множеством переломов его перевели в травматологию! У него компрессионный перелом позвоночника в двух местах! Тоже будет инвалидом... Радуетесь?
      — Не очень!
      — А вы, майор, жестокий!
      Генерал всмотрелся в глаза военному разведчику. Тот спокойно выдержал и этот взгляд.
      — И это говорите вы, генерал госбезопасности? А вы, вы – сама доброта? Именно такие «добренькие» в годы войны работали в СМЕРШе у Абакумова!
      — М-да! Или такие мы от рождения...
      — ...или такими нас сделала наша работа!
      — Выключайте! — начальник контрразведки кивнул на «Эстонию». — Продолжим!
      Эдд отключает радиолу, и они возвращаются к столу, садятся: генерал – за свой письменный стол, боком к окну, а Эдд – спиной к окну, получается, лицо его не очень хорошо освещено светом из окна.
      — Итак, вы утверждаете, что в ночь убийства «Потапенко» вы в аэропорту не появлялись! Я правильно понимаю?
      — Абсолютно! Если вы всё-таки станете гибель «Потапенко» квалифицировать, как убийство!
      — Но вас там видели! И именно с «Потапенко»! Вы подошли к нему, о чём-то переговорили и затем вдвоём направились в туалет второго этажа, из которого «Потапенко» уже живым не вышел!
      — Меня? Не может быть! Я там не был! И кто же это всё утверждает?
      — Один свидетель!
      — Товарищ генерал! Я вам приведу сотню свидетелей, которые меня там не видели!
      — Смешно!
      — И кто же этот свидетель?
      — А вот кто!
      Генерал нажимает кнопку на пульте и негромко говорит в сторону микрофона:
      — Пусть войдёт!
      Обе двери бесшумно отворились и, спросив разрешение, в кабинет входит молодой человек, лет двадцати пяти.
      Поздоровавшись, он в ожидании вопросов посмотрел на генерала.
      — Как вы знаете, важные и секретные документы через границу должны провозить не менее двух человек. Наблюдение ведётся и за документами, и фельдъегерей друг за другом. Вот напарник «Потапенко»! Они должны были с ним встретиться в здании аэропорта, поскольку известное вам лицо «на инструктаж» пригласило лишь одного «Потапенко»! Расскажите, товарищ старший лейтенант, что вы видели в ночь, когда должны были улететь в Берлин!
      — Я ждал напарника у зала vip-пассажиров. Заметил «Потапенко», хотел, было, подойти, как к нему подошёл неизвестный, что-то начал говорить. Я понял, что это знакомый «Потапенко» и решил им не мешать. Затем они поднялись на второй этаж. Зашли в туалет. А через несколько минут этот неизвестный вышел из туалета без «Потапенко». Я подождал довольно продолжительное время, затем тоже вошёл в туалет... И в крайней кабинке обнаружил убитого «Потапенко».
      — Вы можете опознать того неизвестного, с которым «Потапенко» зашли в туалет?
      — Да, товарищ генерал. Это вот этот мужчина!
      — Видите ли, свидетель опознал вас раньше по фото в присутствии понятых, поэтому вашего опознания сейчас среди двух других просто не требуется! Что скажите, майор?
      — Что свидетель или что-то напутал, или... это не свидетель, а провокация!
      — Я так и знал, что вы что-нибудь придумаете!
      — Я не придумываю, а говорю то, что есть! Но мне интересно! Давайте поработаем с вашим свидетелем! Так сказать, для очистки совести!
      — Это лишнее! — возразил начальник контрразведки.
      — Ну, почему же! Мы прямо сейчас по вполне безобидным и нейтральным вопросам уточним истину! Вы позволите?
      И, не дожидаясь согласия хозяина кабинета, Эдд приступил к допросу:
      — Скажите, у вас был уже билет на самолёт? На какой рейс? Куда он вылетает? — И посмотрел в сторону контрразведчика: — Видите, вполне безобидные вопросы! — Снова к свидетелю: — Итак...
      — Да, билет был. Самолёт должен был вылетать в Берлин, рейсом |||||||||||||||.
      — Но вы в Берлин не вылетели?
      — Нет, конечно! После убийства «Потапенко» это было бессмысленно!
      — А где этот билет?
      И тут произошло немыслимое для кагэбэшников, да и для Эдуарда тоже: «свидетель» запнулся и посмотрел на генерала! Эдд тоже глянул на контрразведчика, давая понять, что взгляд этот уловил!
      Генерал молчал, не делая попыток помочь молодому чекисту.
      — Я его... сдал в канцелярию! — ответил парень
      — Но мы можем сейчас втроём на него хотя бы взглянуть?
      — Думаю, в этом нет необходимости! — проговорил генерал.
      — Я полагаю, что есть! Нас же интересует истина! Впрочем, с этим уже ясно!
      — Ничего не ясно! Его ведь, скорее всего, как неиспользованный, сдали в кассу Аэрофлота! — нашёлся начальник контрразведки.
      — Может быть, и так! Но заминка вашего свидетеля о многом говорит! Пойдём дальше! Товарищ старший лейтенант, этот неизвестный, то есть я, где именно подошёл к «Потапенко»?
      — В аэропорту!
      — Я понимаю, что не на базаре! Прошу уточнить место! Ну, я не знаю – в буфете, в ресторане, в зале ожидания?..
      Чекист молчал.
      — Что же вы молчите? Как этот неизвестный подошёл – справа, слева, с тыла, с фронта? Что делал в это время ваш напарник – сидел, стоял, читал, ел мороженое, выпивал и закусывал?
      «Свидетель» снова глянул на генерала. В его глазах были неуверенность и... ужас! Они порепетировали немного, потом дали ему посмотреть копию протокола осмотра места происшествия, который парень буквально выучил наизусть, полагая, что вопросы будут задаваться по положению трупа и деталей с места убийства, а тут...
      — Кажется, вы подошли справа... Но не в буфете...
      — Кажется? — удивился Эдд. — Вы не помните? Может, в ресторане?
      — Скажите, — вошёл в разговор начальник контрразведки, — а положение убитого «Потапенко» в туалете...
      — Не стоит, товарищ генерал! Не сомневаюсь, что именно это... данный «свидетель» расскажет безупречно и в соответствии с протоколом осмотра места происшествия! — улыбнулся Эдд. — К тому же, я протокол осмотра всё равно не видел, и мне не с чем сравнивать! Я хочу позадавать другие вопросы!
      — Вы свободны! — глянул на старшего лейтенанта генерал.
      Эдд смотрел на контрразведчика и слегка улыбался. Его вид как бы говорил:
      «Так что, со свидетелем у вас тоже туго! Это не свидетель, а попытка удивить меня! Не стоит, пожалуй, больше заниматься провокациями!»
      Вместо этого, щадя генеральское самолюбие, Эдуард проговорил:
      — Не понимаю, как пришло в голову Ладынину отправлять совершенно секретные документы через границу с нарушением всех инструкций?
      — Об этом Ладынин уже не расскажет! — проговорил генерал. — К чёрту свидетелей! Вы мне лучше вот, что скажите! Где «браунинг»? Это всё-таки память о войне!
      — «Браунинг»? Ах, да! Понятия не имею! Может, где-то и лежит? Может быть, даже в письменном столе!
      После этих слов начальник контрразведки инстинктивно потянулся к ящику письменного стола, но тут же сделал вид, что ему нужен не ящик, а достать платок из кармана брюк: кабинет под круглосуточной охраной, как и всё здание КГБ! Ни Эдд, никто другой никак не смогли бы несанкционированно сюда пройти.
      А Эдуард между тем закончил мысль:
      — Может, ещё где... Это вопрос не ко мне!.. Мы закончили? Я могу идти?
      — Как бы вы отнеслись к официальному предложению – перейти на службу к нам, в контрразведку? Ну, скажем, моим заместителем? Высокая должность, новые перспективы! Огромная ответственность! Большие масштабы работы!
      — ...Я бы отказался! Это не моё, поверьте!
      — Ну, что ж! По крайней мере, честно! Идите!
      Эдд поднялся и, не дожидаясь протянутой генеральской руки для пожатия, буркнул: «До свидания, товарищ генерал!» и пошёл к выходу. Но у самой двери его остановил генеральский окрик:
      — Товарищ майор!..
      Эдд остановился, затем медленно обернулся. Это тоже был один из психологических приёмов чекистов: человек с облегчением, что всё, наконец, закончилось, идёт на радостях из кабинета, а тут... Говорят, бывали случаи после таких вскриков почти у самой двери люди теряли сознание. Или кидались к следователю с криком: «Я всё расскажу!..»
      Итак, Эдд обернулся сперва головой, затем всем телом. Но генерал тихо добавил:
      — Спасибо, Эдуард! И за всё, что вы сделали в этой операции... И за то, что... спасли мне жизнь!..
      — За операцию... делал, что мог! А за спасение, якобы, вашей жизни...
      Но контрразведчик устало махнул рукой:
      — Не надо, не надо больше ничего говорить!..
      Эдд улыбнулся. Из уважения к генеральскому званию на полсекунды выпрямился в строевой стойке, подбородочек чуть вверх, затем не очень чётко, по-штатски повернулся через левое плечо и, не прикрыв за собой обе двери, покинул этот кабинет. Навсегда.
      Из приёмной появился помощник генерала Валерий, глянул на шефа и, не получив никаких указаний, молча, вышел, прикрыв за собой две дубовые двери, оставив хозяина контрразведки КГБ одного...
      Генерал какое-то непродолжительное время сидел, поглаживая поверхность стола перед собой, поправляя ручки и отточенные карандаши в стаканчике. Затем открыл бювар, взял ручку и начал писать:

Председателю Комитета Госбезопасности СССР
Юрию Владимировичу Андропову.

Совершенно секретно!
Экз. единств.
Об итоговой встрече
с офицером военной разведки ГРУ «Лòри»
по операции «Бросок ибриса».

СПЕЦДОНЕСЕНИЕ

      Подчеркнул. Затем в глубоком раздумье откинулся на спинку кресла...
      19.jpgВдогонку:

      ••>> Здесь можно всё, что хочет тело! Здесь продано всё, о чём промолчала совесть! Здесь не боятся ада, потому что он здесь!
 
Слоган к худ. сериалу «Проклятый рай»

      ••>> — Почему мы не можем жить как все? Почему мы должны убегать, прятаться, стрелять?
      — Потому что у нас такое трудное счастье!
Из худ. сериала «Любовь под грифом “Совершенно секретно”»

      ••>> — Пойдём со мной, малыш! Мы выиграли эту партию!
Из худ. к/ф-ма «Десять негритят»
0764821001231285962.jpg0_99252900_1305489542.jpg
 Credo, ut intelligam24
 
      <<•>> — Внешнее наблюдение уже снимем, а телефончик ещё послушаем! Ещё пару дней! Всё! Спасибо! Пока!
Из худ. к/ф-ма «Сатисфакция»
<<•><><•>>
      <<•>> — Перестаньте бороться с системой! Дайте мне делать мою работу!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Не жалей, что хорошо делаешь свою работу!
      — Я жалею, что всё так обернулось!
      — Но обернулось именно так! Поздравляю!
Из америк. худ. сериала «Безумцы»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты знаешь, я не люблю попадать в ловушки Дака и Пита Кэмбэла.
Из америк. худ. сериала «Безумцы»
<<•><><•>>
      <<•>> — А папа у нас кто?
      — Учитель пения в школе.
      — М-да!
      — А вы не вздыхайте! Папа свою работу любит!
      — У нас все любят свою работу, когда не могут найти себе другую!
Из худ. к/ф-ма «Учитель пения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Значит, материал на меня везёшь?
      — Не только на тебя!
      — Да? На всех?
      — На всех!
      — На нас?
      — На... на вас!
      — На пятерых?
      — На всех!
      — Так! Ишь ты, какой молодец! Прямо сквозь землю видишь!
Из худ. к/ф-ма «Порожний рейс»
<<•><><•>>
      <<•>> — Лещ – типичный неудачник. Многие неудачники идут в учителя. Им хочется чего-то значительного, яркого. А это возможно только на фоне глупых учеников, таких, как мы, например.
      — Да, но у нас биография впереди: победы, опасности, адреналин! А у этих учителей, у них кругом – сплошные курсанты, которым надо объяснять круглый год одно и то же. От зарплаты до зарплаты и почётные проводы на пенсию в пятьдесят лет.
      — Я думаю, Лещ – хороший разведчик. Может быть, его провалили. Бывают в жизни ситуации, когда не всё от тебя зависит! Нашёлся какой-нибудь предатель или просто не повезло! Теперь если он поедет за границу, его там арестуют или убьют. Поэтому он сидит в Союзе и учит нас!
      — Там сейчас никто никого не убивает. Разве что, нелегалов иногда. Может, и не повезло, провалил задание, выслали. Теперь он невыездной. Конец карьере.
      — Преподавать-то кто-то должен. И, согласитесь, он своё дело хорошо знает!
      — Повезло, не повезло – типичные отговорки, каждый выполняет свою роль! Мир – театр: кто-то всю жизнь в массовке, кто-то... кто-то выходит на сцену с единственной фразой: «Кушать подано!», кто-то в эпизодических ролях – первый разбойник, второй разбойник. А есть главные, главные роли! Их исполняет главный герой!
      — А герои бывают положительные и отрицательные.
      — А говорят, отрицательных играть интереснее: они не выносят скуки, презирают законы. И роли у них лучше написаны.
      — Важно найти эту главную роль и сыграть её с блеском! Да! Остальное неважно, мелочи! Не важно – с плюсом, с минусом! Не важно!
Из худ. сериала «Последняя встреча»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ваша задача – запугать противника, показать ему своё превосходство, но не убивать!
      — Почему?
      — Будущий труп может закричать, захрипеть, а это не всегда можно ему позволить! Я сказал что-то смешное? Он упадёт, упадёт громко, задёргается. Из него брызнет кровь, можно испачкаться! И, в конце концов, он будет вонять. Вполне вероятно, сразу. Слишком рискованно!
      — А если это всё-таки произойдёт?
      — А «всё-таки» оставьте в своей прошлой жизни! Когда появляется труп, разведка, частью которой вы хотите стать, заканчивается! Понятно объясняю?
Из худ. сериала «Последняя встреча»
<<•><><•>>
      <<•>> — Жизнь разведчика полна нештатных ситуаций. Проще говоря, неприятных неожиданностей. Да. Внезапных изменений обстановки и разных сюрпризов.
Из худ. сериала «Последняя встреча»
<<•><><•>>
      <<•>> — Лучший результат погони – остаться наедине! Поговорим?
      — Пять минут! Аппаратуру подслушивания в кюветах, надеюсь, ещё не установили!
      — Не догадались!
Из худ. к/ф-ма «Взорванный ад»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как делишки, князь?
      — Я очень доволен! Я полюбил великую Германию, её дороги, фермы, сортиры! Я в восторге от товарищей, от тебя! Что тебе надо? Принимай <машину>!
      — Ну, если так...
      — Я всю жизнь мечтал сделаться немецким шпионом!
      — Я хотел поговорить серьёзно!
      — Серьёзно? О чём?
      — Ладно! Поговорим в Тбилиси!
      — Дорогой, ты ведёшь себя, как будто представляешь какую-то силу!
      — И очень большую, Арчел! Родину!
Из худ. к/ф-ма «Взорванный ад»
<<•><><•>>
      <<•>> — Иногда, чтобы вылезти из дерьма, приходится прибегать к запрещённым приёмам.
Из америк. худ. к/ф-ма «Домино»
<<•><><•>>
      <<•>> — Так что? Как там ваша игра?
      — Смысл её не в победе и в поражении!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — А теперь мы не меньше часа будем искать того, кто не хочет, чтобы его нашли!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как пошло – нож в спину!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Сначала тяжело, потом привыкаешь! Если каждый шаг даётся через усилие воли, это вырабатывает привычку жить осознано. А вот привычка жить осознано вырабатывает привычку следить за собой, а это лучше, чем если за тобой будут следить посторонние! И вот эта привычка дальше превращается в необходимый, незаменимый для разведчика рефлекс, который контролируется. И тогда в любой ситуации, любой стрессовой ситуации никакие нюансы и мелочи не уходят из поля внимания. А ведь любая мелочь может решить исход дела!..
Из худ. к/ф-ма «Вербовщик»
<<•><><•>>
      <<•>> — В театре плохо сыграешь – снимут с роли, в крайнем случае, выгонят из театра. А у вас другие ставки – жизнь!
      — Специфика. В театре зритель готов к условности. Поэтому если вдруг возникает правда на сцене, это восхищает, как спектакли Станиславского! В разведке полная правдивость, никакой условности, полное погружение во внутренний мир персонажа! Чувствуете, как похоже?
Из худ. к/ф-ма «Вербовщик»
<<•><><•>>
      <<•>> — Грязно вы играете, капитан Лич!
      — Здесь можно выжить только наблюдая, слушая и ещё молча! Моя игра – самая надёжная!
Из англ. худ. к/ф-ма «Грязная игра»
<<•><><•>>
      <<•>> — Какие-то игры разума – ждёт, что я сломаюсь!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я, конечно, понимаю, что эта операция вам интересна, как ещё один рискованный эксперимент в вашей карьере! Но что касается меня, то подобные экзерцисы лишены здравого смысла!
      — Я понимаю, вам есть, что терять!
      — А вам?
Из худ. сериала «Доктор Тырса»
<<•><><><><•>>
1488.jpg0_03211600_1219267431.jpg
icon1.gifVeritas non querit angulos25
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> ИГРА БЕЗ НИЧЬЕЙ <<••
<<• Генерал •>>
(окончание)

— Вот и всё, Валентин Маркович!.. Что, нет?
Из худ. сериала «Охотники за бриллиантами»

      Вечером начальник Второго главка КГБ вернулся домой. Они с женой поужинали, он повозился с внучонком. Затем, когда дочь внука уложила спать, генерал сел смотреть телевизор. Как раз начиналась программа «Время».
      Минут через десять высокопоставленный контрразведчик поймал себя на мысли, что смотрит телевизор, но сюжеты идут как бы мимо его сознания, ибо он думает о другом.
      Что имел в виду этот майор, когда говорил, что его «браунинг» может где-то лежать?.. Нет, он сказал не так! Он сказал... что наградной пистолет может находиться... в ящике письменного стола...
      Не поворачивая голову в сторону жены, генерал будничным голосом спросил:
      — К нам эти пару дней в моё отсутствие никто не приходил из посторонних? Я не знаю – почтальон, слесари, из домоуправления, продавцы чего-то, телефонисты?
      — Нет... А что, должны были?
      Начальник контрразведки медленно поднимается и идёт в свой кабинет.
      Проверил все ящики письменного стола, секретер...
      «Браунинга» нигде не было...
      Генерал хотел было уже вернуться в холл к телевизору, но взгляд его упёрся в телефон. Поразмыслив, он снял трубку, набрал дежурного по управлению и распорядился связаться с комендантом дачи «Песочин» и дать ему команду ждать его приезда. Потом вызвал служебную машину.
      Комендант дачи Михаил Иванович тоже в прошлом был чекистом, вместе с генералом, тогда капитаном ГБ, они служили в Главном управлении СМЕРШ, хотя в то время друг друга не знали. Сейчас этот заслуженный работник госбезопасности вышел на пенсию по возрасту (да и состояние здоровья оставляли желать лучшего – сказались ранение, бессонные военные ночи, нервотрёпка). И вот старые друзья устроили его комендантом дачи КГБ. Тем более, домик у него был почти рядом, в этом же посёлке.
      Когда подъехала служебная «Волга», Михаил Иванович встретил генерала. Тот в прихожей раздеваться, как обычно это делал, не стал, прошёл в ярко освещённый кабинет, вот тут разделся, и бросил пальто с каракулевым воротником и каракулевую шапку на диван. Комендант дачи в кабинет заходить не стал, а за генералом прикрыл двери.
      Проходя к столу, генерал взглянул под потолок на панно, которое скрывало объективы кинокамер. Сел за стол. Выдвинул по одному ящики стола в правой тумбе...
      В них пистолета не оказалось...
      Затем наполовину центральный широкий ящик...
      А почему он решил, что «браунинг» окажется вдруг здесь?
      Да не решил... Просто надеялся – признался себе генерал. Или этот неизвестный принесёт его сегодня ночью! Обязательно принесёт! И тогда... его можно будет взять с поличным! Вот оно, торжество победы Комитета!
      Начальник контрразведки хотел уже через коменданта отпустить свою машину (нечего ей тогда светиться перед воротами!), убрать с дивана свою верхнюю одежду, а самому на ночь разместиться здесь, в тёмноте кабинета, в кресле возле журнального столика...
      Чем чёрт не шутит? Должен ОН сегодня принести сюда этот чёртов пистолет... Обязательно должен!
      Или он, контрразведчик, плохо разобрался в этом человеке! И вообще не разбирается в людях!..
      Генерал собирался встать с кресла, резко задвинул центральный ящик и... Что-то в его глубине металлически качнулось и тяжело по инерции ударилось в заднюю стенку...
      Контрразведчик медленно снова выдвинул ящик, теперь уже почти полностью...
      Справа в самом дальнем углу лежал... «браунинг», его «браунинг», калибра 6,35, образца 1906 года...
      Начальник Главка КГБ взял оружие в руку, повернул другой стороной и на аккуратной табличке серебром блеснула надпись:
      «Капитану ГБ ||||||||||||||||||||||||||||| от ГУ ВКР “СМЕРШ”».     
      Все патроны в обойме оказались на месте.
      Генерал защёлкнул обойму в рукояти, печально усмехнулся и тихо произнёс:
      — Чертёнок! И здесь он меня опередил!..
      Затем позвал коменданта.
      — Михал-Иваныч... Знаете что... Завтра с утра... напишите заявку в Хозяйственное управление! Надо сменить здесь, в коттедже, все замки на внешних дверях! На всех, без исключения! А на дверь чёрного входа установить хитрую сигнализацию!.. И вот ещё что! Пусть спецы поломают голову над новыми запорными устройствами в потайные входы во все аппаратные! А на пульты управления установят цифровые выключатели питания!..

      ...Но всё это будет только через десять дней.
      А пока... Пока Эдд после разговора с Юрием заглотил несколько таблеток снотворного, чтобы снова забыться во сне...
fs597800.jpg724667993.jpg
 Semper in motu26

      <<•>> — Обязанность для меня дело священное, закон – я немею пред законом.
Николай Васильевич ГОГОЛЬ, «Мёртвые души»
<<•><><•>>
      <<•>> — Один умер, другой родится, а всё в дело годится.
Николай Васильевич ГОГОЛЬ, «Мёртвые души»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как жить на свете неприкреплённу ни к чему? Какой-нибудь да должен исполнять долг. Подёнщик, ведь и тот служит. Он ест грошовый хлеб, да ведь он его добывает и чувствует интерес своего занятия.
Николай Васильевич ГОГОЛЬ, «Мёртвые души»
<<•><><•>>
      <<•>> — Это была лучшая моя операция!
      — Вы пять лет назад то же самое говорили!
      — Всё правильно! У меня каждая операция лучшая!
      — Гордыня – один из смертных грехов.
      — Кто, кто упрекает меня в греховности? Гламурный пижон, который за морду на обложке готов убить?
Из худ. сериала «Доктор Тырса»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ну и где выход? Выход должен быть? Понятно!.. Господи, зачем я всё это сделал?
Из худ. сериала «Доктор Тырса»
<<•><><•>>
      <<•>> — Гурвиль, вам приказали шпионить за мной?
      — Будь это так, вы бы уже сидели в Бастилии! Вы презираете меня, да?
      — Я не призираю тех, кто исполняет свой долг.
Из худ. к/ф-ма «Ватель»
<<•><><•>>
      <<•>> — Если ты хочешь, чтобы я тебе помог, выкладывай всё, как есть, чтобы я знал, чего нам ждать!
      — Ты прав! Ты мне жизнь спас, и ты заслужил знать правду.
      — Да уж, хотелось бы!
Из америк. худ. к/ф-ма «Опасный человек»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты вообще никому не доверяешь?
      — Это вопрос выживания, а не доверия!
Из америк. худ. к/ф-ма «Опасный человек»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ладно, парни, мы готовы! Занавес почти поднят!
Из америк. худ. к/ф-ма «Команда А»
<<•><><•>>
      <<•>> Белые снежинки опускались на землю, как перья цапель. Колокольчики позвякивали, трубы трубили. Я взглянул в глаза весёлых акробатов, выделывающих всякие фигуры на площади. Они весело улыбались, но пот стекал с их усталых лиц.
Из худ. сериала «Каникулы Кроша»
<<•><><•>>
      <<•>> — Тебе нравятся такие игры, правда?
      — Тебе они тоже нравятся!
Из америк. худ. сериала «Подпольная империя»
<<•><><•>>
      <<•>> — Такие вопросы задаёте, что неудобно отвечать. Даже.
Из худ. к/ф-ма «Мимино»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты проделал невероятную работу, завербовав этого Каруби... Катуми...
      — Карани!
      — Карани. Мы используем этих людей, когда возникнет необходимость. И у меня она есть.
Из америк. худ. к/ф-ма «Совокупность измены»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты должен так играть, чтобы тебе позавидовали лучшие актёры!
Из худ. к/ф-ма «Великий гражданин»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что может быть сильнее, чем тайная сила, о которой никто не подозревает!
Из худ. к/ф-ма «Великий гражданин»
<<•><><•>>
      <<•>> — Джозеф, тебя тоже вовлекли в это! При всём уважении к тебе я говорю: выходи из этой игры!
Из америк. худ. к/ф-ма «Коза Ностра»
<<•><><•>>
      <<•>> — Он мёртв!
      — Отлично! Одной свиньёй стало меньше!
Из итал. худ. к/ф-ма «Последние дни Помпеи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как, львов?
      — А что вас смущает?
      — Я совершенно не знаком с этим делом!
      — Ну, так познакомитесь! Главное – не болтать ничего лишнего, и всё будет в порядке!
Из худ. к/ф-ма «Полосатый рейс»
<<•><><•>>
      <<•>> — Об этом никто не узнает, про это никто не услышит, а если узнает, а если услышит, то это меня не колышет!
Из худ. к/ф-ма «Хорошо сидим!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Становишься похожим на автомат, даже подумать некогда.
Из худ. к/ф-ма «Из жизни отдыхающих»
<<•><><•>>
      <<•>> — Зачем вам я?
      — Вы умны, и мне это нравится!
Из америк. худ. к/ф-ма «Немыслемое»
<<•><><•><><•>>
 0_1_60.jpgB_W5_05.jpg
icon1.gifQuid sit futurum cras, fuge quaerere27
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
•• >> Эдд << ••
<<• [оперативный псевдоним «Лòри»] •>>
      (окончание)
 
      А ведь, может быть, время имеет власть только над тем, что ты сам осознал.
Франсуаза САГАН, «Немного солнца в холодной воде»
<<••>>
      Человек никогда не бывает так несчастен, как ему кажется, или так счастлив, как ему хочется.
Франсуа де ЛАРОШФУКО
<<••>>
      Теперь прощайте! Если вас
      Мой безыскусственный рассказ
      Развеселит, займёт хоть малость,
      Я буду счастлив. А не так
      Примите вы его как шалость.
      И тихо молвите: «Чудак!»
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Валерик»

      А Эдду все эти дни снился Алекс. Живой и здоровый.
      Вот встречаются их глаза. Первый раз.
      Это Алекс подсаживается к Эдику в баре.
      Вот они гуляют по Москве.
      Вот он сидит за рулём своего «Фиата» и сосредоточено мчится в потоке московских машин, внимательно слушает Эдда.
      А это Алекс рядом с Эдиком, развалился на сидении «Волги», посматривает на Эдда и что-то увлечённо рассказывает – они несутся на пикник в берёзовую рощу за пределы столицы.
      Вот они дурачатся в парке на лодке.
      Новая картинка: Алекс с победным видом передаёт секретный документ, украдкой взятый в кабинете отца.
      Потом Алекс, стоя на коленях, завязывает Эдику шнурок на Красной площади, и предано глядит ему в глаза, прямо в самые зрачки – это видение повторялось многократно…
      И всё время юноша улыбался Эдику, а иногда громко смеялся.
      Но чаще всего счастливый Алекс кричал:
      — Эдд!.. Ты слышишь?.. Я люблю тебя, Эдд!..
       19.jpgВдогонку:

      ••>> Не стоит зря докучать ангелам, ведь это последние божества, нашедшие у нас приют – вдруг они улетят?
Хорхе БОРХЕС, «История ангелов»

••>>  ...Судьба знает всё про всех.
Мы – дети игры страстей.
Нам головы кружит успех.
Мы плачем, коснувшись смертей...
         Ирина ДОБРЕЛЯ
fs503100_15.jpg
 Non pergam ad cetera!28

      <<•>> Теперь, когда близок конец, когда я стою перед падающим занавесом, мой друг, я признаюсь тебе: всё, что я совершил на своём пути, сделал по-своему. Только так...
Ким ФИЛБИ, легендарный советский разведчик
<<•><><•>>
      <<•>> Мы сами созданы из сновидений
      И эту нашу маленькую жизнь
      Сон окружает.
Вильям ШЕКСПИР
<<•><><•>>
      <<•>> Ёжик сказал Медвежонку:
      — Как всё-таки хорошо, что мы друг у друга есть!
      Медвежонок кивнул.
      — Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.
      — А ты где?
      — А меня нет!
      — Так не бывает, — сказал Медвежонок.
      — Я тоже так думаю, — сказал Ёжик.
      — Но вдруг вот – меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать?
      — Пойду к тебе!
      — Вот глупый! Меня же нет!
      — Тогда ты сидишь на реке и смотришь на месяц.
      — Так меня и на реке нет.
      — Тогда ты пошёл куда-нибудь и ещё не вернулся. Я побегу, обшарю весь лес и тебя найду!
      — Нет, — сказал Ёжик. — Меня ни капельки нет. Понимаешь?
      — Что ты ко мне привязался? — со слезами на глазах сказал Медвежонок. — Если тебя нет, то и меня нет...
Из современных сказок
<<•><><•>>
      <<•>> Я пришёл в мир, чтобы видеть, а не совершить.
Василий РОЗАНОВ
<<•><><•>>
      <<•>> — Что началось необыкновенным образом, то должно так же и кончиться.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Грустно видеть, когда юноша теряет лучшие свои надежды и мечты, когда пред ним отдергивается розовый флер, сквозь который он смотрел на дела и чувства человеческие, хотя есть надежда, что он заменит старые заблуждения новыми, не менее проходящими, но зато не менее сладкими...
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — У меня несчастный характер; воспитание ли меня сделало таким, бог ли так меня создал, не знаю; знаю только то, что если я причиною несчастия других, то и сам не менее несчастлив; разумеется, это им плохое утешение – только дело в том, что это так.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что делать?.. Всякому своя дорога...
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> Самое худшее безумие – это видеть мир такой, какой он есть, не замечая того, каким он должен быть.
Мигель де СЕРВАНТЕС, «Дон Кихот»
<<•><><•>>
      <<•>> — Человеку нельзя быть ангелом. Да и не надобно быть и чёртом.
Денис Иванович ФОНВИЗИН, «Недоросль»
<<•><><•>>
      <<•>> — Теперь не время помнить, Советую порой и забывать.
Александр Сергеевич ПУШКИН, «Борис Годунов»
<<•><><•>>
      <<•>> — Неужто я влюблен?.. Я так глупо создан, что этого можно от меня ожидать.
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> С вершины понимания видно, что понимать можно и нужно далеко не всё.      
Из понятого
<<•><><•>>
      <<•>> Лишь коснувшись земли, лист понял, что он касался неба...
Из осознанного
<<•><><•>>
      <<•>> — Нравишься ты мне! Не пойму чем, но нравишься!
Из худ. к/ф-ма «Ошибка резидента»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ваше сиятельство, вы что это... взаправду?
       — Да, игры кончились! Теперь жизнь начинается! Но, увы, недолгая!
Из худ. к/ф-ма «О бедном гусаре замолвите слово»
<<•><><•>>
      <<•>> — Но инспектор тоже любил детей! И в благородстве Деточкину не уступал!
Из худ. к/ф-ма «Берегись автомобиля»
<<•><><•>>
      <<•>> — И слушай меня! Твоя нищета – это ничто, по сравнению с тем, что ждёт тебя, если ты продолжишь делать фальшивые деньги! Сам понимаешь, никто тебя за это по головке не погладит! Тебе грозит общая камера в тюрьме Санте. Хлебнёшь, почём фунт лиха! Ты уже немного хлебнул, но это только цветочки! Там из тебя сделают дамочку! Поверь! Уголовники съедят тебя с потрохами! Рассказываю это не потому, что ты такой правильный, а потому, что ты мало, что с этого получишь!
      — Думаешь?
Из франко-итал. худ. к/ф-ма «Король фальшивомонетчиков»
<<•><><•>>
      <<•>> В космосе никто не услышит твой крик.
Заставка к америк. х/ф-му «Чужой»
<<•><><•>>
      <<•>> Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Антуан де СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ
<<•><><•>>
      <<•>> Самый сильный человек – самый одинокий.
Элеонора ДУЗЕ
<<•><><•>>
      <<•>> Смерти не боюсь. Душа наша всё равно останется на земле. Если она у нас есть.
Георгий ВИЦИН
<<•><><•>>
      <<•>> — Я никогда не жалел, что отдавал добровольно. Дорого обходится лишь то, что крадёшь… Наверное, вам странно слышать высоконравственные рассуждения от такого порочного создания, как я, но поверьте, в тот день, когда вы устыдитесь того, что любите, вы погибли… Погибли для самого себя.
Франсуаза САГАН, «Немного солнца в холодной воде»
<<•><><•>>
      <<•>> Склоняющийся над павшим распрямляется во весь рост, поднимающий других возвышает себя.
Роберт ИНГЕРСОЛЛ
<<•><><•>>
      <<•>> В жизни дело идёт о жизни, а не о каком-то результате её.
Иоганн ГЁТЕ
<<•><><•>>
      <<•>> В необходимом – единение, в сомнительном – свобода, во всём – любовь.
св. АВГУСТИН
<<•><><•>>
      <<•>> Принимая человека без его проблем, мы опускаемся до уровня клиента борделя.
Ишхан ГЕВОРГЯН
<<•><><•>>
      <<•>> Великий ум проявляет свою силу не только в умении мыслить, но и в умении жить.
Ральф ЭМЕРСОН
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь человеческая на земле – не просто воинское служение, а бой.
Франческо ПЕТРАРКА
<<•><><•>>
      <<•>> Существует приятное заблуждение, поощряемое формой нашей планеты, – что каждый человек находится на вершине мира.
Ральф ЭМЕРСОН
<<•><><•>>
      <<•>> Как отпускать тех, кого ты любишь? Как понять, что всё в порядке или всё изменилось? Как найти способ, чтобы нормально жить, чтобы не горевать? Самое трудное – это научиться говорить «прощай»...
Из америк. худ. к/ф-ма «Похищенные»
<<•><><•>>
      <<•>> ...Он умер, и теперь снится мне каждую ночь. Это мой огромный и сияющий грех. Мы всегда были счастливы. Всегда. Я помню...
Поль ВЕРЛЕН – об Артюре Рембо
<<•><><•>>
      <<•>> ...Я венок свой из тёмного терния
                  И за царский венец не отдам!..
Александр ТИНЕЕВ
<<•><><><><•>>
05211128_29645_1_.jpg0_22658500_1280521010.jpg
icon1.gifAstra inclinant, non necessitant29
icon2.gif ПОРТРЕТ В ИНТЕРЬЕРЕ
••>> СВЕТ ДАЛЁКОЙ ЗВЕЗДЫ <<••
<<• Светлана •>>
(окончание)
 
      …И вдруг – твоих посланников орда,
     И дружный хор над бездною пустынной:
     «Стой! От судьбы не скрыться никуда!»
Франческа ПЕТРАРКА
<<••>>
      Неужели нужно терять, чтобы научиться любить и беречь? И я осуждён желать только невозможного, и звать тех, кто не оглянется назад?..
Дмитрий БЫСТРОЛЕТОВ, «Путешествие на край ночи»
<<••>>
   Будь готов умереть в любую минуту, и потому считай, что никакая минута в жизни не есть последняя.
Александр ЗИНОВЬЕВ, «Иди на Голгофу»

      Много времени Светлана нетерпеливо выжидала. Впрочем, для тех, кто ждёт, времени не существует, так же как для тех, кто любит, обратной дороги нет. Потом жизнь закрутила: умер её отец, а через три месяца и мать. Было горько пережить смерть близких. Но всё постепенно вошло в свою колею.
      Никто её больше не вызывал, ни о чём не расспрашивал. Но и писем от Алекса не приходило. Компаний она не чуралась, у Светланы были встречи с парнями и мужчинами. Однако молодые люди, которые пытались за ней ухаживать, страсти, которые ей пытались демонстрировать, казались ей мелкими, нестоящими ни её внимания, ни её чувств.
      Неоднократно из пригорода Света пыталась дозвониться Эдду по межгороду. Много раз трубку никто не снимал. А потом на том конце провода к телефону подошёл незнакомый мужчина. Сказал, что никакого Эдуарда он не знает, а этот телефон ему установили недавно.
      И Света свой очередной отпуск решила провести в Москве.
      В столице ей показалось, что никого она не интересует. Встретилась с бывшими однокурсниками. А однажды вечером, сдерживая колотившееся сердце, поехала на квартиру к Эдуарду.
      Ей открыла незнакомая женщина. Никого из прежних жильцов она не знала, им дали эту квартиру около полугода назад.
      Несколько вечеров Светлана приходила в рестораны, в которых любили бывать Эдд и Алекс. Но они там не появлялись. Один из официантов, который в то время их всегда обслуживал, сделал непонимающий вид и заявил, что никаких Эдда и Алекса никогда и в глаза не видел. И только когда она уже собралась уходить, оставив неплохие чаевые, прошептал, что обоих давно уже здесь не появлялись. И попросил больше сюда не приходить.
      Девушка была в отчаянии. И тогда она решилась зайти в посольство.
      Ей повезло на другой же день. Заметив большую группу, соотечественников Алекса, болтавших на родном языке, она быстро к ним пристроилась и тут же вместе с ними проскользнула в двери представительства. Когда Светлана попросила встречу с военным атташе ||||||||||||||||||||||||, сотрудник посольства сделал удивлённое лицо:
      — Через два месяца после гибели младшего сына этот дипломат уехал из СССР.
      — Гибели младшего сына? — ужаснулась Света. — Алекс погиб? Когда?
      Ей ответили.
      Да, именно после этой даты она перестала получать письма от Алекса!
      — Как это случилось?
      — Дождь... Превышение скорости... Автокатастрофа...
      Из посольства она вышла с потерянным лицом.
      Светлана шла по Москве, и ей было совершенно наплевать, следят за ней или нет.
      А её действительно повели и быстро идентифицировали.
      В гостинице она вспомнила, как однажды дома у Эдда, в прихожей, мельком видела письмо, адресованное ему. Эдик, отбирая у неё конверт, сказал, что это от дочери от первого брака. Так Светлана узнала фамилию Эдда. Но запомнила лишь город Х. на юге страны. Кляня себя, что в то мгновение не проявила любопытства и не обратила внимания на обратный адрес, она взяла билет на поезд в Х.
      Когда начальнику Второго главка КГБ доложили о том, в какой город девушка приобрела билет, генерал сразу всё понял, запретил нацеливать на прибытие Светланы коллег из этого города и приказал разработку объекта прекратить.
      — Но, товарищ генерал... — попытался, было, возразить начальник одного из отделов, который был не в курсе проводимой некогда операции, предполагая перспективность такого дела.
      — Вам что, в отделе заняться больше нечем?! — хлопнул ладонью по столу всесильный начальник контрразведки.
      И Светлану оставили в покое.
      Но в тайной надежде на повышение на начальника Второго главка спецдонесение бдительного чекиста Председателю КГБ всё же ушло... Правда, это стоило карьеры начальнику отдела. Он очень скоро оказался в Казахстане. (Не о том написал. И не на того...)
      ...В горсправке города Х. об Эдуарде данных не было. Тогда она за пару шоколадок попросила служащих дать ей список всех однофамильцев Эдда – таким образом можно было выйти на бывшую жену Эдуарда.
      Однако этот путь был в никуда, т.к. первая супруга Эдуарда была замужем и взяла фамилию второго мужа.
      Но Светлане опять дико повезло. Однофамилица Эдуарда, учительница, которая была в списке, вспомнила, что у них в школе учится девочка с такой же фамилией. А у родителей семиклассницы фамилия другая.
      Так Света вышла на эту семью.
      Встретившись с бывшей женой Эдда, Светлана представилась журналисткой, разыскивающая Эдуарда, чтобы написать очерк об этом дипломате.
      Эдик никогда дипломатом не был. И женщина быстро смекнула, что девушка лжёт. Справедливо заподозрив в ней соперницу, она категорически отказалась разговаривать с непрошенной гостьей.
      — Уходите немедленно! Иначе я позвоню в госбезопасность!
      Оказаться снова один на один со следователями контрразведки Светлане не улыбалось. Пришлось извиниться и уйти. Однако разговор слышала дочь Эдда. Несмотря на попытки матери её задержать, Лена выскочила на улицу и догнала девушку.
      — Простите, пожалуйста! Вы ищите папу? Не ищите его! Вы его не найдёте! После того, как папа ушёл из разведки…
      — Постой, — опешила Светлана. — Твой папа служил в КГБ?
      — Нет. Он был офицером военной разведки. Вы разве этого не знали?
      — Нет, — тихо призналась Света.
      — Да, конечно, откуда вам это было знать! Так вот! У него там, в автомобильной катастрофе погиб друг. И он через два года с большим трудом из разведки ушёл…

      ••>> >> [Эдуард действительно, как и прежде, с полной самоотдачей и самоотверженно служил некоторое время, желая проверить себя: может ли он работать на своей должности с давнишней результативностью. А потом, положительно ответив себе на этот свой вопрос, решительно подал рапорт о возвращении в войска.
      Что именно явилось окончательным толчком – об этом никто не знает. И теперь уже никогда не узнает!
      Командование ужаснулось.
      В Генштабе Эдда пытались отговорить, рисуя ему радужные перспективы. Но Эдик был непреклонен!] << <<••

      — Бабушка, папина мама, рассказывала, что папу не хотели отпускать, так как эффективность его работы, как говорил друг отца, была очень высокой. Но он настоял на своём. Отец умел это делать. Из разведки папа ушёл, но в армии остался. Испытывал новую технику… Не ищите, вы не найдёте папу… — у Лены заблестели на глазах слёзы. — Месяц назад папа погиб в авиакатастрофе… На пассажирском самолёте, на котором они летели, отказали двигатели...
      Светлана была просто потрясена услышанным.
      Они с Леной съездили на городское кладбище. На стеле была выгравирована эпитафия: «Он жил, благодаря жизнь за жизнь...»
      Света положила на могилу Эдуарда букет астр. Ведь астра в переводе с латинского – «звезда». Эдик был для неё звездой.
      Боже мой, он погиб! Что это было – отказ техники или диверсия?.. Ясно одно: отказала любимица Эдда – жизнь!..
      Значит, когда она разыскивала его в Москве, Эдуарда уже не было в живых!
      Она шла на свет далёкой звезды, которой в этом мире уже не было! Только свет, только зарницы памяти, зарницы воспоминаний!..
      Светлана долго смотрела на фотографию улыбающегося Эдда. Здесь он был в форме подполковника...
      Лена, поняв, что она здесь лишняя, простившись, ушла.
      А Светлана стояла у могилы, вспоминала все дни знакомства, дружбы и любви с этим мужчиной.
      «Ах, Эдд, Эдд! Как много ты должен был мне рассказать!..»
      А Эдик только улыбался и был по-прежнему непонятен, как та звезда на небе.
      И тут вдруг молодой женщине смерть стала казаться... посвящением, которого достойны лишь самые чистые, самые непосредственные, самые праведные: ибо у нас много тех, кто разлагается, и очень мало тех, кто умирает...
      Только к полночи Светлана вернулась в гостиницу.
      Просила дежурную по этажу не будить её.
      Легла спать.
      И уже не проснулась…
      По-видимому, девушка не видела смысла жить далее.
      Родителей не было в живых.
      Двое молодых мужчин, которых она любила, и которые, как она думала, могли любить её, ушли в небытие.
      Зачем и для кого ей жить дальше?
      Кажется невероятным, но сердце молодой женщины то ли согласилось с этим, то ли остановилось потому, что просто устало биться…
       19.jpgВдогонку:

      ••>> Из предсмертного письма [попробуйте это прочесть вслух полушёпотом]:
      «…Времени у меня лишь пять минут, посвящу их богу. Не ревнуй, мой милый ангел, я поговорю с ним о тебе! Вымолю у него счастье для тебя, ценой моей смерти и вечных мук на том свете… А ведь досадно попасть в ад: мне так хотелось бы увидеть ангелов, чтобы узнать, похожи ли они на тебя?..»
Оноре де БАЛЬЗАК, «Блеск и нищета куртизанок»

      ••>> «Лунные поляны.
      Ночь как день светла.
      Спи, моя Светлана,
      Спи, как я спала...

      В уголок подушки
      Носиком уткнись.
      Звёзды как веснушки
      Мирно светят вниз...

      Лунный сад местами
      Тихо шелестит.
      Скоро день настанет.
      Что-то он сулит...

      Догорает свечка,
      Догорит дотла.
      Спи, моё сердечко,
      Спи, как я спала…»

                                     Песня из худ. к/ф-ма «Гусарская баллада» (муз. Тихона Хренникова, слова Александра Гладкова)

      ••>> — Как-то странно пошла жизнь! Я была счастлива, только я этого не подозревала!
Из худ. сериала «Фурцева»

••>> ...В мой кубок с вином льются слёзы,
      Но сладок и чист их поток.
      Как с алыми чёрные розы
      Вплелись в мой застольный венок.
      Мой кубок – за здравье немногих,
      Немногих, но верных друзей,
      Друзей неуклончиво строгих
      В соблазнах изменчивых дней.
      За здравие близких, далёких,
      Далёких, но сердцу родных.
      И в память друзей одиноких,
      Почивших в могилах немых...

           Пётр ВЯЗЕМСКИЙ
0_1_61.jpgScreenShot_408.jpg
 Mulier nunquam tacet30
 
      <<•>> О, смерть! О, корыстолюбец! О, жадный вор! Почему ты не пожалел нас хотя бы однажды?
Исаак БАБЕЛЬ, «Конармия»
<<•><><•>>
      <<•>> Я превратился в сказочную оперу: я увидел, что все существа обречены на счастье.
Артюр РЕМБО
<<•><><•>>
      <<•>> — Странная вещь сердце человеческое вообще, и женское в особенности!
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь заставляет поверить в то, в чём больше всего следует сомневаться.
Поль ЖЕРАРДИ
<<•><><•>>
      <<•>> Я люблю тебя до слёз!
      Каждый вздох – как первый раз!
      Вместо лжи красивых фраз –
      Это облако из роз!
      Лепестками белых роз
      Наше ложе застелю...
      Я люблю тебя до слёз!
      Без ума люблю!
Песня из репертуара Александра Серова
<<•><><•>>
      <<•>> Ничто не предопределено!
Полковник ЛОУРЕНС Аравийский
<<•><><•>>
      <<•>> Позади их слышен ропот:
      — Нас на бабу променял,
      Только ночь с ней провожжался,
      Сам на утро бабой стал.
Дмитрий САДОВНИКОВ, «Из-за острова на стрежень»
<<•><><•>>
      <<•>> Было бы сердце, а печали найдутся.
Василий КЛЮЧЕВСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> — Её слова, её шепот, поцелуи – на магнитофонной плёнке где-то в сейфе! Любовь ХХ века!
Из худ. к/ф-ма «Взорванный ад»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты успокойся! Он обязательно вернётся! Прости его!
      — Ко мне не возвращаются! От меня только уходят!
Из худ. к/ф-ма «Счастливый билет»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты ждала меня?
      — Я тебя теперь всё время жду!
      — А, может, не надо?
      — Может, и не надо... Ну, конечно, я же чужая!
      — Я тоже чужой!
Из худ. к/ф-ма «Взорванный ад»
<<•><><•>>
      <<•>> — Эй, шпионка Хариет! Погоди надувать щёки и изучи руководство к спариванию!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> Жить без сердца куда веселей!
      Радость просто дорожку найдёт!
      Я открыта, я открыта, как дом без дверей!
      Кто захочет войдёт,
      Кто захочет уйдёт,
      Кто захочет войдёт...
Песня из худ. к/ф-ма «Взорванный ад»
<<•><><•>>
      <<•>> — Невероятно! Я жена шпиона?
Из америк. худ. к/ф-ма «Киллеры»
<<•><><•>>
      <<•>> — «Нет» – это мужское слово, женщина обязана говорить только «да»!
Из худ. к/ф-ма «Арфа для любимой»
<<•><><•>>
      <<•>> — Хватит прятаться! Я спрашиваю: вы жить хотите или нет? Вы даже этого сказать не можете!
      — Что вы от меня хотите? Чтобы я заплакала?
      — Да! Хочу, чтобы вы сказали, что жизнь для вас вам важна! Потому что я не знаю... Потому что сейчас на кону одно – ваша жизнь!..
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты готов услышать правду?
      — Готов!
      — Вероятно, ты был под контролем с самого первого дня, как стал с ней встречаться...
Из худ. к/ф-ма «Женские мечты о дальних странах»
<<•><><•>>
      <<•>> — С бабой свяжешься – загремишь!
Из худ. к/ф-ма «Последняя гастроль “Артиста”»
<<•><><•>>
      <<•>> — Бывает служебный роман, а это – оперативный.
      — Отставить разговоры! Это – работа!
Из худ. сериала «Паутина»
<<•><><•>>
      <<•>> — Парень, ты что – гей? Ты мог запросто её поиметь!
      — Я этим больше не занимаюсь!
      — А стоило, пока можешь!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что вы там написали, Гоми? Прочтите сами!
      — «Мы не замечаем прекрасного до тех пор, пока не лишаемся его».
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Чего женщина не сделает, чтоб огорчить соперницу!
Михаил Юрьевич ЛЕРМОНТОВ, «Герой нашего времени»
<<•><><•>>
      <<•>> Терпеть – дар женщины.
Райнер Мария РИЛЬКЕ
<<•><><•>>
      <<•>> — Все юные девушки на тысячу лет старше.
Уильям ВУЛФОЛК, «Кино для взрослых»
<<•><><•>>
      <<•>> — Неудачная жизнь! Ничего в этой жизни мне уже не нужно!.. Я сейчас успокоюсь!..
Антон Павлович ЧЕХОВ, «Три сестры»
<<•><><•>>
      <<•>> Время – великолепный учитель, но, к сожалению, оно убивает своих учеников.
Гектор БЕРЛИОЗ
<<•><><•>>
      <<•>> Неразумно бояться того, что неизбежно.
Публилий СИР
<<•><><•>>
      <<•>> Счастливой жизни нет, есть только счастливые дни.
Андре ТЕРЬЕ
<<•><><•>>
      <<•>> Счастье есть лишь мечта, а горе реально.
Франсуа ВОЛЬТЕР
<<•><><•>>
      <<•>> О, что за мир, где добродетель губит тех, в ком она живёт!
Вильям ШЕКСПИР, «Как вам это понравится»
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь – это вечность в миниатюре.
Ральф ЭМЕРСОН
<<•><><•>>
      <<•>> Кто не помнит о прошлом счастье, тот старик уже сегодня.
ЭПИКУР
<<•><><•>>
      <<•>> Нет ничего в этой жизни ближе нашему сердцу, как умереть возможно скорее.
ТЕРТУЛЛИАН
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь всегда приносит то, что необходимо именно тебе. Надо просто уметь это видеть и понимать.
Наталия ФАТЕЕВА, Народная артистка Сов. Союза
<<•><><•>>
      <<•>> Люди могут быть счастливы лишь при условии, что они не считают счастье целью жизни.
Джордж ОРУЭЛЛ
<<•><><•>>
      <<•>> — Всё пройдёт! Всё пройдёт! И в сердце станет ясно и чисто! Вот увидишь!
Из худ. к/ф-ма «Журналист»
<<•><><•>>
      <<•>> — Бэн!
      — Да?
      — Я – девушка со сломанными крыльями! А вот кто ты?
Из америк. худ. к/ф-ма «Семь жизней»
<<•><><•>>
      <<•>> — Неужели такая любовь так ни чем и не кончилась? Я бы его нашла! Я бы его непременно нашла!
Из худ. к/ф-ма «Полосатый рейс»
<<•><><•>>
      <<•>> — Зачем мне всё это? Что ты хочешь от меня? Что ты от меня хочешь? Что тебе надо? Приехал на три дня, побаловался, подобрал, что плохо лежит и был таков – так, что ли?
      — Что ты такое говоришь?
      — Что мне тебе, что мне тебе говорить?
      — Ну хорошо, если ты считаешь, что теперь всё кончено из-за этой чёртовой бабы, то это уже случилось!
      — Что случилось? Ничего не случилось! Что же вы думаете, я себя для людей берегу, да? А сама я – не человек? Зачем мне всё это, ты у меня спросил?
      — Для счастья!
      — Для счастья? К чёрту это счастье!
Из худ. к/ф-ма «Журналист»
<<•><><•>>
      <<•>> — Господин управляющий, вы обещали развлечения!
      — Да, принцесса, я развлеку вас!
      — Чую запах крови.
      — Будет и кровь!
Из худ. к/ф-ма «Ватель»
<<•><><•>>
      <<•>> — Подстрелю её, как цыплёнка! Но какова женщина! Подстрелю её из принципа!
Из худ. к/ф-ма «Медведь»
<<•><><•>>
      <<•>> — Смертью здесь награждают, мадемуазель! А вы её не заслужили!
Из худ. к/ф-ма «Приходи свободным»
<<•><><•>>
      <<•>> — Вы хотите узнать о моей сексуальной жизни? Я воспринимаю её как последовательность неграмотно смонтированных кадров. Мужчина входит, берёт меня, потом губит. В следующем кадре тот же мужчина снова входит, но уже с другой улыбкой. И жесты поменялись, и освещение. Вы не понимаете, о чём я говорю? Я тоже. Может, отношения между мужчинами и женщинами действительно таковы – череда неудачных склеек?
Из публ. к/ф-ма «Мерелин Монро. Я боюсь...»
<<•><><•>>
      <<•>> Все радости и несчастья людей созданы их собственными мыслями.
Хун-ЦЗЫЧЕН
<<•><><•>>
      <<•>> В печали и в несчастьях смерть – не мучение, а упокоение от тягот.
Гай Саллюстий КРИСП
<<•><><•>>
      <<•>> Если бы смерть была благом, боги не были бы бессмертными.
САПФО
<<•><><•>>
      <<•>> ...Скорей, скорей в твоё небытие!..
Афанасий ФЕТ
<<•><><•>>
      <<•>> Мир прекрасен. Это-то и грустно.
Станислав Ежи ЛЕЦ
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь даётся человеку на такой короткий срок, что сама по себе она уже огромное счастье.
Лев Николаевич ТОЛСТОЙ, из дневников
<<•><><•>>
      <<•>> Дорого вовремя время,
      Времени много и мало.
      Долгое время – не время,
      Если оно миновало.
Самуил МАРШАК
<<•><><•>>
      <<•>> — Нет, милая Настя! Не так живи, как хочется, а как бог велит!
      — А он разве велит?
Из худ. к/ф-ма «Барыня-крестьянка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Сегодня в последний раз!
      — Никогда не говори – в последний раз! Не нам решать, в какой последний раз, а какой – нет!
Из худ. к/ф-ма «Барыня-крестьянка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что ж мне теперь делать? Вот куда я себя сама завела!
Из худ. к/ф-ма «Барыня-крестьянка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Всё в этой жизни кувырком! Ищешь счастье в одном месте, а оно оказывается в другом! Только несчастье за печкой живёт и выскакивает, когда не надо!
      — Это у меня всё кувырком! Видно, не для меня счастье в этой жизни!
Из худ. к/ф-ма «Жена генерала»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы дошли до того, что человек спокойно смотрит на жену своего друга и не желает её!
Из худ. к/ф-ма «Прекрасная Елена»
<<•><><•>>
      <<•>> — Очевидно, мисс Барбара будет зажигать свои звёзды!
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Что вы здесь делаете?
      — Я зажигаю звёзды!
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Наша задача состоит в том, чтобы эти звёзды горели всегда, в любую погоду!
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Она убегает, он её догоняет, а мы как будто во всё это верим!
Из худ. сериала «Доктор Тырса»
<<•><><•>>
      <<•>> — Женщину надо держать в кулаке, иначе – беда!
Из худ. сериала «Доктор Тырса»
<<•><><•>>
      <<•>> — Кадди, ты видишь мир, какой он есть или каким он должен быть. Но ты не замечаешь того, что замечают все остальные – гигантскую пропасть между первым и вторым!
      — Хаус, я не настолько наивна, я понимаю!
      — Если бы ты понимала, ты бы никогда не взяла меня на работу! Ты не будешь счастлива до тех пор, пока всё вокруг не станет правильным! А это означает две вещи: ты – хороший босс и ты никогда не будешь счастлива!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ну зачем, зачем, зачем ты это делаешь? Я пропала теперь!..
      — Да перестань! Ты же взрослый человек! Ну что тебе эта взбесившаяся мещанка, эта сука? Живи, как живётся! Ты же человек!
Из худ. к/ф-ма «Журналист»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как смешно! Володя думает, что я несчастна. А я счастлива!
      — Чем?
      — Мне ничего ни от кого не нужно.
      — Какое же это счастье?
      — Ну, я узнала. Я знаю.
      — Отчаянно хочется жить отчётливо, отчаянно! Проклясть суету, ясно мыслить, ясно поступать, во всём давать отчёт самому себе. И требовать от себя ответа еженощно, как... это как молитва на ночь.
Из пьесы Алексея АРБУЗОВА «Вечерний свет»
<<•><><•>>
      <<•>> — Успокойся! Где твой валидол?
      — Валидол здесь!
      — Возьми себя в руки! Это минутная слабость!
      — Какая минутная! Это – май, апрель, май... Трёхмесячная слабость! Я в неё влюбился!
      — Ты?
      — Ты мне не веришь?
      — Ох! Постой! А ты что, с ней...
      — Что ты имеешь в виду?
      — Да?
      — Не понимаю, что «да»?
      — Ну, ты с ней... был?
      — Ну, как можно так... говорить? Ма... Марина...
      — Был?
      — Не надо так... го... грубо... неудобно...
      — Ну?
      — Конечно, был!
      — Тише!..
      — Марина!..
      — Какая гадость!.. Уважаемые товарищи! Брак, семья – это прекрасно! Это почти священно! Дорогие молодожёны, сегодня в вашей жизни самый светлый и самый радостный день! Будьте счастливы!
Из худ. к/ф-ма «Суета сует»
<<•><><•>>
      <<•>> — Здесь, девушка, виноват, извиняюсь, гражданочка, случается, убивают!
Из худ. к/ф-ма «Трое суток после бессмертия»
<<•><><•>>
      <<•>> Вера, вы всё про всех знаете...
       — Такая профессия!
Из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы, женщины, можем делать с мужчинами всё, что хотим! Это что-то!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Головка чуть-чуть приподнята, глаза немножко опущены, здесь всё свободно, плечи откинуты назад, походка свободная, от бедра! Раскованная свободная пластика пантеры перед прыжком! Мужчины такую женщину не пропускают!
Из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Жалко мне эту дурочку! Промурыжишь ты её до сорока лет, как меня мой Володька, и бросишь.
Из худ. к/ф-ма «Осенний марафон»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты страшный человек! Непонятный! Зачем ты это делаешь?
      — Маш, прости! Когда-нибудь!
      — «Когда-нибудь»! После твоей смерти!
Из худ. к/ф-ма «Земля Санникова»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я не хочу умирать!
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
      Вечный покой – для седых пирамид.
      А для звезды, что сорвалась и падает,
      Есть только миг, ослепительный миг.
      А для звезды, что сорвалась и падает,
      Есть только миг, ослепительный миг.
Песня из худ. к/ф-ма «Земля Санникова»
<<•><><•><><•>>
sexy_teens_p03_2m2cz.jpg231653413_huge_1_.jpg
icon1.gif ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

      А самое большое счастье – это уверенность в том,
что тебя любят…
Из жизненного опыта тех, кого любили
<<•>>
      Если бы у меня был свой собственный мир, в нём всё было бы чепухой. Ничего не было бы тем, что есть на самом деле, потому что всё было бы тем, чем оно не является, и наоборот, оно не было бы тем, чем есть, а чем бы оно не было, оно было.
Льюис КЭРРОЛЛ (наст. имя – Чарльз Чарльз Лютвидж Доджсон),
«Приключения Алисы в Стране чудес»

      Такие вот дела!..
      Но как бы там ни было, книгой в книге «Расколотое небо» мы завершили эссе «Гомосексуализм в силовых структурах: армия, флот, МВД, военная разведка, контрразведка, госбезопасность» и закрываем эту тему.
      Безусловно, всё, о чём повествовалось здесь, далеко не исчерпывает ни тему, ни рассказ об этом. Как не исчерпывает роман о жизни какого-то поколения рассказ о всём человечестве. Новые поколения вступают в жизнь, и думают, что они своё повествование ведут по-особому. Хотя многое из того, что они познают, существовало не одно тысячелетие и до них...
      Нет, не случайно, а намеренно я приводил между главами не только афоризмы великих, но и красивые выдержки из книг вполне определённых авторов, диалоги из художественных кинофильмов. Надо просто понять, что мир би- и гомоориентированных мужчин и женщин столь же широк, огромен и разнообразен, как и мир мужчин и женщин с традиционной сексуальной ориентацией. Они так же любят, предаются страстям и хотят быть счастливыми. Все! Исключений не бывает! Ибо жизнь каждому даётся лишь одна! Вот и всё! Это ведь так просто!..
      Что касается пресловутых гей-парадов, то, как полагаю, это всего лишь попытка заявить о наличии проблемы в обществе. Стоит ли их опасаться? Сомневаюсь! Почему с политическими лозунгами можно выходить на улицы, а с радужными флагами нет? Почему нельзя перед школами выставлять плакаты, типа: «Гомосексуализм – разновидность нормы!» или там: «Чайковский тоже был геем!»? Неужели нам не жалко подростков, которые, не понимая, что их сексуальная направленность на однополые желания, фантазии и отношения не зависит от их выбора и, таким образом, корреляции не подлежат, которые, видя отношение общества, собственных родителей к таким, как они, но открывшими уже в себе такие влечения, полагая, что они поэтому – бесы, ненормальные, изгои, – кончают жизнь самоубийством в петле или прыгая с крыши многоэтажки? А ведь и они могли бы быть по-своему счастливы! К сведению: в странах, где на парней, гуляющих и живущих с парнями, не обращают внимания, считают это нормой, практически отсутствует подростковый суицид! А ежели кто-то станет доказывать, что гей-парады – это «агрессивная пропаганда гомосексуализма», которая ещё больше вовлечёт в ряды «голубых» подростков и юношей с неокрепшей психикой, так на один гей-парад проведите 10-30 гетеро-парадов! А потом подсчитайте, сколько гомосексуалистов отказалось от однополой любви и стало любить женщин! И сразу станет ясной вся абсурдность подобных «аргументов»! Как только общество поймёт равнозначность сексуальной ориентации и примет сие за норму, так и надобность во всевозможных гей-парадах отпадёт!
      Не собираюсь возвращаться к этой теме, поскольку всё, что я знал, я выложил в на страницах этого эссе. Хотя, если честно, я вообще не собирался затрагивать этот вопрос, чтобы не будить зверя в моих однокурсниках, друзьях и знакомых. А потом махнул рукой: когда это меня интересовало «что скажет вся улица и княгиня Марья Алексеевна»? И задумал сей рассказ как небольшую главку. Но поскольку открывшийся обильный материал показал глубину проблемы, мне показалось, что необходимо об этом остановиться подробно. (У Жана де Лабрюйера вычитал: «Беда, когда у человека не хватает ума, чтобы хорошо сказать, или здравого смысла, чтобы осторожно промолчать». Я, вероятно, отношусь ко второму типу!) 
      Возможно, получилось у меня не совсем полно и не так, как многие бы этого хотели! Не сомневаюсь, люди традиционных взглядов станут обвинять меня в гомофилии, парни гомосексуальной ориентации – что я так до конца и не понял их сущности. Как писал Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, «В деле распространения здравых мыслей не обойтись, чтобы кто-нибудь вас паскудой не назвал».  Ему вторит очень агрессивный политик середины ХХ века, чьё имя лишний раз называть здесь не хочется: «Быть нейтральным означает быть проклятым всеми воюющими сторонами».
      Выводы? Пусть читатели, кто нашёл в себе силы одолеть сие небольшое исследование, делают выводы сами на основе своего жизненного и сексуального опыта, своих пристрастий и... не исключаю, тайных воззрений. («Моя давнишняя мечта, чтобы в один день над всеми “пидорасами” зажглась бы лампочка. Вот бы все страшно удивились. Многие удивились бы, посмотрев на себя в зеркало». Эдуард Мишин.) Повторяю: тема закрыта. Чтобы вернутся к этому ещё раз, надо мне быть поражённым какой-то историей, и не только как литератору, но и как человеку.
      Единственное, чего бы мне хотелось добиться этой публикацией, чтобы люди научились слушать и понимать друг друга. И осознали: изменить другого, тем более в такой области, как заложенная изначально секс-ориентация, НЕВОЗМОЖНО! За тысячелетия человеческой истории это ещё не удалось никому: ни государству с его законами, ни религии с её мракобесием, ни медицине с её медикаментами, психушками и электрошоком, ни морали с её запретами, ни нравственности с её поучениями, ни родителям с их стремлением сделать хорошо своему чаду, ни индивидууму с его желанием соответствовать какому-то общему стандарту – НИКОМУ! В связи с этим нелишним будет ещё раз напомнить высказывание великого Франсуа Вольтера: «Попытайтесь хоть в чём-то измениться сами! И, может, тогда вы поймёте, сколь тщетны ваши попытки изменить других!»
      Вот это я и хотел донести до моих читателей! Иной цели я перед собой и не ставил...
      Насколько мне это удалось (или не удалось), судить не мне... Однако мне известно, что публикация этого материала дала возможность как-то понять своих самых близких, о которых родителям и дедушке вдруг открылась правда об их любимых сыновьях, внуке. Я знаю два таких случая. Быть может, их было больше... Даже если это только два случая... значит, я всё-таки работал не зря!.. (Одно такое письмо можно было прочесть в эпизоде 51 «Зарниц...»)
       Выражаю благодарность профессору МГУ N* (за суждения и подборку специальных произведений художественной литературы), профессору ГИТИС N*2 (за пожелания и список фильмов, из которых почерпнуты цитаты), профессорам N*3 и N*4 Харьковского Медицинского института (за высказанные замечания с точки зрения сексопатологии и медицины, поддержку в работе). Все эти уважаемые преподаватели (среди которых один, носит академическую мантию) оказались моими первыми читателями данного эссе, однако пожелали остаться неназванными, хотя по своей сексуальной ориентации принадлежат к гетеросексуалам, имеют семьи, но посчитали, что тема, которую я начал освещать, вполне заслуживает внимания широкого круга читателей и общественности.
      Особую благодарность хочется выразить моим первым рецензентам: полковнику ГРУ в отставке N*5 и подполковнику КГБ в отставке N*6 за внимательное прочтение текстов специальных разделов, относящихся к спецслужбам и ведению следствия. Их мнение оказалось для меня немаловажным.
      Спасибо авиационному командиру высокого ранга N*7 и опытному политработнику N*8, которые посвятили многие годы воспитанию офицеров и курсантов, за высказанные пожелания и понимание в необходимости поднять проблемы, описанные в данном разделе.
      Я благодарен своим однокурсникам и всем ХВВАУЛьцам за то, что, хотя и не высказывали никаких суждений по описанной тематике, но, по крайней мере, и не протестовали, не ругали, что данный материал нашёл место на сайте нашего курса. Возможно, все, кто меня знал, просто поняли, что от намеченного я всё равно не отступлю, так какой смысл распинать меня в письмах...
      Признателен я и читателям, которые однажды при значительном перерыве в публикации очередной части (из-за моей лени, должен признаться), своими письмами побуждали меня к работе. Если бы не они, возможно, я бы до сих пор был бы на полпути к завершению книги.
      Спасибо всем за всё!
      Что касается меня, то мне просто самому стало интересно: а смогу ли я обо всём этом написать? Сейчас, перечитывая отдельные места, думаешь: неужели я смог?.. Как? И это написал тоже я?..
       19.jpgВдогонку:

      ••>> Мы все стоим на краю пропасти, каждый миг, каждый день. На краю пропасти, которую мы перейдём. Наш выбор не в этом. Наш выбор в том, хотим мы биться и вопить или хотим открыть наши глаза и сердца тому, что произойдёт, если мы начнём падать...
Из америк. худ. к/ф-ма «Похищенные»

      Ниже напоследок идёт подборка афоризмов и диалогов из художественных фильмов, которые, пожалуй, можно отнести как к последней главе, так и ко всей книге в целом... (Читать не обязательно.)
476532838_huge_1_.jpg0172112001223061844.jpg

 Pro memoria31
 
      <<•>> Вы должны любить то, что делаете, и делать то, что любите.
Рей БРЕДБЕРИ
<<•><><•>>
      <<•>> Бедняги гомосексуалисты! Им приходится сражаться сразу на двух фронтах. Против мужчин и против женщин.
Эрих Мария РЕМАРК
<<•><><•>>
      <<•>> Хочу с тобою встретиться –
                   Живу мечтой одной.
                   А ты как дождик в августе
                  Проходишь стороной!
      Из самых грустных песенок
      Всего грустнее эта:
      О письмах неотвеченных,
      О чувствах без ответа!
Песня из худ. к/ф-ма «Матрос с “Кометы”», сл. М. Матусовского
<<•><><•>>
      <<•>> — В Венесуэле я могу быть вам полезнее, чем он!
      — По ночам наверняка!
      — Днём тоже!
Из фр. худ. к/ф-ма «Хищники»
<<•><><•>>
      <<•>> — Благодарю вас! Как за что?! «За тайные мучения страстей!» Ещё за что? М-м-м... «За горечь слёз, отраву поцелуя!»
Из худ. к/ф-ма «Покровские ворота»
<<•><><•>>
      <<•>> — Живут не для радости, а для совести!
Из худ. к/ф-ма «Покровские ворота»
<<•><><•>>
      <<•>> — Начальник охраны казино... Что вы о нём знаете?
      — Прикидывался мачо, а когда его трахали, вопил, как девчонка!
Из америк. худ. к/ф-ма «Пророк»
<<•><><•>>
      <<•>> — Имей в виду: здесь нужен бобос! Или отсос! Как хочешь!
Из америк. худ. кинокомедии «Я люблю тебя, Филипп Морис!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Два человека встречаются взглядом и мир переворачивается...
Из худ. сериала «Ермоловы»
<<•><><•>>
      <<•>> — Подумаешь, принц нашёлся! А ещё матрос называется!
Из худ. к/ф-ма «Укротительница тигров»
<<•><><•>>
      <<•>> — Интересно, снял ли он кого-нибудь из этих с усиками?
Из америк. худ. к/ф-ма «Военный охотник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ты бы, мальчик, штаны одел – глупо выглядишь!
Из худ. к/ф-ма «Ветер с востока»
<<•><><•>>
      <<•>> — С какой целью вы приехали в Палестину, мистер Стоун?
      — Для удовольствия!
      — В настоящее время эту страну трудно назвать приятной. Вы выбрали странный момент!
      — У некоторых из нас странные удовольствия!
Из америк. худ. к/ф-ма «Откинь гигантскую тень»
<<•><><•>>
      <<•>> — Готберг, ответь мне честно! Тебе нравится твой командир?
      — Да, сэр!
      — Я тебя тоже люблю!
Из америк. худ. к/ф-ма «Спартанцы Вьетнама»
<<•><><•>>
      <<•>> — Как тебя зовут?
      — Может, ты меня просто трахнешь?
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ненавижу презервативы!
      — Да, я тоже! Ни черта не чувствуешь!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Твой папаша похож на петуха!
      — Есть немного!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Перевернись! Мне нужно ощипать твой зад!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Лу! Этот извращенец пытался меня орально изнасиловать!
      — Какого чёрта, старик? Ты гость в моём доме и орально насилуешь?
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Греховная природа человека – вот что мешает миру на земле!
      — Ерунда! Я боюсь то, что думает Барбара сегодня, Гомер будет думать завтра!
Из худ. к/ф-ма «Русский сувенир», 1960 г.
<<•><><•>>
      <<•>> Устаёшь ждать, но насколько хуже было бы, если бы ждать стало нечего.
Бернард ШОУ
<<•><><•>>
      <<•>> «Ты умираешь безвинно», — говорила Сократу жена.
      Он возразил: «А ты бы хотела, чтобы заслуженно?»
Диоген ЛАЭРТСКИЙ
<<•><><•>>
      <<•>> Смертелен каждый путь, каким бы ты ни шёл,
       Но путнику прямой особенно тяжёл.
аль-МААРРИ
<<•><><•>>
      <<•>> Стоит жизнь того, чтобы жить или нет, это единственно серьёзный вопрос.
Альбер КАМЮ
<<•><><•>>
      <<•>> У каждого в жизни есть кто-то, кто никогда не отпустит тебя, и кто-то, кого никогда не отпустишь ты…
Из виртуальных истин
<<•><><•>>
      <<•>> Ничего не бойтесь – всё уже было!
Из вечного
<<•><><•>>
      <<•>> Ничто так не ранит человека, как осколки прошедшего счастья.
Из неоспоримого
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь стоит того, чтобы ждать. Жизнь стоит того, чтобы жить.
Из понятого
<<•><><•>>
      <<•>> Любовь забыть нельзя. Её можно только потерять.
Из проверенного
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь прекрасна, даже когда по щекам текут слёзы.
Из осмысленного
<<•><><•>>
      <<•>> У счастья нет прошлого. У счастья нет будущего. У счастья есть только настоящее…
Из доказанного
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь настолько хороша, что в ней я не хочу отказываться ни отчего, даже от боли!
Рихард ЗОРГЕ
<<•><><•>>
      <<•>> Нелепо, смешно, безрассудно,
      Безумно, волшебно.
      Ни толку, ни проку,
      Не в лад, невпопад совершенно.

      Приходит день, приходит час,
      Приходит миг, приходит срок
      И рвётся связь,
      Кипит гранит, пылает лёд,
      И лёгкий пух сбивает с ног –
      Что за напасть.

      И зацветает трын-трава,
      И соловьём поёт сова,
      И даже тоненькую нить
      Не в состояньи разрубить
      Стальной клинок,
      Стальной клинок...
Юлий КИМ, Песня волшебника из худ. к/ф-ма «Обыкновенное чудо»
<<•><><•>>
      <<•>> Ты живёшь непонятый другими, и умрёшь не понятым. Это – общий закон.
Александр ЗИНОВЬЕВ, «Иди на Голгофу»
<<•><><•>>
      <<•>> Раньше я думал, что чудаки это те, кто делают странные вещи. Теперь я знаю, что это те, кто называют других странными.
Сэр Пол МАККАРТНИ
<<•><><•>>
      <<•>> Жизнь редко бывает настолько невыносимой, какой она должна была бы быть, судя по фактам.
Брукс АТКИНСОН
<<•><><•>>
      <<•>> Когда из миллиардов вариантов вдруг получаешься ты – искра, которая через отведённое время обречена погаснуть, то жизнь – это и священный дар, и величественная трагедия, в которой человек просто обязан сберечь свою духовную сущность – непременную тягу к осмысленности.
Эргали ГЕРА
<<•><><•>>
      <<•>> Приходит срок и вместе с ним
      Озноб и страх, и тайный жар,
      Восторг и власть.
      И боль, и смех, и тень, и свет –
      В один костёр, в один пожар,
      Что за напасть?

      Из миража, из ничего,
      Из сумасбродства моего
      Вдруг возникает чей-то лик
      И обретает цвет и звук,
      И плоть, и страсть,
      И плоть, и страсть...

      Нелепо, смешно, безрассудно,
      Безумно, волшебно.
      Ни толку, ни проку,
      Не в лад, невпопад совершенно...
Юлий КИМ, Песня волшебника из худ. к/ф-ма «Обыкновенное чудо»
<<•><><•>>
      <<•>> — Желаю, чтобы все!
Из худ. к/ф-ма «Собачье сердце»
<<•><><•>>
      <<•>> — Неизвестно, каким будет мужем мужчина, пока не выйдешь за него. Это одна из гадостей брака.
Из худ. к/ф-ма «Пуаро. Смерть за облаками»
<<•><><•>>
      <<•>> — В каждом человеке есть что-то звериное.
Из польск. худ. к/ф-ма «Гангстеры и филантропы», 1964 г. 
<<•><><•>>
      <<•>> — Виноват всегда тот, кого облили дерьмом! В конце концов, ему отмываться!
Из худ. к/ф-ма «ТАСС уполномочен заявить»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я хочу есть!
      — А мне нравится этот парень!
Из фр. худ. к/ф-ма «Бег зайца через поля»
<<•><><•>>
      <<•>> — А ты знаешь, чья она жена? (Шепчет)
      — Он же гей!
      — Поэтому она и его жена!
Из худ. сериала «Предлагаемые обстоятельства»
<<•><><•>>
      <<•>> — Привет! Как жизнь?
      — Какого чёрта?
      — Что?
      — Ты поцеловал меня в губы?
      — Прости, я не хотел будить твои скрытые чувства!
      — Они не проснулись! Просто мне казалось, я имею право не ощущать вкус твоих губ на своих!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Каждый хочет быть особенным!
      — Особенно ты!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Доверься мне! Ты поверил в меня, а я поверю в тебя! У нас всё получится! Ложись!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Этот парень – просто животное, мчащийся поезд, настоящий зверь!
      — Да, ты прав! Но он отлично целуется!
Из америк. худ. сериала «Калифрения»
<<•><><•>>
      <<•>> — Слушай, хватит в меня сзади своей винтовкой тыкать!
      — Вообще-то, это не винтовка, Джордж!
Из америк. худ. к/ф-ма «Большая красная единица»
<<•><><•>>
0_14233600_1217859045.jpg0_19883100_1287857502.jpg
     
      <<•>> — Слушай, геи биологически не способны хранить секреты, кроме того, что они – геи! Это они скрывают. Может, вся сила уходит на их секрет, а когда дело доходит до других...
Из англ. худ. сериала «Отель “Вавилон”»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я вот тоже, пить – не пью, насчёт баб тоже не интересуюсь!
Из худ. к/ф-ма «Ветер», 1959 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Ваше пренебрежение историей этой академии и историей театра оскорбительна! Во времена Елизаветы, когда закон запрещал женщинам появляться на театральных подмостках, мужчины восполняли вакуум. Имеет ли отношение вся эта болтовня к вашей неустойчивой сексориентации или ориентации ваших бойцов?
      — Моя сексориентация не вызывает у меня сомнений!
Из америк. худ. к/ф-ма «Был бы мир моим»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я не трус, но я боюсь! Боюсь, смогу ли я, способен ли?
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<•><><•>>
      <<•>> — Люди пялятся на нас!
      — Смотри
[на них]
      — Они просто завидуют мне, что я – с лучшим парнем в городе!
      — Люди не способны меняться!
      — Если испытают это – смогут!
      — Идём!
      — Куда?
      — Менять людей!
Из америк. худ. к/ф-ма «Был бы мир моим»
<<•><><•>>
      <<•>> — Если вам нужна их любовь, то они без вас без ума!
      — А вам любовь уже не нужна?
Из худ. к/ф-ма «Доживём до понедельника»
<<•><><•>>
      <<•>> — Нет! Я не могу! Что вы! Я просто не могу!
      — Мальчика нашли себе, что ли?
Из худ. к/ф-ма «Полосатый рейс»
<<•><><•>>
      <<•>> — Хорошо, что никто не видел, как ты в бассейне срывал с меня одежду! Пошли бы разговоры...
      — Ну, разговоры всегда ходят!
Из англ. худ. сериала «Шерлок Холмс», 2009 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Это ужасно, ужасно! Я так любил этого человека!
Из худ. к/ф-ма «Чёрная вуаль»
<<•><><•>>
      <<•>> — Сарделька, сосиска, редиска, Навуходоносор, петух гамбургский!
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Скоко я зарезал, скоко перерезал, скоко душ я загубил!..
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Слушай, доцент, ты был когда-нибудь маленький?
       — Был.
       — У тебя папа, мама был?
       — Был.
       — Зачем ты такой злой, зачем, как собака?
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
     <<•>> — Что он теперь подумает?
       — А чего ему думать? Завидовать будет!
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
     <<•>> — А что вы так на меня смотрите, отец родной? На мне узоров нету, и цветы не растут!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Задавлю, шляпа!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — И зачем я открылась этому святому человеку?!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Молви ещё раз, ты не демон?
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Оригинальный вы человек!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Не приставай к царю!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Отвечай что-нибудь, видишь, человек надрывается!
       — Гитлер капут!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Отворяй, собака!
       — А кому это он?
       — Вам!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — Сейчас милиция разберётся, кто из нас холоп!
Из худ. к/ф-ма «Иван Васильевич меняет профессию»
<<•><><•>>
     <<•>> — А я такая подруга!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
     <<•>> — Вам ясно?
       — Нет, скорее туманно!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Если бы вы только знали, какие гадости он мне говорит! Порядочная женщина не выдержала бы и пяти минут.
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Бэтти, на протяжении жизненного пути всякого мужчины встречаются роковые мгновения, когда он беспощадно рвёт со своим прошлым и в то же время трепещущей рукой сбрасывает таинственный покров будущего.
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Дон Педро, ох! Это был такой мужчина, ох! Это что-то!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Почему мой маленький пупсёночек не обнимет своего маленького кригсёночка?..
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Нет, вы меня ещё не разгадали, я не похожа на других женщин.
       — Как я это чувствую!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мы – пас, у нас работа.
       — Это работе не помешает!
Из худ. к/ф-ма «Осенний марафон»
<<•><><•>>
      <<•>> — Однажды будет чёрный президент. Однажды будет президент-гей. Возможно, однажды будет чёрный президент-гей. Но вот одну комбинацию я не считаю возможной: гей, чёрный и мёртвый.
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что скажете, ваше высочество?
      — Эфеат, мсье уже выбрал мальчика! Идите сюда!
      — Какой очаровательный херувим!
Из худ. к/ф-ма «Ватель»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я не знаю, что нужно делать, не знаю, что хорошо. Я следую своим инстинктам.
Из фр. худ. к/ф-ма «Время прощания»
<<•><><•>>
      <<•>> «Нет на свете печальней измены, чем измена себе самому».
Песня из худ. к/ф-ма «Служебный роман»
<<•><><•>>
      <<•>> — Природа, обними меня!
Из худ. к/ф-ма «Анна на шее»
<<•><><•>>
      <<•>> — Скажите, доктор, может ли мужчина, любящий женщин за три недели превратиться в гея?
      — Его гомосексуальность накапливалась долгими годами. Но обстоятельства, маленький толчок и взрыв! Нет ничего удивительного, что ваш муж вёл двойную игру.
Из фр. худ. к/ф-ма «Орёл или решка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я начинаю чувствовать на себе повышенное внимание. Сергей смотрит на меня, как будто я изобрёл задницу!
Из фр. худ. к/ф-ма «Орёл или решка»
<<•><><•>>
      <<•>> — Перед любовью все равны!
Из худ. к/ф-ма «Богдан Хмельницкий»
<<•><><•>>
      <<•>> — Твоя семья знает, что ты – гей?
      — Нет, боюсь, что моя семья не поймёт!
Из английск. худ. к/ф-ма «Пронзающий тьму»
<<•><><•>>
      <<•>> — Встань, преторианец! Ради своего бога не веди себя как свинья! Своим поведением ты выказываешь неуважение. Твоему богу это не понравится! Бегаешь за мальчиками и унижаешь девушек! А ты, герой, послушай моего совета! Лучше бегай за девчонками и не приближайся к мужчинам, а то накличешь беду!
Из итал. худ. к/ф-ма «Последние дни Помпеи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Рядом с тобой я чувствую себя нормальным. Пожалуйста, Даниэль! Будем друзьями. Будем друзьями!
Из испанск. худ. к/ф-ма «Я тоже»
<<•><><•>>
      <<•>> — Посмотри на мордочки этих щенков, Шрёдер! Они так любят песни Хорста Весселя! Хорст Вессель был сутенёром, который Гитлеру мальчиков приводил таких, как они. Его убили в драке за одну бл*дь в Берлине... Песенка и стишки сутенёра-педика стали гимном гитлеровской партии! С ума сойти! Правильно, Шрёдер? Или ты не хочешь салаг расстраивать?
Из америк. худ. к/ф-ма «Большая красная единица»
<<•><><•>>
      <<•>> — А что там у Тони?
      — Он занят своими новыми партнёрами!
      — Кто они?
      — Русские, кажется.
      — Надеюсь, он знает, что делает?
      — У него всё под контролем!
Из англ. худ. сериала «Отель “Вавилон”»
<<•><><•>>
      <<•>> — «Когда два сердца бегут на перегонки, выигрывают оба!»
Из америк. худ. к/ф-ма «Я люблю тебя, Филипп Морис!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Всё, что ты хочешь, позволить нельзя! Извини!
Из америк. худ. сериала «Подпольная империя»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я – не гей!
      — Правда? Это объяснило бы страх перед женитьбой. И наличие любовника! Вы – бисексуал?
      — Нет, я – «натурал»! А тот, которого вы встретили, это он гей! Он в меня влюбился и я переехал!
      — Через три года?
      — Всё бывает! Вы не обязательно гей, даже если спите с геем!
      — Мы не спали вместе! Причём тут всё это?
Из америк. худ. сериала «Доктор Хаус»
<<•><><•>>
      <<•>> — Подружки у вас нет?
      — Подружки – не моя сфера, простите, Джон!
      — Понятно! А дружок есть? Это теперь нормально!
      — Сам знаю.
      — Так, дружок есть?
      — Нет.
      — Ну ладно, хорошо. Вы, как и я, одиноки! Понятно!
Из англ. худ. сериала «Шерлок Холмс», 2009 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — «Холостяк Джон Ватсон...» Погоди-ка, на что они намекают? «...и его постоянно видят в компании холостяка Джона Ватсона... убеждённого холостяка Джона Ватсона...» Мы должны вести себя осмотрительнее!
      — Осмотрительнее? О чём ты?
Из англ. худ. сериала «Шерлок Холмс», 2009 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Тебя это беспокоит? Что скажут люди обо мне?
      — Да.
      — Тебя-то это почему волнует?
Из англ. худ. сериала «Шерлок Холмс», 2009 г.
<<•><><•>>
      <<•>> — Господи, я ведь мужчина!..
      — У каждого свои недостатки.
Из америк. худ. к/ф-ма «В джазе только девушки»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что смущает, Кэмпбл?
      — Ничего! Нам выпала хлопотная ночка! Не выспались! Да, Пол?
Из америк. худ. к/ф-ма «Ромовый дневник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Противный! Я вдруг оценил, как ты хорош!
Из америк. худ. к/ф-ма «Ромовый дневник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что, Филиппок? Уже тошнит от этих баб?
Из худ. сериала «Чёрные волки»
<<•><><•>>
      <<•>> — Не одобряю вашу половую жизнь! Никакой культуры половых отношений!
Из худ. сериала «Лето волков»
<<•><><•>>
      <<•>> — Но в задний проход я тебя засуну! Обязательно засуну!
      — А чего меня туда засовывать? Я и так там безвылазно сижу!
Из худ. сериала «Ялта-45»
<<•><><•>>
      <<•>> Два друга на берегу моря:
      — Женечка, ты посмотри только вон туда! Как мы с тобой мало наслаждаемся природой!
      — Это что за лирический припадок некстати?
      — «Удивлённый, стал не берегу, и уйти отсюда не могу!..»
      — Да пошёл ты, Валька! Я тебе серьёзно, а ты!..
      — Женя! А я до чего серьёзно с тобой разговариваю! Я же открываю тебе самое сокровенное! Я очень... люблю!
      — Кого, а? Ну!
      — Ну как, кого? Тебя, конечно!
Из худ. к/ф-ма «Аттестат зрелости», 1954 г.
<<•><><•>>
      <<•>> В НАШЕМ мире смеются, не плачут…
     Говорю я тебе, не шутя…
      Я люблю тебя, а это значит –
      Я возьму твою боль на себя!..

      В НАШЕМ мире мы счастливы будем!..
      И сплетая любовью сердца,
      Веря в чудо и, взявшись за руки,
      Мы пройдём этот путь до конца!..
NN
<<•><><•>>
      <<•>> — Особенно бурно развивается в организме, ослабленном никотином, алкоголем...
      — Излишествами нехорошими…
Из худ. к/ф-ма «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика»
<<•><><•>>
      <<•>> — Хороший мальчик!
Из худ. к/ф-ма «Бриллиантовая рука»
<<•><><•>>
      <<•>> — Ну, мальчик! Разве это плохо? Кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень.
Из худ. к/ф-ма «Двенадцать стульев»
<<•><><•>>
      <<•>> — Женский туфли хочу! Три штуки! Размер сорок два, сорок три, сорок пять.
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Девочки, а вы случайно не ошиблись?
      — Заходи, дядя. Ну, чего уставился?
      — Застукают нас здесь! В дамский <туалет> идти надо!
Из худ. к/ф-ма «Джентльмены удачи»
<<•><><•>>
      <<•>> — Мерзавец! Назвать даму сэром!
Из худ. к/ф-ма «Здравствуйте, я ваша тётя!»
<<•><><•>>
      <<•>> — Оказывается, в любви главное – это возможность, не раздумывая, отдать свою жизнь за другого! Интересно попробовать!
Из худ. к/ф-ма «Формула любви»
<<•><><•>>
      <<•>> — Никакое это не произведение, а Содом с Гоморрой!
      — Разве их две? Вроде одна.
      — Чего одна?
      — Одна Гоморра!
Из худ. к/ф-ма «Формула любви»
<<•><><•>>
      <<•>> — Вот молодец! Лихой казак! Люблю таких!
Из худ. к/ф-ма «Кубанские казаки»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я не хочу говорить ни о каком адвокате! А кого и где трахать, я сам решу!
Из худ. сериала «Краткий курс счастливой жизни»
<<•><><•>>
      <<•>> — Так значит, вы танцевали! Да? А потом? До четырёх часов танцевали?
      — Я хотел... То есть Том уговорил меня... Мне ведь уже восемнадцать лет, а я ничего не знал, что это такое – заниматься любовью...
      — Ну, рассказывай дальше!
      — Том с Джулией пошли в спальню, а меня с Джоан оставили в гостинной...
      — Роджер!..
      — Мамочка! Ничего в этом такого нет! Это даже противно!
      — Бедный мальчик!
      — А что? Рано или поздно это должно было случиться!.. Ничего в этом нет! Почему вокруг этого такая шумиха?
Из худ. к/ф-ма «Театр»
<<•><><•>>
      <<•>> — Уж больно мне твой Петруха по душе!
Из худ. к/ф-ма «Белое солнце пустыни»
<<•><><•>>
      <<•>> — Не гони! Я с бабами не работаю!
Из худ. сериала «Ликвидация»
<<•><><•>>
      <<•>> — Чтобы я когда влюбился!.. Не дождутся они от меня!
Из худ. к/ф-ма «Девчата»
<<•><><•>>
      <<•>> — Что вы в мою личную жизнь носы суёте!
Из худ. к/ф-ма «Девчата»
<<•><><•>>
      <<•>> — В нашей стране любят всех ребятишек. Рожайте себе на здоровье, сколько хотите: чёрненьких, беленьких, красненьких, хоть голубых, хоть розовеньких в полосочку, хоть серых в яблочко.
Из худ. к/ф-ма «Цирк»
<<•><><•>>
      <<•>> — Видали?
      — Женский пол.
      — Крупнейшая ошибка моей жизни! 
Из худ. к/ф-ма «Неподдающиеся»
<<•><><•>>
      <<•>> Кровью сталь клинка согрета,
      Господи, за что мне это?
      Всё забрал, всего лишил,
      Душу вынул, боль вложил.

      То ли плаха, то ли храм,
      То ли ангел, то ли бес.
      Если мир летит к чертям,
      Совесть – самый тяжкий крест.
Песня из худ. к/ф-ма «Статский советник»
<<•><><•>>
      <<•>> — Я нашёл её!
        — Что?
        — Вечность. Это солнце, слившееся с морем...
Артюр РЕМБО – Полю ВЕРЛЕНУ
<<•><•><>><<><•><•>>
fs619000_3.jpg1289299009_podborka_34.jpg
      Напоминаем, что оценить представленный материал вы можете не только в комментариях, но и с помощью выставления оценки ЛУЧШИЙ-ХУДШИЙ  (по пятибальной шкале) и нажав клавишу РЕЙТИНГ вверху страницы. Для авторов и администрации сайта ваши оценки чрезвычайно важны!
______________________
      1 Rerum omnium magister usus (лат.) – Во всех делах наставник – опыт.
      2 Stultus non succuritur (лат.) – глупость непростительна.
      3 Aetatis cuisque notandi sunt tibi mores (лат.) – в любую пору жизни нужно следить за своим поведением (так советовал Гораций).
      4 Внимание! Не вздумайте произнести эту фразу с закрытыми глазами, сознательно вслух, вслушиваясь в каждое слово – в течение ближайших семи лет это может привести несчастье в ваш дом вам или тем, кем вы дорожите!
      5 Хун-Цзычен – китайский писатель ХVII века, автор сборника афоризмов «Вкус корней».
      6 Similis simili gaudet (лат.) – Подобный подобному радуется (из Макробия).
      7 М.Ю. Лермонтов «Сашка».
      8 Mutato nomine (лат.) – Под другим именем.
      9 Рихард Зорге – советский военный разведчик, глава резидентуры ГРУ «Рамзай» в Японии в 1930-40х гг. Казнён в Токио 7 ноября 1941 г.
      10 Хуан Мануэль.
      11 Verba magistri (лат.) – букв. «слова учителя»; слова авторитетного человека.
      12 Beatus ille, qui procul negotiis (лат.) – блажен тот, кто вдали от дел (из Горация).
      13 Фраза из тел. сериала «Место встречи изменить нельзя».
      14 Ex uno disces omnes (лат.) – по одному можно понять всё.
      15 Ignoramus et semper ignorabius (лат.) – Не знаем и никогда не узнаем.
      16 Слова, выделенные подчёркнутым курсивом, в машинописный текст исполнителем вписаны от руки. Таким образом даже сотни раз проверенные машинистки не могли быть в курсе всего, о чём и о ком говорилось в этом документе.
      17 Ego te intus et in cute novi (лат.) – знаю тебя и изнутри, и в новой шкуре… (Это выражение Персия означает то же, что и русское «Вижу тебя насквозь».)
      18 Acquo Jove (лат.) – если угодно Юпитеру.
      19 Остросюжетный художественный фильм «Живая мишень».
      20 Сакварлис саплавс ведзебди (груз.) – Я могилу милой искал...
      21 В те годы экспертизы голосовых сообщений, методики идентификации голоса ещё не существовало. И, как разведчику, Эдду это было хорошо известно. Впрочем, как и генералу...
      22 Malum consilium est, quod mutari non potest (лат.) – Решение плохо, коль нельзя переиначить.
      23 Ream linguam non facit nisi mens rea! (лат.) – Язык не виновен, если не виновна мысль!
      24 Credo, ut intelligam (лат.) – Верую, чтобы понимать.
      25 Veritas non querit angulos (лат.) – Истина не ищет углов.
      26 Semper in motu (лат.) – Всегда один и тот же.
      27 Quid sit futurum cras, fuge quaerere (лат.) – не спрашивай о том, что будет завтра.
      28 Non pergam ad cetera! (лат.) – об остальном умолчу!
      29 Astra inclinant, non necessitant (лат.) – звёзды склоняют, но не принуждают. Один из ведущих принципов астрологии.
      30 Mulier nunquam tacet (лат.) – Женщина никогда не молчит. (Шутливый ответ на древнюю заповедь: «В собраниях верующих женщинам должно молчать».
      31 Pro memoria (лат.) – для памяти; в память о ком-либо.